СБОРНАЯ РОССИИ ПО ФУТБОЛУ | СБОРНАЯ СССР ПО ФУТБОЛУ | ОФИЦИАЛЬНЫЙ РЕЕСТР МАТЧЕЙ | САЙТ
ПОИСК
Сборная России по футболу

ОБЗОР ПРЕССЫ / НОВОСТИ


ВЯЧЕСЛАВ КОЛОСКОВ: «ГАЗЗАЕВ ПРАВ, НО И ЧЕРЧЕСОВ ВСЁ ДЕЛАЛ ВЕРНО»

Вячеслав КолосковПочетный президент РФС Вячеслав Колосков поделился своими впечатлениями от проходящего Кубка конфедераций.

Такой уровень безопасности нужно сделать и на чемпионате России

— Как вам уровень организации турнира?

— Не знаю, как в других городах России, но в Москве все организовано блестяще. В том числе — доставка людей на футбол. Есть, правда, одна проблема. Наши болельщики привыкли приезжать за 15 минут до начала игры, однако чтобы пройти все процедуры безопасности, надо приезжать минимум за час. Кстати, безопасность — на высшем уровне, нет ни одной дымовой шашки или петарды, ни одного некорректного баннера. Правоохранительные органы отнеслись к своим обязанностям так, как нужно. Люди приходят на футбол семьями с детьми. Так нужно сделать и на чемпионате России. Просто счастлив, что такое есть.

— В Москве и Казани на матче сборной России были едва не зафиксированы аншлаги. А вот в Питере на Португалию против Новой Зеландии пришло на 4000 человек больше, чем на первый матч с участием российской сборной против того же соперника…

— Все равно это радует. У нас средняя посещаемость РФПЛ — 12000, ФНЛ — 1500, а ПФЛ — 500 человек. Что касается Португалии, то есть русская поговорка: аппетит приходит во время еды.

— Не удивило то, что сборная Германии приехала чуть ли не вторым составом, однако вышла из группы с первого места?

— У нашей сборной нет второго состава, но мы и первым не вышли, а у немцев есть два. В отличие, скажем, от Португалии и Мексики. Не сказал бы, что второй состав сборной Германии доставляет удовольствие своей игрой — восхищаться там особенно нечем. Однако он в состоянии добиться результата. Но мне больше понравились португальцы, несмотря на их вылет в полуфинале.

Лучше других были Головин, Жирков и Самедов


— Своего ли результата добилась сборная России?

— Нет. У меня было ощущение, что из этой группы нам по силам выйти, но возникли две проблемы. Первая — посредственное мастерство футболистов. В игре с той же Португалией за 90 минут мы не сделали ни одного удара в створ ворот. Второй момент: у меня сложилось ощущение, что нашим игрокам не хватало «физики». Могли хорошо играть 10–15 минут, потом просесть, еще 10 минут поиграть, потом снова просесть… При этом я бы не сказал, что у Португалии какая-то выдающаяся команда. В ней нет столько мастеров, сколько, допустим, в «Реале». С нами она не по счету играла, а просто отбивалась.

— Что произошло в игре с Мексикой?

— Скорее всего — несчастный случай и серия не очень приятных для нас обстоятельств. Во-первых, пенальти на Жиркове был стопроцентным. Забей мы его, совсем другая игра была бы. Второй момент — ответный гол, который был абсолютно случайным: мяч попал в темя мексиканского игрока и залетел в дальний угол. Ну и, конечно, — ошибка Акинфеева. Не считаю, что мексиканцы нас переиграли.

— На Акинфеева теперь обрушился шквал критики…

— Так ведь он был виноват в первом голе, пропущенном на турнире от Португалии, — сам это признал. Что касается второго мяча в матче с Мексикой, то здесь — его стопроцентный ляп. При всем величии Акинфеева надо признать — это его «пенки».

— Кто из наших футболистов произвел наибольшее впечатление?

— Лучше других были Головин, Жирков и Самедов, но выдающуюся игру никто не продемонстрировал.

— Красная карточка Жиркову была показана по делу?

— Конечно. Здесь даже речи быть не может. За удар соперника локтем в челюсть непонятно зачем надо наказывать. Но не так, как Лебедев говорил.

К этому составу добавил бы Шатова, а вот время Денисова прошло

— Насколько не хватало сборной России таких футболистов, как Дзюба и Дзагоев?

— Никто не ответит на этот вопрос, потому что никто не знает, в каком состоянии они бы были. А вообще к нынешнему составу сборной я бы добавил Шатова — он бы не помешал.

— А Денисова?

— Тренер решает, кого брать, но я бы его на месте тренера тоже не взял. Время Денисова в сборной прошло.

— Есть ли вина Черчесова в неудаче сборной?

— Вину может определить только суд. Не думаю, что найдется кто-то из серьезных специалистов, который скажет, что в невыходе сборной есть вина Станислава Саламовича. Он не играет на футбольном поле. Да, возможно, в игре с Португалией Черчесов с первых минут поставил состав, который был не в состоянии внятно играть в футбол. В то же время у наставника команды должно быть право на эксперимент. Иначе он не состоится как тренер. У меня к Черчесову претензий нет. Думаю, что он все делал правильно, и он, без сомнения, должен продолжать работу со сборной.

— А что скажете про слова Валерия Газзаева, который заявил, что наша команда еще не готова к чемпионату мира?

— До чемпионата еще целый год. Не хочется мечтать о том, что мы выиграем домашний мундиаль, о чем в свое время говорил один из наших бывших президентов РФС. Разница в классе — колоссальная. В этом смысле Газзаев прав: если команда с таким составом не выходит из группы на Кубке конфедераций, то шансов нет никаких.

— Как относитесь к идее упразднить Кубок конфедераций?

— Крайне отрицательно, как и ко многому тому, что в последнее время делает ФИФА. В том числе — к идее провести чемпионат мира среди 50 команд. Это не пойдет на пользу футболу. Кубок конфедераций зарекомендовал себя великолепным турниром, на него ходят зрители. Ни одного изъяна в этом турнире я не вижу.

Фурсенко душой болеет за футбол

— Вы вспомнили про Сергея Фурсенко. Как считаете, сможет ли он поднять «Зенит»?

— Он всегда был неплохим пиарщиком. И, возможно, правильно делал: на всем этом концентрировалось внимание, которое, правда, отвлекало от того, что происходит в команде или в клубе. С другой стороны, Фурсенко душой болеет за футбол, разбирается в нем в организационном плане. У него есть хорошие идеи. Например, если брать иностранца, то он должен быть выше уровнем российского игрока или тренера. Так что приглашение такого руководителя в «Зенит» — правильный ход.

— В РФС, как вы уже отметили, было заявлено о победе на чемпионате мира в качестве приоритетной задачи. В «Зените» уже слышны речи о победе в Лиге чемпионов…

— Это составная часть пиар-кампании. В этом Фурсенко силен. Пока же дай бог, чтобы он дожил до тех времен, когда команда будет играть в Лиге чемпионов. Ведь для этого нужно занять первое или второе место, чтобы напрямую попасть в групповой этап. Ну, а потом — бороться уже в самой Лиге чемпионов.

— Помимо чемпионата мира был еще введен и знаменитый кодекс чести…

— Идея была хорошая, я ее поддержал, но в том же контексте сказал, что кодекс чести будет работать только в том случае, если мы будем контролировать, как он выполняется. Должен быть соответствующий орган. Мне представляется, что Фурсенко никогда не подразумевал практического решения данной ситуации, и присутствовала лишь попытка отвлечь людей от того, что в реальности происходит в нашем футболе.

— Кто, с вашей точки зрения, был прав: Фурсенко, который ввел кодекс чести, или Толстых, который его отменил?

— Ни тот, ни другой. Кодекс чести никому не мешал. У нас в России тысячи законов, про которые все забыли, кто их принимал и для чего. В свое время это сработало: полгода говорили, что станем чемпионами мира, затем — о том, что у нас есть кодекс чести. Еще полгода говорили, что есть человек футбола. Но в итоге к футболу эти разговоры никакого отношения не имели.

Дай бог, чтобы у Манчини все получилось

— Как отнеслись к замене Луческу на Манчини?

— Понятно, что румынский специалист завел команду в тупик. С таким составом ничего не добиться! Тем более такие дурацкие интервью стал давать. Я думаю, что руководство клуба правильно в отношении него распорядилось. Что касается Манчини, то это давнейшая любовь Сергея Александровича. Итальянец — выдающийся специалист. Дай бог, чтобы у него все получилось. Я, например, очень рад буду, если «Зенит» по игре предстанет перед нами той командой, глядя на которую можно будет получать удовольствие от футбола. Поэтому могу лишь пожелать Манчини удачи.

— Как прокомментируете возвращение Бердыева в Казань и приход Кононова в «Терек», который переименовали в «Ахмат»?

— Это судьба тренера. Кто-то уходит или возвращается. Мне больше жалко «Ростов» в этой ситуации. Сейчас его растащат до основания, и команда, к сожалению, будет бороться за выживание. Сейчас нет такого, как было при мне, когда существовала коллегия Госкомспорта, которая согласовывала тренеров и могла наложить вето на все эти дела, если понимала, что процесс может нанести ущерб советскому футболу. Сегодня этого нет. Захотел — ушел, захотел — пришел. Теперь есть владельцы клубов, которые решают все по-своему, и ничего нельзя поменять. Так что остается надеяться, что Бердыев сделает хороший и боеспособный коллектив в Казани, который был у него когда-то.

Что же касается переименования «Терека», то отношусь к этому спокойно. Был в Чеченской Республике, видел становление этой команды. Сегодня у клуба есть учредители, которые приняли решение о переименовании. Ничего страшного я в этом не вижу. Кононов — квалифицированный специалист и хороший вариант для «Ахмата». Мне жаль Рахимова — современный тренер, который многое сделал. К сожалению, ему здоровье не позволило полностью выкладываться.

— Не вызвала удивление отставка Сергея Кирьякова?

— Я до сих пор не понимаю, почему это произошло. То ли он сам ушел, то ли еще что-то.

— Что думаете по поводу выхода клуба из Хабаровска в премьер-лигу?

— Все было сделано по закону и по спортивному принципу. Мне в свое время Николай Петрович Старостин говорил: как же так, мы теперь будем летать в Находку и во Владивосток? На что я ответил: это наша страна, это — Россия…

Вадим ФЕДОТОВ

«Спорт уик-энд», 29.06.2017

   
   
на главную
матчи  соперники  игроки  тренеры
вверх

© Сборная России по футболу


 
Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru