СБОРНАЯ РОССИИ ПО ФУТБОЛУ | СБОРНАЯ СССР ПО ФУТБОЛУ | ОФИЦИАЛЬНЫЙ РЕЕСТР МАТЧЕЙ | САЙТ
ПОИСК
Сборная России по футболу

ОБЗОР ПРЕССЫ / НОВОСТИ


ДЕНИС ДАВЫДОВ: «У АЛЕНИЧЕВА Я БЫЛ МАНЕКЕНОМ. У КАРРЕРЫ — ФУТБОЛИСТ!»

Форвард «Спартака» рассказал, как сотни селфи заставляют проехать свою станцию метро, чего боялся Аленичев и есть ли яйца у Карреры.

«Русский Месси» Денис Давыдов побывал в гостях у «Чемпионата», поиграл в приставку с болельщиком, а после этого дал интервью, во время прочтения которого вам не будет скучно.

— Денис, давайте прямо: вы ярко сверкнули в «Спартаке», но быстро сникли. Почему?

— Да я не сник. Тут комплекс причин. Во-первых, когда ты получаешь по 7–10 минут игрового времени, почти нереально показать себя. Ну вот выпускают в концовке, когда проигрываем. И что? Редко можно за такое время забить или «решить эпизод».

Когда выигрываем — еще хуже. Игра, по сути, закончена. На себя одеяло не надо тянуть, обострять, по сути, тоже. Отработал, сделал пару передач ближнему — и все.

Во-вторых, не снимаю с себя ответственности. Когда только стал регулярно тренироваться с основным составом и выходить на поле, то получал от этого огромное удовольствие. Только вчера ты играл за дубль, а тут условное «Динамо» с Самба и Вальбуэна. Конечно, в какой-то момент я, так сказать, поплыл.

— Серьезно?

— Скажу честно, удержаться очень тяжело. Ты вроде об этом не задумываешься и думаешь, что все хорошо, но, оказывается, плывешь. Я даже ругался со своим агентом (улыбается). Я играл 60 минут, у меня начинало сводить ноги, и меня меняли. Но я был доволен. Ведь я вышел в старте за «Спартак»! Мы выиграли! Я заработал денег! Но мой агент говорил: «Чему ты радуешься?! Тебе 19 лет, а тебя меняют на 60-й минуте из-за того, что ноги сводит». Для того чтобы это все осознать, мне потребовалось определенное количество времени. Но я сумел пересмотреть свое отношение к делу. К тому же я понимаю, что в какой-то мере оказался заложником ситуации. Ведь выходил я играть за «Спартак»! А это сумаcшедшее давление со всех сторон. И справиться с этим не каждый сможет. И как показало время, для меня это было своего рода испытание, которое я преодолел.

— Вы ведь понимаете, что тренеру нет смысла часто ставить 19-летнего парня сразу в старт?

— Согласен, но когда ты не хуже, зачем тебя держать на лавке? Давайте вспомним пример Могилевца, который только приехал в «Рубин». После первых туров как только о нем не писали! Но Биллялетдинов продолжал его ставить в состав и давать игровое время. В результате Пашка поехал на чемпионат мира. И ни у кого не возникло сомнений на этот счет. Так как это было абсолютно заслуженно.

Аленичев боялся говорить правду в лицо, а Якин — мужик с яйцами

— Играть в «Спартаке» вы начали при Якине. Каким он вам запомнился?

— Якин — мужик с яйцами. Я не буду его критиковать, он молодец. Да, играли мы не лучшим образом. Но не получиться у тренера может по миллиону причин. И часто от его уровня они вообще не зависят. Будь моя воля, я бы оставил Якина на второй год.

— Зачем?

— Потому что он объективный и последовательный тренер. При нем справедливости было больше, чем при Аленичеве.

Он ставил тех, кто реально лучше тренировался. Никакого блата, предвзятого отношения, странных решений. Ты сильнее конкурентов на тренировках? Значит, играешь в основе. Все. Если кто-то «кидал якорь», он не выходил на поле.

— А у Аленичева как было?

— Человек две недели вообще не тренируется, а потом попадает в основу. Это нормально? Такая же ситуация была как-то и при Карпине. Веллитон неделю не тренируется — в составе на матч. Хурадо две недели не тренируется — в составе на матч. Якин так никогда не поступал. Если человек не готов к игре, не вкалывал до этого — его никогда не будет в старте. Но, может быть, это какая-то тренерская философия, я не знаю.

Иногда складывалось впечатление, что состав у Аленичева был известен заранее, предрешен. У молодых просто не было шанса туда попасть. И не важно, как именно ты себя проявил. Да, на замену могли выпустить, но не более того.

— Это сильно бесило?

— Конечно! Очень обидно было. Когда ты только попадаешь в основной состав, то первое время ходишь с открытым ртом и широко раскрытыми глазами, но со временем это проходит, и ты смотришь на вещи уже реально. И получается, какой смысл тренироваться неделю за неделей, если все равно тебе не доверяют?

Поймите меня правильно — в первую очередь я ищу причины неудач в самом себе. Но я не могу бороться с несправедливостью. Если суммировать все мои матчи за «Спартак», то наберется матчей 30. Казалось бы, нормально. Но если мы суммируем все минуты, а это порядка 800 минут, то полноценных игр, по 90 минут, получится от силы 8–9.

При этом я отдал 4 голевые передачи и забил 1 гол. По-моему, 5 очков за 8 матчей не самый плохой результат. И это при том, что провел я эти игры на протяжении двух лет!

Многие могут подумать, что я хорошо говорю про Якина только потому, что стал играть при нем. С чем это было связано? Со сменой развития клуба или просто не было нападающих и он был вынужден ставить меня, судить не берусь. Замечу только, что Якин всегда после тренировок говорил с молодыми. Со мной, с Кротовым. Объяснял многие детали, показывал видео: как нужно открываться, как действовать в том или ином эпизоде. Аленичев так не сделал ни разу. Сейчас и Каррера со мной оставался работать. Если честно, то это вдохновляет. Понимаешь, что на тебя рассчитывают!

Одним словом, Якин работал с молодежью. Роликов мы с Муратом десятки посмотрели. В том числе с нарезкой Лионеля Месси.

— То есть швейцарский тренер показывал «русскому Месси» игру настоящего Месси?

— Получается, что так (смеется). Я реально прибавил как футболист под руководством Якина. В плане тех же открываний стал намного больше понимать. Я сейчас смотрю, скажем, матч «Манчестер Сити» — «Барселона» и вижу, что о таком командном движении нам и говорил Якин.

— Вы поэтому уехали в Чехию? Поняли, что с Аленичевым нечего ловить?

— Да. При Якине я приезжал на тренировки с удовольствием, знал, что получу кайф. А при Аленичеве просто манекеном был в манишке. С тем же успехом вы вот могли приезжать в Тарасовку — пользы от этого было бы не меньше, чем от моих стараний. Просто стагнация, никакого прогресса.

Дмитрий Анатольевич — хороший, но слишком мягкий для «Спартака» человек. Часто непонятно, чего он вообще хочет. Вот на первом сборе я честно ему сказал, что хочу уйти. Я хочу играть. Я хочу развиваться как спортсмен. А он мне в ответ: «Подожди, пока мы купим нового форварда». После этого я сразу понял, что на меня не рассчитывают. Что я просто на всякий случай. Ну мне и пришлось ждать… Поэтому затянулся переезд в Чехию.

— Кого ждали?

— Мельгарехо. Только когда он пришел, меня наконец отпустили. А когда я уехал, то Аленичев зачем-то начал рассказывать про мой вес. Да, у меня было два лишних килограмма из отпуска, но я их тут же сбросил!

Но в прессе Дмитрий Анатольевич чуть ли не про 100 килограмм у Давыдова рассказывал. Про то, что в «Спартаке» будут играть только те, кто этого хочет. Поверьте, я очень хочу играть за «Спартак». Да и к тому же я считаю, что это внутренняя кухня. Мы могли бы честно друг с другом поговорить, но вместо этого я все узнаю из прессы. И потом Дмитрий Анатольевич дает интервью, в котором говорит, что Федун в прессе высказал недовольство пятым местом… То есть Аленичев сам выносит сор из избы, но ему не нравится, когда с ним поступают таким же образом.

— Он и про ваше отношение к делу говорил. Вы реально снизили требования к себе?

— Это неправда. Я работал на максимуме. Никакого шаляй-валяй. Даже когда знал, что уезжаю в Чехию, все равно не давал слабины. Понимаете, просто на тот момент я был готов вот так. Если тренера это не устраивало, то просто нужно отпустить в другое место. Там, где это будет устраивать. А не держать на всякий случай.

Я не знаю, зачем Аленичев в прессе выдумывал про меня все эти вещи. Наверное, он просто боится говорить игрокам правду в лицо.

— Давыдов сильнее Зе Луиша?

— Я в себе уверен. Да, Зе набрал неплохую форму, но… Очень жаль, что он получил травму и уже до конца года не сыграет. И если я играю за «Спартак-2» — значит мне чего-то не хватает. Но я считаю, что мой уровень — основной состав «Спартака». Я могу конкурировать и с Зе Луишем, и с Мельгарехо.

На первой тренировке в Чехии мне все кричали: Pozor, pozor!

— Из «Спартака» вы уехали в Чехию, но в футбол там не играли, только лечились.

— Очень не повезло, я очень хотел играть за «Младу Болеслав». А еще — за молодежную сборную России. Я сам попросился сыграть за дубль «Млады», мне говорили: «Не надо, не надо, скоро у нас матч на Кубок». Но, чтобы вызвали в «молодежку», нужна была хоть какая-то практика. Вот я и уговорил тренера выпустить меня.

Выпустили, играю, падаю на ровном месте на плечо… Боль адская, вообще невыносимая. Полтора часа мучился, не мог плечо на место вернуть.

— Здоровый Давыдов порвал бы всех в Чехии?

— Я сначала думал: «Ну чего тут, Чехия, третья команда… Да я королем тут буду!». Ошибался, сильно ошибался. Я очень повзрослел после Чехии. Я сейчас адекватнее, спокойнее воспринимаю многие ситуации.

Знаете, это у нас в России преклоняются перед легионерами, считают, что они обязательно лучше своих игроков. И говорят молодым: «Они сильнее вас! Равняйтесь на них!». В Европе все наоборот. Там таких, как мы, навалом…

И они скорее поставят чеха, чем иностранца. Разумеется, если ты лучше — вопросов нет, будешь играть.

А в России условный легионер из Зимбабве 20 лет от роду уже почему-то считается звездой. Но чем он русских игроков-то сильнее? Да ничем.

— Зачем нужно играть именно в Чехии, что там такого особенного?

— Люди относятся к команде вообще не так, как в России. На тренировку нужно было приезжать за час. Но там почти все игроки были на базе за 2–3. Знаете, что делали? В дартс играли! Развлекались, общались, байки травили… Там футбольный клуб не работа, а реально семья.

Да и посмотрите на Караваева, Ефремова, а сейчас еще и Комличенко. Все играли и в чемпионате, и в Лиге Европы. Согласитесь, это лучше, чем сидеть на скамейке запасных здесь, в России.

Футболисты приезжают завтракать в столовую на базе вместе с детьми и женами! Казалось бы, зачем? Но вот там так принято, по-семейному сидеть вместе. Кстати, чешская кухня вообще классная! Супы, мясо… Хотя вкуснее борща все равно ничего нет. Без него жизнь не жизнь.

Еще в квадратах играли на баночки «колы». Если ты больше всего времени провел «собачкой», то всей команде покупаешь газировку. Бывает, двойной проигрыш или даже тройной — 60 банок. Ну, я пару раз тратился, да (смеется). На двойной попадал, денег скопил — хватило!

— Хотите еще поиграть, полноценно поиграть, в Европе?

— Да. В резюме своем могу поставить галочку напротив пункта «готов к переездам».

— Самая крутая чешская история Дениса Давыдова?

— Я на первых тренировках носился как бешеный. Очень хотел себя показать. Короче, двигаюсь хорошо, забиваю много, в пас играю неплохо. В обычном эпизоде останавливаю мяч, отыгрываю партнеру, точно в ноги.

И тут ребята как заорут: «Позор, позор»!». Я в шоке, ничего не понимаю, думаю: «Вы чего, совсем с ума сошли, что ли?! Мы ведем 2:0, я пас нормальный дал, чего вы позор кричите?!».

Тренировка заканчивается, я иду по улице и вижу, что везде, на знаках, написано «Pozor!». Оказалось, это значит «осторожно». Так что ребята просто мне подсказывали, а не критиковали.

— Милан Барош в 34 года по-прежнему бегает быстрее, чем «Феррари» Райкконена?

— Барош был очень хорошим нападающим. Но сейчас он уже не тот. Все-таки возраст сказывается. Но его уровень мастерства позволяет ему оказаться на поле в том месте, где это нужно.

— Пиво местное оценили?

— Да, но только один раз. Я же спортсмен! Как это было? Незабываемо!

Визит на пивзавод — гарантия первого места «Спартака»

— Раз затронули тему — со «Спартаком» вы несколько раз были на пивзаводе «Трехгорное»…

— Сразу вам самое главное скажу. И очень важное: когда мы приехали на завод с Якином, «Спартак» шел на шестом месте. Так и закончил. Когда приехали на завод с Аленичевым, «Спартак» шел на пятом месте. Так и закончил.

Совпадение? Не думаю!

Ну, сами понимаете, при Каррере мы приехали на завод, будучи лидером чемпионата. Значит, «Спартак» выиграет чемпионат.

— Каррера справедлив, как Якин, или нелогичен, как Аленичев?

— Конечно, первое. Хотя Мельгарехо перед «Уралом» тоже 2,5 недели не тренировался… Но, сложилась проблемная ситуация с форвардами — и Каррера доверился Лоренцо. Итог — гол, незаслуженно отмененный гол, команда выиграла. Какие тут вопросы к Каррере? Мельгарехо забил, «Спартак» победил, «Спартак» на первом месте.

— У Карреры есть яйца?

— Да. Еще какие! И авторитет в команде у него есть. Все понимают и принимают его решения.

— Правда, что у Карреры почти нет установок на матч? То есть быстрый, эмоциональный спич — и все.

— Ну, в принципе, да. Мы на теории соперника и так очень подробно разбираем. Потому перед матчем действительно Каррера заряжает нас эмоциями — и вперед!

Я примерно так себе представлял команды Бердыева. Когда выходишь на матч и понимаешь, что делать. Я всегда думал: «А каково это?». Вот у Карреры тоже все четко: не надо лишних движений, рывков. У тебя есть четкая роль на поле, четкие функции. Их ты и выполняешь.

— Часто говорите Каррере «Грацио, бл…»?

— Я нет, но в команде много шутят, да (смеется). Но сейчас в «Спартаке» в тренде другая фраза: «3:1 — это похороны!».

И Комбаров ведь уже рассказал, что там вообще не «грацио», а «кацио». Ну, это итальянский мат. Вот это слово Каррера часто кричит! Кацио, кацио, кацио!

Промес постоянно говорит: «I’m f.king Quincy Promes!»

— Кто самый крутой футболист «Спартака»?

— Кариока. Понимаю, что многие будут смеяться, — но в плане техники он реально топ. Лучше него в «Спартаке» никто с мячом не обращался. При этом он и в отборе хорош, и поле видит, и ударить может прилично.

— Кариока техничнее Квинси?

— Да. Промес прекрасен, но он больше берет скоростью, резкостью, финтами. Корпусом пару раз двинул, раскачал защитника и мчится к воротам. Но именно с мячом Кариока обращается лучше. Вам почти любой футболист «Спартака», игравший с бразильцем, скажет примерно то же самое. Мы каждый день тренировались с ним, видели все.

— То есть Промес вас не впечатляет?

— Наоборот! Он лучший в «Спартаке» и знает об этом. Квинси крут не только собственно умением играть в футбол. У него бешеная уверенность в себе, идеальный настрой. «I’m Promes, f.king Quincy Promes!» — постоянно повторяет. Еще любит говорить: «Кто, если не я?!». Он вроде и шутит, но на самом деле всерьез говорит. Каким он считает себя — такой он и есть. Поэтому Промес так крут на поле.

Но если что-то подобное скажет русский футболист, сразу начнут говорить: «Звезду поймал, зазнался! Не в себе парень вообще, сумасшедший». А Квинси не стесняется и правильно делает. Играет-то он действительно мощно.

— Видели хоть раз, чтобы Промес не улыбался?

— Неа! Ну очень редко бывает. Он очень сильно переживает за «Спартак». После поражения может прийти в раздевалку и молчать, просто молчать. Бутсы не швыряет, но уходит в себя, ни с кем не разговаривает. Но завести команду тоже умеет.

— Правда, что он называл вас «вонючкой»?

— Чего-чего (смеется)?! А, вспомнил… Ну да, была такая шутка. Мы жили в номере с Кротовым, только заехали в отель, я толком распаковаться не успел, потому моя зубная щетка была не в ванной, а на тумбочке. Квинси увидел только одну щетку и спросил у Крота: «А Давыд, чего, зубы не чистит?!».

Слава и ответил со смехом, мол, нет и все такое. Так Квинси и начал говорить мне: «Hey, stinky!». Ну, «вонючка», на английском. Забавная история, в общем.

Квинси постоянно зависал вместе с нами, играл с Кротом в FIFA. Часто рассказывал нам истории из юности. Как на него пистолет наводили, как был лютым хулиганом, как из академии «Аякса» его выгнали за поведение. Что-то натворил…

В общем, из лютого хулигана получился лютый футболист.

— Не прикалываться над молодым в команде вообще невозможно. Вам часто доставалось?

— Всем доставалось. Так было, есть и будет (улыбается). Стоит только тебе совершить оплошность, и тебя сразу растерзают.

В «Спартаке» я Месси, Промес — Неймар, а Попов — Зидан

— Широков — лучший распасовщик в вашей жизни?

— Да. Рома и Дима Кудряшов. Не важно, где ты на поле, — мяч все равно к тебе прилетит.

Кудряшов вообще уникальный человек. Может, его карьера в «Спартаке» могла и лучше сложиться, но на ее закате он очень здорово с нами, молодыми, работал во второй команде. Всегда заботился, всегда помогал, всегда подсказывал. Вообще во всем.

Когда уходил — плакал. Не смог сдержать слез, потому что всех нас любил и любит. Свой в доску пацан.

— Что, кроме футбола, хоть немного интересовало Давыдова в детстве?

— Я раньше сайты создавал, на ucoz.ru. Круто было, мы с ребятами мастерили, бесплатно. В 95-м году сайт ФК «Москва» сделали. Сами наполняли контентом, «крали» скрипты с других порталов. У кого-то часы на сайте взял, у кого-то чат и так далее.

Думал, может, какой-то бизнес открыть по веб-дизайну… Но все-таки понял, что это не мое. В футбол лучше получается играть.

— Как вы вообще начали бить по мячу?

— Маме сказали, что в «Торпедо» идет набор в школу. Тренерами были Андрей Талалаев и Василий Михайлович Жупиков. Я, 1995 года рождения, пришел в 93-й. Провел одну тренировку — и тут же заболел ветрянкой.

Но маме все равно позвонили через какое-то время и спросили: «Так ваш сын будет ходить или нет?!». Я уже и не собирался, если честно. Но пришел на матч между 93-м и 94-м годами. Выиграли 2:1, я, будучи самым маленьким на поле, забил… головой. После этого точно решил, что стану футболистом.

— Маленький, щуплый, техничный мальчик с проблемами со здоровьем… Кажется, была такая история с одним аргентинским футболистом…

— Месси? Хотите поговорить о «той самой фразе» (смеется)?

— Именно — как вы узнали о словах Федуна: «Давыдов — русский Месси»?

— Захожу я, значит, на «Чемпионат»… Ну и вижу новость. Было приятно — но не более того. Я вообще, когда прочитал, подумал, что все быстро забудут. Слова и слова.

Я не поймал звезду, не стал пафоснее. Это ведь всего лишь интервью. Наоборот, мне захотелось хоть немного соответствовать такому гордому статусу. Чтобы Федун не пожалел о своих словах.

— Кто первым начал называть вас в команде Месси?

— Да все! Вообще все. Ребята меня только Месси и называли. Мне было смешно, но в определенный момент стало раздражать. При этом я понимал: если скажу «хватит» — то пацаны, наоборот, только больше будут травить.

Так что решил «в ответочку» тоже придумывать прозвища. Например, Ивелин Попов особенно любил говорить мне: «Мэсси, Мэсси!». Ну, а я ему: «Эй, Зидан, Зидан!».

— Значит, состав «Спартака»: Месси, Зидан… Кто еще?

— Неймар! Это Квинси, конечно же! А что, он реально почти с той же легкостью расправляется с защитниками. Поп (Ивелин Попов. — Прим. «Чемпионата») вообще всех как-нибудь называет. Так что в «Спартаке» есть Месси, Неймар и Зидан. Неплохая командочка!

В детстве играл в майке Аленичева

— 31 марта 2015 года вы дебютировали в сборной России. Вам тогда было 20. Трясло сильно?

— Страшно выходить в самый первый раз за дубль или основную команду. Так что я совсем не нервничал во время дебюта за сборную России. Ну, там все-таки товарищеская игра, против Казахстана. Вот если бы я как Чернов дебютировал… У него отборочный матч Евро-2016 с Австрией — это нервы, это мандраж, да. А так — чего волноваться-то?

Много молодых ребят играли в том матче с Казахстаном. Но это ведь не значит, что все мы стали звездами сборной и своих клубов. Один матч не меняет твою карьеру. Выступать за сборную — гордость, но это надо делать постоянно. А не выйти только на один «товарняк».

— Телефон сошел с ума от смс-атаки?

— Сошел. Но не после сборной, а после игры с «Зенитом». Мой дебют за «Спартак», прихожу в раздевалку, включаю телефон, а там 400 сообщений… Ну, я не все прочитал, конечно.

На какие-то ответил, на другие — нет. Тем более все же пишут одинаково: «С победой, дай майку!». Ну, я же не могу сделать 400 маек, правильно? И раздавать всем желающим.

Если попросят заранее — специально возьму, подарю. А так, хорошее настроение — могу и дать. «Ну ладно, на». Иногда даешь майку и даже не видишь, кому. Или просто кидаешь на трибуну. Но это нормально — главное, что болельщики счастливы.

— Быстро привыкли к тому, что фанатки бросаются на вас как на манекен?

— В детстве об этом мечтаешь, а когда происходит в реальности… Странные ощущения. Когда проиграли — хочется просто пройти мимо, иногда надоедает внимание. Я стараюсь никому не отказывать.

Ну, хлеб я могу спокойно купить в магазине. Хотя после дерби с «Динамо», когда я забил и отдал голевую, в метро творилось сумасшествие…

— В метро?

— Ну да, отыграл, помылся и пошел в метро. Что такого? Но из вагона выйти было невозможно. Болельщики меня обступили, расспрашивали о матче, селфи, фотографии, автографы… Пришлось сделать вид, что мне дальше ехать. Вышел только в Орехово, хотя живу на Кантемировской.

Но у меня не было мысли: «О Господи, зачем я поехал на метро?!». Мне нравится подземка. Вставил наушники, отключился от внешнего мира и поехал.

— Тогда хоть одну песню послушали?

— Да какой там… Сотни селфи со мной сделали, наверное. Это было как во сне, реально. «Верим, верим, верим!» — постоянно говорили. Хотя болельщики у нас в России такие — сегодня верят, а завтра тебя терпеть не могут.

Ну как так может быть? Если вам нравится футболист — вы должны его поддерживать всегда. Но это раньше я читал комментарии на спортивных сайтах. Сейчас перестал, мне все равно.

— Вы сами в детстве от кого фанатели, кого «поддерживали всегда»?

— Майкла Оуэна. Хотя болею я за «Челси». Но Оуэн был очень крутой! Дело не в одном голе Аргентине, а вообще в его игре. Быстрый, резкий, наглый, забивной парень. Очень классно играл.

Плюс у моего друга была майка Оуэна. Я ему очень завидовал… В детстве какое-то время родители не могли позволить себе купить мне футболку. Дорого слишком.

Первая моя майка — Бартез. То есть скорее вратарский свитер, но без рукавов. Так что обводил я всех в майке голкипера.

— А Бартез примерно так и играл. В поле.

— Вот-вот, а еще майка Аленичева была, сборная России, 15-й номер. Вторая моя футбольная. Судьба, наверное (смеется). Ее тоже друг подарил, а так просто на белых майках маркером писал фамилию свою и номер, 100-й. Хотелось необычного.

— В каком возрасте планируете играть за любимый клуб — «Челси»?

— Оптимально было бы в 25 лет. Что для этого нужно сделать? Играть в футбол. Постоянно, регулярно. На уровне РФПЛ — это минимум. Пример Видича и Йовановича вдохновляет. Сейчас я играю процентов на 40 своих возможностей, не больше.

Для меня очень важно постоянно играть, быть в игровом тонусе. Тогда я могу показать свой футбол. А когда я играю через раз на третий, то мне становится тяжело найти себя.

Восемь месяцев пропустил из-за травмы, вроде набрал форму, а потом эта «болтанка» — то в основе тренируешься, то в «Спартаке-2», то в РФПЛ играешь, то в ФНЛ… Хотя в ФНЛ хватает отличных команд.

— Серьезно? Прямо отличных?

— Ну да, а чего вы удивляетесь? «Тосно», «Енисей» и «Динамо» 100 процентов не потерялись бы в РФПЛ. «Енисей» вообще здорово играет — в умный, комбинационный, спартаковский футбол. Эти команды без проблем играли бы в РФПЛ, побеждали бы в РФПЛ.

«Чемпионат», 21.11.2016

   
   
на главную
матчи  соперники  игроки  тренеры
вверх

© Сборная России по футболу


 
Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru