СБОРНАЯ РОССИИ ПО ФУТБОЛУ | СБОРНАЯ СССР ПО ФУТБОЛУ | ОФИЦИАЛЬНЫЙ РЕЕСТР МАТЧЕЙ | САЙТ
ПОИСК
Сборная России по футболу

ОБЗОР ПРЕССЫ / НОВОСТИ


ВИКТОР ВАСИН: «ДУМАЮ ЛИ О ЧЕМПИОНАТЕ МИРА? ДА — КАК О ЦЕЛИ, КОТОРУЮ ЕЩЁ НАДО ДОСТИЧЬ»

Виктор ВасинЦентральный защитник сборной России по футболу Виктор Васин рассказал об австрийских сборах национальной команды, о своей непростой футбольной карьере и планах на ближайшее будущее — своих собственных и сборной.

ОСНОВНОЙ ИГРОК? МНЕ ЕЩЕ ДОКАЗЫВАТЬ И ДОКАЗЫВАТЬ!

— В каком физическом состоянии вы приехали в Австрию? Имею в виду тот факт, что перед игрой с «Анжи» промелькнула информация о вашей травме, потом ее подтвердил Василий Березуцкий. Что случилось и каково положение дел сейчас?

— Было повреждение икроножной мышцы — неделю перед «Анжи» не тренировался и сыграл тот матч через боль. Но сейчас все в полном порядке, ничего не беспокоит, работаю по полной программе.

— Число армейцев в сборной таяло на глазах — отказались Сергей Игнашевич с Василием Березуцким, выбыли из-за травм Алан Дзагоев и Марио Фернандес, Игорь Акинфеев пропускал несколько дней сбора. На вашем настроении это как-то сказывается?

— Нет. Приехав в сборную, мы забываем о клубных делах. Конечно, жалко, что нет того же Дзаги или Марио — они бы помогли команде. Но это не потому, что они — мои одноклубники. В сборной есть много людей, с кем я знаком давным-давно. Да и в целом атмосфера здесь исключительно позитивная, настраивающая на работу.

— В сборной вы играете раз в год, провели всего 4 матча, все товарищеские. По большому счету новичок, а уже самый опытный в обороне. Чувствуете повышенную ответственность? И вообще — полностью уже освоились здесь?

— Морально — абсолютно. Что касается спортивной составляющей, то тут свою состоятельность надо подтверждать постоянно — даже более опытным, чем я, футболистам. Меня же только в последнее время стали вызывать регулярно — то есть, еще доказывать и доказывать. А что касается ответственности, то она у всех общая — каждый из нас понимает, что сборной надо не просто добиваться результата, а и возвращать свою добрую репутацию у болельщиков.

— Наверное, с клубными партнерами по обороне играть было бы проще?

— На эту тему, если честно, даже не задумывался. Зачем заниматься виртуальными вещами — что было бы, если бы… Имеются конкретные задачи — надо решать именно их. Мне комфортно играть в клубе, но так же комфортно и в сборной. Все партнеры здесь — высокой квалификации.

— С кем из них установилось наибольшее взаимопонимание?

— Думаю, что на данном этапе оно примерно на одном уровне со всеми.

— Получается, что используемые сборной 3-5-2 — более подходящая для вас схема, нежели расстановка с 4 защитниками?

— Нет, при правильной организации мне комфортно играть при обеих этих расстановках.

— В ЦСКА вы даже при живом Игнашевиче — в основном центральный защитник. Это что — доверие, навыки, что-то еще? В сборной тоже претендуете именно на эту роль?

— На самом деле это не принципиально — в отдельных матчах клуба мы с тем же Сергеем менялись даже по ходу игры, не говоря уже о том, что три или четыре встречи я полностью провел «крайним центральным», пользуясь вашей терминологией. Так что готов играть на той позиции, куда поставят тренеры.

ПОЧЕМУ АВСТРИЯ? ЧТОБЫ ОТ РАБОТЫ НИЧЕГО НЕ ОТВЛЕКАЛО!

— Как начался австрийский сбор? Отличается он чем-то от предсезонки в клубе?

— Тем, что в клуб приезжаешь после отпуска, не готовым и нужно время для набора физических кондиций. Здесь же все в тонусе, поэтому активная работа пошла сразу. И идет пока на полном позитиве. Что касается самих упражнений, то они, в принципе, похожи во всех командах, хотя у каждого тренера, естественно, свой подход к их сочетаниям и дозировке.

— Усталость после сезона не мешает переносить весьма приличные нагрузки?

— Они, наоборот, воспринимаются, чуть легче, поскольку организм не вышел из боевого состояния. Из отпуска-то в любом случае приходишь частично растренированным.

— Работа в Нойштифте чем-то вас удивляет?

— По большому счету — нет. Но можно отметить большое количество тестов, тщательное отслеживание состояния каждого футболиста и выверенную дозировку нагрузок.

— Многие удивляются: зачем сборная уехала в Австрию, неужели по нынешней погоде нельзя было готовиться в Москве?

— Погода-то способствует, да и поля, естественно, дома есть. Но там над тобой все равно висели бы какие-то проблемы, искусов цивилизации роилось вокруг множество, да и просто семью хотелось бы увидеть. Здесь же понимаешь, что это невозможно, хотя и скучаешь, конечно. Скажем так: сейчас голова сосредоточена только на работе и ничего от этой работы не уводит. Тренируешься и восстанавливаешься, ни на что не отвлекаясь.

— Есть предчувствие какого-то очень крупного турнира?

— Пока — нет. Может быть, когда вернемся в Москву, появится. Если, конечно, не выпаду из состава.

— Что, есть такое опасение?

— Знаете, я стараюсь не забивать голову опасениями, а работать. Буду достоин — останусь в команде, нет — значит, сам недоработал.

— Черчесов с вами лично беседовал?

— Конечно. Но эти беседы были посвящены не важности предстоящего турнира, о которой и так все понимают, и не моему в нем участию, а, прежде всего, игровым моментам — моим задачам на поле, взаимодействию с партнерами и так далее.

— Как общаетесь в сборной со спартаковцами?

— Нормально — как и со всеми остальными. С Самедовым давно и хорошо знакомы, Глушакова отлично знаю. Кутепов, Зобнин, Джикия помоложе, но контакт и с ними очень хороший.

— А кого из нынешнего состава, кроме одноклубников, знаете лучше всего?

— Наверное, Дзюбу — мы с ним играли вместе еще в молодежке. Но отношения у меня со всеми достаточно ровные.

ЛИДЕР СБОРНОЙ? ИГОРЬ АКИНФЕЕВ!

— По первым дням сбора есть уже понимание — в связке с кем вас наигрывают?

— Нет, у нас пока было не так много игровых моментов — в основном тактика, физика и отработка определенных ситуаций. А если играли, то четверками или пятерками, где все роли размыты. Поэтому в тот или иной момент я оказывался рядом с разными игроками.

— Кто в этой сборной лидер?

— Игорь Акинфеев.

— А среди полевых игроков?

— Тут труднее выделить кого-то одного.

— Но молодежь в расширенном списке есть? Зобнин, Головин, Миранчук?

— Мне лично очень нравится Саша Головин. Но это, наверное, потому, что, в отличие от тех же Зобнина и Миранчука, вижу его на тренировках каждый день. Лидером сборной его, конечно, называть рано, но все шансы стать таковым у Саши есть.

— Чем занимаетесь в свободное время?

— В основном — восстановлением — это главное при тяжелых тренировках. Естественно, общаюсь с родными и близкими — современные средства связи позволяют это делать легко и в любой момент.

— Когда у команды были свободные полдня, кто-то поехал в близлежащий Инсбрук, а кто-то поднялся на фуникулере в горы. Вы что предпочли?

— Фуникулер. Я уже бывал в этих местах и знаю, какая красотища открывается сверху. А еще посмотрел воочию, как стартуют парапланеристы, которых тут огромное количество.

— Самому не захотелось полетать?

— Я тут был в прошлом году, и чуть было не рискнул. Собирался уже, но лень-матушка в итоге одолела.

— Но сейчас же была возможность наверстать упущенное?

— Если бы я полетел сейчас — то прямиком на Москву (смеется). Как человек, понятие «профессионализм» для которого полностью отсутствует.

— Хотели бы жить в здешних местах?

— Да, но только лет после 65-ти, когда уже ни о чем, кроме отдыха не думаешь. Природа обалденная, воздух, еда — все на высшем уровне. Но… Скучно. Особенно после Москвы.

КАК НЕ БРОСИЛ ВЕСЛА? ПРИШЛОСЬ ТЕРПЕТЬ…

— С каким настроением вы приехали в сборную? ЦСКА закончил сезон на втором месте — это успех или неудача?

— По тому, как все складывалось — это положительный результат. Но все будет зависеть от того, попадем ли мы в групповой этап Лиги чемпионов. Именно отборочные матчи к нему и дадут окончательную оценку сезону 2016/17.

— Вы впервые за несколько лет могли почувствовать себя основным игроком ЦСКА. Как ощущения?

— Собственные ощущения стали совсем другими. Выходя на поле, морально чувствуешь себя абсолютно иначе, чем во время постоянного пребывания на скамейке. Плюс игровое время положительно влияет на твою форму. В общем, уверенность в себе резко возрастает. Что же касается того, как тебя воспринимают в команде, то тут мне кажется, не поменялось ничего.

— Но когда вы выходите в старте, кому-то из большой тройки — Алексей Березуцкий, Василий Березуцкий, Сергей Игнашевич — приходится оставаться на скамейке. Не сказывается ли это на ваших отношениях?

— Нет. Все по-прежнему — чего-то нового в их отношении ко мне не ощущаю. Общение между нами как было на хорошем позитивном уровне, так и остается таким.

— Когда уходили в очередную аренду в «Уфу», думали, что вернетесь уже через полгода и так успешно?

— Когда идешь «на понижение», масштаб мыслей тоже меняется — думаешь о том, как закрепиться в новом клубе, хотя в данном случае у меня была уверенность, что играть стану постоянно.

— Это вам обещал Виктор Гончаренко, который звал вас в «Уфу»?

— Да он меня звал, но никаких обещаний, естественно, не давал. Просто я понимал — если буду работать, как следует, из состава не выпаду. Там больше мыслей было о турнирном положении команды. Тем более — после неудачного начала. Но потом все выправилось. Мне очень нравилось работать с Гончаренко, и не хотелось, чтобы он уходил.

— Цитирую фрагмент своего интервью с Виталием Мутко: «Вот посмотрите на Васина — сколько ему пришлось пройти, чтобы закрепиться сегодня, наконец, в составе ЦСКА и попасть в сборную. Ему хватило характера на весь этот путь, а какому количеству народа не хватает!». Виталий Леонтьевич хвалит ваш характер, а что скажете сами: какие качества помогли преодолеть долгий путь к признанию?

— Местами мне действительно было очень сложно. Ты тренируешься изо всех сил, хочешь выйти на поле, а шансов на это нет. В какие-то моменты, не скрою, подступала апатия.

Все объективно складывалось не самым лучшим образом: тяжелая травма сразу после моего прихода в ЦСКА, пропущенный в связи с этим сезон, потом после повреждений у Васи Березуцкого и Игнашевича, несколько матчей играл в основе, и надежды были самые радужные. Тем более, пошли разговоры, что меня возьмут на Евро-2012, куда в итоге взяли Граната. А потом ребята вернулись, и я плотно сел на скамейку.

После года пребывания там, задумался об аренде, но меня еще целый год в нее не отпускали. Потом был сезон в «Мордовии», возвращение в ЦСКА на позитиве, снова сидение на лавке. Годы шли, и не бросить весла было непросто. Спасибо Виталию Леонтьевичу за хорошие слова, но повторять их самому было бы, как минимум, нескромно. Футбол — моя профессия, ничего иного я делать на приличном уровне не могу, поэтому терпел.

СЛОВА ЧЕРЧЕСОВА О МОЕЙ ОШИБКЕ? СПАСИБО СТАНИСЛАВУ САЛАМОВИЧУ ЗА НИХ!

— Сделали бы что-то иначе, вернувшись в начало этого пути?

— Только одно — ушел бы в аренду на пару лет раньше. Тогда бы, быть может, и в состав ЦСКА раньше попал. Но чем моложе, тем сложнее отказаться от воздушных замков.

— В этот раз возвращались в ЦСКА без опасений?

— Тут большую роль сыграл тот факт, что Виктор Михайлович (Гончаренко — Прим. Б.Л.) тоже возвращался в ЦСКА. Когда он сказал нам перед игрой 17-го тура, что это его последний матч в «Уфе», и уходит он в ЦСКА, я спросил: «а что со мной?». Гончаренко ответил, что меня собирались возвращать зимой независимо от смены тренера. И у меня сомнения отпали: если бы Виктор Михайлович оставался в Уфе, я бы, скорее всего, тоже остался там до конца сезона. А тут все сошлось.

— Не играя, но регулярно тренируясь с лучшими защитниками страны, растешь как футболист?

— Поначалу — да. Но потом доходишь до какого-то потолка, преодолеть который может помочь только практика.

— До матча со «Спартаком» 30 апреля вы были единственным, кто не пропустил ни одной минуты в чемпионате, но уже в следующей игре не появились в основном составе. Это следствие той самой злополучной ошибки, принесшей победу «Спартаку»?

— Возможно — это лучше спросить у тренера. Но могу сказать, что ни перед одной игрой во втором круге у меня не было стопроцентной уверенности в том, что выйду на поле с первых минут. Что же касается ошибки, то это была секундная потеря концентрации — я хотел сохранить мяч, вообще не люблю выбивать его в аут, но сделал очень плохое касание. Таких ситуаций в моей карьере не было — теперь получена надежная прививка: в следующий раз, не задумываясь, выбью мяч за пределы поля.

— Станислав Черчесов немедленно поддержал вас в той ситуации: «Васин выглядит достаточно уверенно. А если бы Виктор не ошибался, играл бы — не знаю даже где, но только не у нас. Я Виктору звонил через парочку дней после дерби и в его голосе неуверенности не услышал. Не спотыкается же тот, кто ползет».

— Спасибо ему за это, потому что я сам очень переживал. Старался ничего не читать, но обсуждение моей ошибки вылезало буквально из каждого утюга. Хотя ребята в команде вообще эту тему не обсуждали — и это было самым приятным. Когда тебе люди, даже из самых добрых побуждений, начинают жалеть — становится еще противнее.

Сейчас все выводы для себя сделаны, эта страница перевернута, идем вперед.

— Даже выпав из состава на матч с «Амкаром», вы все равно сыграли наибольшее количество минут в прошедшем чемпионате, 30 матчей — 2681 минута. Ваше отношение к этим цифрам?

— Спокойное. Хотя когда играешь без замен 20 и больше игр, начинаешь думать о том, чтобы дойти так до самого финиша. В «Мордовии» такое получилось, даже несмотря на небольшую травму, сейчас немного не дотянул, но выпало только 20 минут, что само по себе, конечно, приятно.

— Игроком основы вы себя уже почувствовали. А трехкратным чемпионом России?

— Нет. Мой вклад в те чемпионства был слишком мал.

— Известный сайт «Трансфермаркт» оценивает вас в 1 миллион евро…

— Это много (смеется)

— Как же много, если Жора Щенников стоит 3 миллиона, а Марио Фернандес — и вовсе 15?

— Это все субъективно и очень условно. Любой футбольный человек знает, что сумма трансфера — это всегда предмет договоренностей между двумя сторонами. В зависимости от того, кто больше в переходе заинтересован — покупатель или продавец, цена может колебаться в достаточно большом диапазоне. Вот сейчас самым дорогим футболистом в мире стал Погба, но только потому, что так договорились клубы. Объективно же француз не дороже Месси или Криштиану Роналду. Вот, кстати, только что где-то прочел о внутреннем переходе в китайском чемпионате: человек на том же «Трансфермаркте» стоил 400 тысяч евро, а купили его за 20 с половиной миллионов.

ХОТЕЛ БЫ ВЫХОДИТЬ В СТАРТЕ? А КТО ЭТОГО НЕ ХОЧЕТ!

— Чего ждете от Кубка конфедераций?

— Ярких матчей, полных стадионов и, чего очень хотелось бы — радости российских болельщиков от игры своей сборной.

— Хотелось бы выйти в стартовом составе в первом же матче?

— Назовите мне здесь того, кому не хотелось бы?! Но пока мысли так далеко не простираются — на повестке дня игра с Венгрией.

— И что предпочли бы — сыграть с первых минут в ней или пропустить эту встречу под обещание выйти в старте против Новой Зеландии?

— Предпочел бы выйти в старте и против Венгрии, и против Новой Зеландии.

— Были ли вы когда-нибудь на больших турнирах в качестве зрителя? Как себе их представляете?

— Нет, не был. А представляю их себе сгустком какого-то позитива для всех — игроков, официальных лиц, зрителей.

— Мысли о чемпионате мира уже посещают?

— В качестве цели — да. Знаю, что для ее выполнения нужно очень много работать над собой и не только на поле, но и в быту. Но я к этой работе готов.

Борис ЛЕВИН

РФС, 01.06.2017

   
   
на главную
матчи  соперники  игроки  тренеры
вверх

© Сборная России по футболу


 
Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru