СБОРНАЯ РОССИИ ПО ФУТБОЛУ | СБОРНАЯ СССР ПО ФУТБОЛУ | ОФИЦИАЛЬНЫЙ РЕЕСТР МАТЧЕЙ | САЙТ
ПОИСК
Сборная России по футболу

ОБЗОР ПРЕССЫ / НОВОСТИ


ИГОРЬ АКИНФЕЕВ: «ХОЧЕТСЯ, ЧТОБЫ В СБОРНУЮ РОССИИ ВЕРИЛИ ВСЕГДА»

Игорь АкинфеевГолкипер сборной России по футболу Игорь Акинфеев в преддверии старта Кубка конфедераций выразил надежду, что болельщики национальной команды по-другому начнут относиться к коллективу, поддерживая в любых ситуациях.

ДОВЕРИЕ БОЛЕЛЬЩИКОВ НУЖНО ВОЗВРАЩАТЬ

— Для вас это уже шестой крупнейший международный турнир — после чемпионата мира и четырех чемпионатов Европы. Предчувствия раз от разу как-то отличаются?

— Знаете, предчувствия предчувствиями, они бывают разными, но главное — в каком состоянии ты выходишь на поле. Физическом, психологическом, моральном. Наверное, ощущение своего состояния тоже можно назвать предчувствием, но сплошь и рядом бывает так: готовился одинаково, настрой похож, а результаты на выходе совсем разные. Мне кажется, что важнее всего на большом турнире — стабильность, как твоя собственная, так и команды. Чтобы не болтало от матча к матчу. Тогда и предчувствия будут позитивными.

— Перед каждым таким турниром болельщики сборной России ждали от команды удачной игры. Исключением был только Евро-2008, куда мы буквально проползли, да и то благодаря хорватам. Но именно он и закончился успешно. Сегодня сборная переживает смену поколений и многие относятся к ее перспективам скептически. Может, это и к лучшему? Или хочется, чтобы болельщики в вас верили?

— Да, сейчас ситуация развернута не в нашу пользу. Но это означает только одно — в какой-то последний отрезок времени команда не сделала ту работу, которая от нее требовалась. И мы потеряли определенное количество людей, в нас веривших. Все понимают, что их надо возвращать — может быть, именно поэтому после неудачных отрезков сборная собирается и играет сильнее. Но по большому счету, конечно же, хочется, чтобы в нас верили всегда. Чтобы стадионы были полными, а болельщики с футболистами — едиными. Это куда важнее локального успеха.

— Доверие теряется и приобретается только на поле или то, что происходит вне его, тоже имеет значение?

— Значение имеет все, тем более — сейчас, когда с развитием интернета, каждый твой шаг становится достоянием гласности. Нужно думать о своем поведении в публичном пространстве, что, к сожалению, понимают не все. Не буду называть конкретных имен, потому что проблема, на самом деле, носит общий характер. Особенно в условиях того, что в нашем обществе есть много желающих подзаработать популярности, подловив какую-нибудь неоднозначную ситуацию.

Я скажу больше: многим даже не нужна такая ситуация — они сами что-то придумывают и тащат в сеть. Мне кажется, что соотношение реального и виртуального там — где-то 10 к 90. И никто при этом не задумывается, как может навредить та или иная информация, как она может раздавить того или иного игрока.

Мое личное мнение таково: все, что мы делаем на поле, подлежит нелицеприятному и жесткому обсуждению. И именно там мы должны зарабатывать уважение или неуважение к себе. А то, что происходит за пределами стадиона, никого касаться не должно. Но до этого, увы, очень далеко.

— Как я понимаю, вы хотите призвать журналистов к более позитивному сотрудничеству и отказу от скандальности?

— Нет, это не призыв — я не настолько наивен, чтобы верить: стоит мне что-то сказать и все сразу изменится. Но тот, кто действительно хочет успехов сборной России, должен понимать: их можно добиться, только объединив усилия всех заинтересованных лиц. При изначальном настрое на негатив чего-то путного не получится никогда. Ни в коем случае не призываю закрывать глаза на какие-то объективные неудачи, но даже в такие дни любая команда нуждается в поддержке, а не в поиске дополнительных, неспортивных, поводов потоптаться по ней.

ЗА СОБСТВЕННЫЙ НАСТРОЙ КАЖДЫЙ ОТВЕЧАЕТ САМ

— У вас есть какие-то приметы в подготовке, позволяющие понять, каким будет результат?

— Нет. За годы, проведенные в футболе, я четко уяснил: счастливые перчатки или выход на поле с левой ноги за тебя не сыграют. Поэтому примета одна — вера в свои силы.

— Откуда она черпается перед игрой?

— Из работы на тренировках. По себе знаю, как только появляются сомнения в том, что делаешь — жди провала.

— Известно, что финиш чемпионата России вы провели на уколах, да и начало сбора национальной команды пропустили из-за травмы пятки. Как вы ее получили?

— Получил в игре с «Уфой», когда столкнулся с Фатаем на первой минуте. Он сбоку наступил мне на пятку — это к вопросу, кто в кого шел, для тех, кто писал, что меня надо было удалить. Надо было, наверное, (улыбается) потому что сразу я не понял, что травмировал пятку достаточно серьезно и отыграл на эмоциях весь матч. А уже потом выяснилось, что проблемы достаточно серьезны — эдема кости и отек мягких тканей.

— И каково ваше состояние сейчас, в преддверии такого крупного турнира, как Кубок конфедераций? Сборная уже потеряла из-за травм нескольких лидеров, терять еще и вас…

— Могу вас успокоить — сейчас мне намного лучше. Процедуры, массажи, компрессы — все это делает свое дело. Но травма пятки всегда крайне неприятна. Чтобы понять, насколько — надо ее получить. А главное, чем я могу успокоить всех болельщиков нашей сборной — кроме меня в команде есть другие высококлассные вратари. Они, если что, успешно заменят Акинфеева.

— Какие-то секреты подготовки к подобным турнирам, накопленные за 13 лет, вы им передаете?

— Если бы их кто-то знал, эти секреты… Все вроде бы делаешь одинаково, готовишься по максимуму, чувствуешь себя хорошо, а получается абсолютно по-разному: в Бразилии, в 2014 году, я провалился, а во Франции, два года спустя, сыграл вроде бы неплохо.

— Хорошо — не секреты, а методы набора оптимальной формы. Делитесь ими с молодыми партнерами или это — дело сугубо индивидуальное?

— Общаемся мы постоянно. Если меня о чем-то спрашивают, отвечаю, ничего не таю. На поле стараюсь подсказывать. Но глобально за свой внутренний настрой каждый все равно отвечает сам. И повышенное давление никто тебе не поможет выдержать. Да, я говорю тому же Илюхе Кутепову — забудь обо всем, не читай то, что написали после той или иной твоей ошибки, отгородись от критики и знай сам для себя, что ты способен на большее. Но сделать же это за него никто не может.

САМЫЙ ЯРКИЙ ИГРОК ТЕХ СБОРНЫХ, В КОТОРЫХ Я ИГРАЛ — АНДРЕЙ АРШАВИН

— Все в команде в один голос называют вас лидером нынешней сборной. Сами себя таковым ощущаете?

— Я ощущаю себя частью команды. Приятно, когда люди говорят о тебе что-то подобное, но для меня это — не признание исключительности, а дополнительная ответственность: мне верят, значит, не имею права подвести.

— В чем вообще должны проявляться лидерские качества в сборной? Кто был самым ярким лидером за все время вашего пребывания в ней?

— Прежде всего — в качественном выполнении своей работы на поле. Лидерами должны быть все — каждый на своей позиции. Что касается того, кто за эти годы выглядел в нашей сборной ярче других, то это Андрей Аршавин.

— Но кроме действий на поле есть еще и влияние на коллектив. Кого бы выделили в этом плане, кроме Аршавина?

— Диму Аленичева в 2004 году, Сергея Семака — в 2008-м. Но все равно лидер должен быть таковым прежде всего на поле, а не за его пределами. И обычно в команде бывает какой-то костяк, а не один лидер. Иногда, допустим, надо просто собраться всем вместе и посмеяться, чтобы снять напряжение, а иногда — серьезно поговорить. Такой разговор не инициирует какой-то один человек, он вызревает внутри коллектива.

— Кстати, о костяке. Вы много лет выходили на поле в сборной бок о бок с проверенными клубными партнерами — Сергеем Игнашевичем и братьями Березуцкими. Сейчас их в команде нет. Вам лично будет намного тяжелее?

— Когда сыграл вместе с людьми столько матчей и пережил столько разнообразных жизненных ситуаций, понимаешь их гораздо лучше, чем кого бы то ни было. И доверяешь тоже.

— Линия обороны сегодня — самое неопытное звено команды. Вас, как вратаря, это сильно тревожит?

— Меня ничего не тревожит — до 30-ти еще были тревоги, а сейчас ушли. Да, ребята пока не слишком опытны, но это нормальная история. Они обязательно будут прогрессировать, и сейчас их необходимо обязательно поддержать.

ЦЕЛЬ НА ТУРНИР — ВЫИГРЫВАТЬ КАЖДЫЙ СЛЕДУЮЩИЙ МАТЧ

— У каждой команды есть свои достоинства и недостатки. Что бы вы отнесли к таковым у нынешней сборной России?

— Хвалить себя неправильно, а главный недостаток — никак не можем добиться результата, что, как ни крути, главное в футболе. У новой сборной были неплохие фрагменты матчей — с Румынией, Турцией, даже с Коста-Рикой, где отыгрались с 1:3 и получили потом не самый очевидный пенальти. Надо теперь добиться, чтобы эти фрагменты стали системой. У нашего главного тренера достаточно жесткие требования по игре, если мы будем их выполнять, все должно сложиться.

— Кого из молодых игроков сборной выделили бы? На кого следует надеяться болельщикам в ближайшем будущем?

— Не буду никого хвалить, чтобы не зазнались, но такие люди в команде есть.

— Хотите, чтобы их назвал я? Пожалуйста — Зобнин, Головин, Миранчук. Причем это не мое мнение, так считают многие мои собеседники, от Виталия Мутко до Василия Березуцкого.

— Было бы удивительно, если бы они считали иначе — названные вами ребята очень здорово провели весеннюю часть чемпионата России. Надо только, чтобы таких молодых игроков в наших клубах становилось больше.

— Вот на этом сборе все хвалят Георгия Джикию.

— И тоже не зря. Жора мне понравился еще с того времени, когда играл за «Амкар». Это настоящий боец. Но вырастут ли все перечисленные вами футболисты в лидеров нашей сборной — покажет время. Потенциал есть, все зависит от них самих.

— Как далеко простираются ваши планы на Кубке конфедераций? Понятно, что каждый спортсмен хочет выиграть турнир, в котором стартует, но есть и планка, ниже которой нельзя опускаться. Здесь это полуфинал?

— С годами я понял, что все громкие заявления типа «наша цель — финал» или «наша цель — полуфинал» — не более, чем сотрясение воздуха. Цель всегда одна — выходить и выигрывать следующий матч.

— Неужели вы не прикидываете перед турниром, куда можете и хотите дойти?

— Внутренняя задача у меня, конечно, есть. Но озвучивать ее не нужно. А нужно приближать — как раз победами в отдельных матчах. Если же случается неудача, надо сделать выводы и идти дальше — как на Евро-2008, который мы, конечно, будем помнить всю жизнь. Там после проигрыша Испании в первой игре с разгромным счетом нас все «похоронили», но мы сумели переломить тяжелое настроение и «вытащить» следующий матч с греками. И дальше пошло по нарастающей — шведы, голландцы. А если бы охали и причитали, что теперь не выполним поставленных задач, уехали бы домой сразу.

Так и сейчас — мы должны думать не о полуфинале или финале, а о матче с Новой Зеландией. Проведем его нормально, сделаем шаг к достижению общей цели. Но думать, опять же, нужно будет не о ней, а об игре с Португалией. И так далее — от матча к матчу.

ПРИ ТАКОЙ ПОДДЕРЖКЕ, КАК В СОЧИ НА МАТЧЕ С БЕЛЬГИЕЙ, ПЛОХО ИГРАТЬ НЕЛЬЗЯ!

— Свой зритель поможет команде или, учитывая отношение к сборной после двух последних турниров, играть дома будет даже тяжелее?

— Конечно, поможет. Главное, чтобы этот зритель пришел на стадионы. Вот, последнюю игру с Бельгией в Сочи помогли переломить именно болельщики. Полный стадион, мощнейшая поддержка, ни одного негативного выкрика с трибун — ну, как тут можно плохо играть?!

Когда мы пропустили два подряд мяча на последних минутах первого тайма, можно было ждать чего угодно — свиста, обструкции, даже оскорблений, как это нередко бывает. Но стадион продолжал нас поддерживать!

И когда мы выходили на поле после перерыва, я сказал ребятам: посмотрите, какой у людей праздник, сколько детей на стадионе. Разве мы можем его им окончательно испортить, допустив разгром? Давайте раскрепостимся и поиграем в футбол. В итоге очень рад, что мы сумели спасти именно этот матч, именно перед этими трибунами.

— Яркая игра на Кубке конфедераций переломит скептическое настроение болельщиков к своей сборной или это сможет сделать только удачный чемпионат мира?

— В корне, наверное, не переломит, но правильную тенденцию задать может. Для того, чтобы тебя любили, надо достигать стабильности — хотя бы на каком-то определенном уровне. Достаточно высоком, естественно. А добьемся мы ее тогда, когда сами начнем получать удовольствие от игры.

— Переносить критику с годами все сложнее или, наоборот, вырабатывается некая ментальная броня?

— Любая критика обидна, но с годами понимаешь, что нужно не обижаться, а выходить на поле и все доказывать там.

— После последнего чемпионата Европы вы были чуть ли не единственным игроком сборной, которого не критиковали. Всей остальной команде досталось даже больше, чем обычно. Чувствовали себя непричастным к этому валу негатива или переживали так же, как и все остальные?

— Конечно, переживал. Не бывает так, что вся команда — в дерьме, а кто-то один — весь в белом. Кто-то даже написал, что после Уэльса я специально пошел к болельщикам, чтобы показать свою непричастность к позору.

На самом деле, я хотел, чтобы вся команда пошла к трибуне — извиниться. Но, видимо, ребята были просто в шоке от беспросветных 0:3. Потом же, когда мы вернулись домой, какое-то время старался просто не появляться на публике, даже в магазин не ходил.

— Горячие головы предлагали тогда расформировать сборную. В принципе, они могут быть удовлетворены — участников Евро-2016 осталось в команде меньше половины. И как, есть ощущение, что нынешний состав отличается по менталитету от предыдущего?

— Я могу сейчас сказать что угодно, но ответит на ваш вопрос только предстоящий турнир. Именно турнир — контрольные игры в сравнение с ним не идут. Мы увидим, чего стоим, на фоне сильных и мотивированных соперников.

ПОЛУФИНАЛ — ОЧЕНЬ ЗВУЧНОЕ СЛОВО. ЗВУЧНЕЕ ТОЛЬКО ФИНАЛ

— Большой турнир для самих футболистов — это праздник или тяжелая работа?

— До первого удара по мячу — праздник, поскольку ты попадаешь в совершенно особую атмосферу. Но потом работа выходит на первый план. Причем ты уже знаешь, что сделав ее плохо, получишь по самой полной программе (улыбается). Но если все получается — тогда снова начинается праздник, как в 2008-м. И каждый человек в команде готов отдать все, что есть за душой, чтобы турнир закончился именно так.

— Кубок конфедераций — это тоже большой турнир или просто репетиция к чемпионату мира?

— Для меня любой турнир — большой. Если мы участвуем в нем, то должны бороться только за победу, а не воспринимать происходящее как подготовку к чему-то более важному.

— Как думаете, для болельщиков нашей страны Кубок конфедераций станет чем-то незабываемым?

— Даже не сомневаюсь в этом.

— Многие ваши друзья и знакомые просят достать билет на матчи предстоящего турнира?

— При нынешней системе — с паспортами болельщиков — ко мне обращаться бесполезно. Обязательно нужно зарегистрироваться, а потом легко купить билеты самому. Футболистам стало проще, многочисленные звонки не отвлекают от подготовки к матчам (улыбается).

— Ваше самое яркое воспоминание о предыдущих чемпионатах мира и Европы?

— Самое яркое воспоминание — мы в полуфинале. Чемпионат Европы 2008 года. Полуфинал — очень звучное слово. Звучнее — только финал.

— Верите, что оно тоже возможно в вашей футбольной биографии?

— Скажем так: очень надеюсь на это.

РФС, 15.06.2017

   
   
на главную
матчи  соперники  игроки  тренеры
вверх

© Сборная России по футболу


 
Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru