СБОРНАЯ РОССИИ ПО ФУТБОЛУ | СБОРНАЯ СССР ПО ФУТБОЛУ | ОФИЦИАЛЬНЫЙ РЕЕСТР МАТЧЕЙ | САЙТ
ПОИСК
Сборная России по футболу

ОБЗОР ПРЕССЫ / НОВОСТИ


ВИДЕОПОВТОРЫ: БЫТЬ ИЛИ НЕ БЫТЬ?

Эксперимент, затеянный ФИФА на Кубке конфедераций, вызвал массу вопросов, на которые трудно найти ответы

На Кубке конфедераций сыграны только первые матчи. А разговоры в основном о видеоповторах. То есть от чего хотели уйти, когда их внедряли (от обсуждения судейских ошибок, затмевавших футбол), к тому и вернулись, только с другой стороны. И вот интересно: это издержки первых решений (ведь система видеопомощи арбитрам VAR — Video Assistant Referees — только начала действовать), со временем все разберутся и привыкнут, или нас ждет эра настоящих баталий по поводу решений судей, полная переформатировка игры и способов ее восприятия?

Забил гол — не спеши радоваться

Ситуация складывается необычная. Гол сборной Португалии в ворота Мексики после удара Пепе отменен в середине первого тайма. Отменен справедливо из-за положения «вне игры». Все, конечно, рады: восторжествовала правда, попрание которой больше всего волнует болельщиков. Но восприятие футбола резко меняется. Теперь никакая незамутненная и первозданная радость по случаю гола невозможна, как это было раньше, когда игрокам было достаточно жеста судьи «на центр» для того, чтобы убедиться: ворота взяты!

Особенно это было заметно на примере чилийцев, забивших первый гол в ворота Камеруна на исходе первого тайма. Раньше никаких вопросов по нему не возникло бы, потому что явного офсайда у Эдуардо Варгаса, получавшего мяч на линии с защитниками, не было. Сам чилиец это понимал. Момент был очень динамичным. Однако начали «смотреть кино», мерили глазами сантиметры и постановили: вне игры. Гол отменить. Вот к такому надо привыкнуть. И футболистам, и болельщикам. Если раньше первые радовались голам так, что это было едва ли не так же красиво, как забитый мяч, и уж запоминалось не меньше (одни позы Криштиану Роналдо с отброшенными назад руками чего стоят), то теперь, выходит, им надо радоваться по-тихому, как делают пациенты, посетившие кабинет интимного врача и узнавшие, что они ничем не болеют. Или не радоваться вовсе. Как делают в других видах спорта, где применяется техника. В этом смысле видеосудьи чем-то напоминают WADA, которое может лишить спортсмена медали.

Кстати, о тех же офсайдах. Решено, что разбирают эпизоды с забитыми голами на предмет наличия «вне игры». А сколько раз мы видели моменты, когда лайнсмен «зажигает» флажок, думая, что получивший мяч игрок — во «вне игры», и главный останавливает матч. А потом выясняется, что «вне игры» не было и убегавший к воротам игрок мог забить гол. Цена эпизода почти одинаковая: в первом случае — гол, во втором — возможность его забить. Подходы разные.

Уникальность ситуации в том, что даже главные действующие лица матчей не понимают, что происходит и чего ждать. Наставник португальцев, чемпионов Европы, Фернанду Сантуш после игры с Мексикой рассуждал о том, что видеоповторы, дескать, дело хорошее, но неизвестно, пойдут ли они на пользу футболу, и вообще к этому надо привыкнуть. Одна из мыслей, посетивших тренера, была такая: почему гол в ворота сборной Мексики пересматривали, а когда забивали латиноамериканцы, судьи к видеоповторам не прибегали? Потому что в голах мексиканцев все было ясно: ни вне игры, ни пенальти, ни грубой игры, ни трудностей с фиксацией гола. Только в этих случаях допустимо обращаться к помощи видеоповторов.

Смогут ли судьи управлять игрой

Впрочем, в футболе случается масса разных ситуаций. В конце матча Чили — Камерун южноамериканцы забили второй гол. Боковой арбитр в последний момент поднял флажок. То ли подумал, что перед добивающим в ворота мяч игроком — Варгасом — было менее двух обороняющихся (его мог смутить тот факт, что вратарь выбежал далеко от ворот и «ниже» его остались два игрока Камеруна), то ли принял во внимание то, что Варгас, забивший гол, был в пассивном положении «вне игры» в начальной стадии атаки. Мы можем только догадываться. Ясно одно: судьи понимают, что их ошибку могут исправить. Легче им от этого или сложнее? Снимает техника ответственность или, наоборот, добавляет ее? Эпизод случился в конце игры — явная ошибка лайнсмена, гол был засчитан. А если арбитр допустит ошибку в начале матча, о чем зрителям сообщит монитор, как он себя будет чувствовать? Каков будет его авторитет, о важности которого любят говорить начальники рефери? Сможет ли он управлять игрой, как это требуется?

Например, главный арбитр матча Россия - Новая Зеландия не заострил внимание на эпизоде, когда в штрафной океанцев после контакта с вратарем упал Дмитрий Полоз. 15-я минута. С трибуны показалось, что форвард сборной России «исполнил». Повторы показали, что был, возможно, 11-метровый. Почему-то судья не обратился к видеоассистентам, и они ему по этому поводу не просигнализировали. Похожий эпизод случился в матче Австралия — Германия, когда игрока островитян придержал в штрафной соперник.

Прелесть ситуации в том, что, как и предупреждали некоторые, когда шли дискуссии о необходимости введения видеоповторов, что даже после вмешательства техники трудно принять однозначное решение по некоторым эпизодам. Все равно каждый смотрит на него по-своему. Остается пресловутый человеческий фактор. Отмененный гол португальцев в ворота Мексики — это настоящая справедливость. Офсайд Варгаса, эпизод с Полозом, который протестовал по поводу молчания свистка,— моменты спорные, такими они выглядели бы и до «эры кино».

Такое впечатление, что игроки еще не «прочухали», что можно прилагать собственные усилия для того, чтобы пользоваться помощью видеосудей. Сейчас им это делать запрещено, решение о просмотре принимают или видеорефери, или главный арбитр. Футболисты, видя, что происходит что-то новое, что судья чертит в воздухе магический квадрат, означающий монитор, и что требуется просмотр, просто воздевают руки к небу, полагая, что теперь в футбол вмешивается какая-то высшая сила и нужно апеллировать к ней. Но реакция ребенка скоро пройдет. Ей придет на смену взрослая. Почему если один спорный момент просматривается, то другой не должен? Теперь появилось видео — верховный жрец. К нему можно обратиться за правдой. Цена правды может быть велика — чемпионский титул. Помним, как бегали игроки от главного к лайнсмену, добиваясь справедливости, и порой судьи меняли решения. Теперь пространство для дискуссий расширяется. А регламента никакого нет. Все ради правды и справедливости. Представьте, футболиста ударили, он ждет реакции судьи, ее нет, футболист продолжает лежать, в этот момент в ворота его команды забивают гол. Что тут начнется! Если фол был, надо ли отменять гол? И надо ли просматривать момент, чтобы наказать виновника, если, наоборот, забила команда, футболист которой пострадал?

Пройдет время — привыкнут

В целом эксперимент по введению техники на службу футболу признан удачным по итогам молодежного чемпионата мира, только что завершившегося в Южной Корее. Там было сыграно 52 матча, и в 12 случаях (когда главный арбитр не знал, что решить, или принимал неверное решение) на помощь приходили видеоповторы. Хорошая статистика, по мнению инициаторов реформы из ФИФА.Ведь и футболисты должны вести себя аккуратнее, зная, что за ними наблюдает «старший брат», а время, расходуемое на просмотры, заберут у тех, кто любит его тянуть, споря с судьями, уходя на замену, изображая жертву, передерживая мяч руками в штрафной (это касается вратарей) — за эти прегрешения будут наказывать.

Но все равно нас ждет период «адаптации» к новым правилам. Который затянется с учетом того, что они действуют не на всех турнирах. Разница будет такая же примерно, как между эпохой немого и звукового кино. Сейчас на Кубке конфедераций радоваться голам сразу нельзя. А в чемпионате России — можно, потому что средств на установку и обслуживание техники нет. Во всяком случае, они есть не у всех. И если получится так, что в своем чемпионате команды будут играть без видеоассистентов, а на международной арене – с ними, то футбол получится немного разный. И для игроков, и для болельщиков. А когда все придут к одному знаменателю, может, и видеоарбитры не будут восприниматься как нечто из ряда вон выходящее. К ним привыкнут, как привыкли к тому, что вместо двух замен в свое время разрешили делать три, а вратарям запретили брать мяч в руки, если пас идет от своего игрока. Оба нововведения изменили футбол, сделали его лучше.

Если видеоповторам дадут добро, большая несправедливость из футбола уйдет. Рука Бога по имени Диего Марадона, позволившая Аргентине выйти в полуфинал чемпионата мира 1986 года, рука Тьерри Анри, отправившая сборную Франции в финальную часть чемпионата мира 2010 года, атака вратарем Тони Шумахером защитника Патрика Баттистона в матче Кубка мира 1986 года, оставшаяся безнаказанной… Эти эпизоды добавляли футболу шарма, но выглядели несмываемыми грехами на теле игры. Видео сделает ее чище?

|В тему

В других видах спорта на новшества никто не жалуется

Футбол — не первопроходец в плане использования техники. Есть уже три вида спорта — теннис, хоккей и волейбол, где видеоассистенты уже давно являются полноценными участниками событий. И заметьте, никто на новшества не жалуется. Все только довольны, когда умная техника помогает восстановить справедливость.

Хоккей. Система видеопросмотров применяется с начала 2000-х. Просмотр «кино» — вещь в хоккее давно привычная. Порой это затягивает проведение игры на долгое время, но количество ошибок, влияющих на ход борьбы на площадке, удалось если не полностью избежать, то хотя бы значительно минимизировать.

Видеопросмотр, появившийся в профессиональных турнирах в начале 2000-х, поначалу использовался только для определения пересечения шайбой линии ворот. Естественно, это ситуацию кардинально не меняло. На льду возникало еще множество спорных моментов. Пойти на перемены решили, как всегда, за океаном. Боссы НХЛ ввели дополнительный видеопросмотр по запросу «главного тренера» — отсюда и название: коуч челлендж.

Сперва коуч челледж ввели в заокеанской лиге, затем в КХЛ и на международных турнирах под эгидой ИИХФ. Согласно правилам, главный тренер команды (один раз за матч) может использовать дополнительный видеопросмотр в следующих случаях: взятие ворот после незафиксированного офсайда, взятие ворот в результате блокировки вратаря и отмена взятия ворот в результате блокировки вратаря.

Для видепросмотра тренер обязан взять тайм-аут, который в случае отрицательного решения судейской бригады «сгорает». То есть команда больше не будет иметь возможности остановить встречу, в том числе брать второй челлендж. Сделано это в целях защиты от манипуляции временем. Впрочем, наставники право на видеопросмотр все равно используют очень часто, даже если нет повода: и как попытку ухватиться за соломинку, и как тактический ход.

Теннис. Система видеопросмотров применяется с 2006 года. 13 лет назад на US Open случился конфуз. Американка Серена Уильямс проиграла соотечественнице Дженнифер Каприати в четвертьфинале при трех грубейших судейских ошибках. Тот матч комментировал легендарный Джон Макинрой. Уильямс всякий раз попадала в корт, арбитр говорил «аут». «Это уже доходит до смешного!» — сказал Макинрой, но Серене было не до смеха.

Тот эпизод положил начало серьезным дискуссиям о внедрении видеоповторов. Технология уже была готова, оставалось только усовершенствовать ее и протестировать. Британская компания Hawk-Eye сразу понравилась боссам ITF (Международная федерация тенниса). К концу 2005 года технология была доведена до ума и готова к использованию в официальных матчах. Впервые на турнирах ATP и WTA ее стали применять в 2006 году — технологию на вооружение взяли около десяти турниров. В данный момент примерно на ста турнирах используется Hawk-Eye. Не применяют его только на «Ролан Гаррос», поскольку на грунте и так можно увидеть отметки от мяча.

Каждый теннисист имеет право на три видеопросмотра по ходу сета. Если он ошибается, то одна попытка сгорает. Если он прав, то у него остаются те же три заявки на использование Hawk-Eye.

Волейбол. Система видеопросмотров применяется с 2013 года. Каждая команда в каждой партии может сделать один запрос прокрутить видео. Что попало проверять нельзя. На этот счет есть четкий перечень: место приземления мяча (площадка или аут), касание мячом антенны или постороннего предмета, заступ на подаче или при атаке с задней линии.

«Кино» обычно смотрит инспектор матча или главный судья, а также второй арбитр. Если их мнения разделились, то к обсуждению подключается первый судья. Все вместе они гордо называются судейской конференцией. Если она удовлетворит запрос апеллирующей команды, та сохранит право на запрос видеопросмотра в текущей партии. Количество успешных запросов до первого прокола не лимитировано. Если запрос в партии не используется, то в следующий сет он не переносится.

Кирилл ЛЕГКОВ

«Спорт день за днем», 20.06.2017

   
   
на главную
матчи  соперники  игроки  тренеры
вверх

© Сборная России по футболу


 
Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru