СБОРНАЯ РОССИИ ПО ФУТБОЛУ | СБОРНАЯ СССР ПО ФУТБОЛУ | ОФИЦИАЛЬНЫЙ РЕЕСТР МАТЧЕЙ | САЙТ
ПОИСК
Сборная России по футболу

ОБЗОР ПРЕССЫ / НОВОСТИ


ФАБИО КАПЕЛЛО: «В РОССИИ НЕ МОГ ТОЛКОМ ДОНЕСТИ СВОИ МЫСЛИ»

Большое интервью Фабио Капелло о его учителях, Пикассо, работе в России, цене компромиссов, самых приятных и трудных моментах в его карьере и многом другом.

Фабио КапеллоФабио Капелло может гордиться коллекцией футбольных трофеев не меньше, чем собранной за долгие годы коллекцией предметов искусства. Он с успехом выступал в полузащите «Ромы», «Ювентуса» и «Милана», выиграл четыре скудетто, провел 32 матча за сборную Италии. Затем стал выдающимся тренером, одержал пять побед в серии, А с «Ромой» и «Миланом» и выиграл два чемпионских титула в Испании с «Реалом».

Если еще вспомнить, что в послужном списке у него победы в Лиге чемпионов УЕФА и Суперкубке УЕФА с «Миланом» в 1994 году и работа со сборными Англии и России, станет ясно, что Фабио Капелло накопил богатейший опыт и знания. Мы не могли упустить шанс поговорить с ним на июньском Форуме тренеров Юношеской лиги УЕФА в Ньоне.

– Как вы превратились из футболиста в тренера?

– В 1980 году я закончил играть и начал тренировать 15-летних мальчишек в «Милане». Потом взял группу 17-18-летних, дальше стал работать с 20-летними. Пять лет я тренировал юношеские команды. На мой взгляд, любой тренер с высокими стремлениями должен понимать, как работать с молодежью.

– Когда вы начали тренировать главную команду?

– В 1987 году я стал помощником главного тренера «Милана» Нильса Лидхольма. Президент попросил меня взять на себя последние пять матчей, и мы вышли в Кубок УЕФА. Нильс Лидхольм остался в клубе, чего я очень хотел. Этот тренер вошел в историю итальянского футбола. Он обладал неисчерпаемым опытом и много дал футболу.

– Вы занимались в научно-методическом центре Футбольной федерации Италии в Коверчано, набирались опыта в других видах спорта.

– Я работал в [миланском мультиспортивном клубе] «Медиоланум Спорт», отвечал за баскетбол, хоккей с шайбой, регби и волейбол. Получил огромную пользу, научился понимать психологию разных видов спорта, разных игроков, разных подходов к матчам. Президент «Милана» Сильвио Берлускони отправил меня на курсы по менеджменту. Все это оказалось очень ценно.

– Можете выделить кого-то, кто особенно сильно повлиял на вашу тренерскую карьеру?

– В «Роме» мне повезло играть у Элленио Эрреры, который тренировал великий «Интер» 60-х. Он говорил простые вещи. «Ты играешь так, как ты тренируешься». Говорил, что нельзя тренироваться на скорости 60 км/ч и полагать, что в день матча ты сыграешь на 100 км/ч. Потом, в конце карьеры игрока, я выступал под руководством Лидхольма. Благодаря ему, я осознал, что игрок всегда может развиваться технически. Важно работать над тактикой, но не менее важно совершенствовать технику.

Карло Анчелотти в прошлом году рассказал, что одним из главных учителей считает Нильса Лидхольма. По его словам, он не пытался копировать Лидхольма, но все равно многому у него научился.

Лидхольм был очень спокойным человеком, потрясающей личностью. У него я научился понимать важность моментов, через которые проходит твоя команда. Он всегда источал абсолютное спокойствие.

– Правда ли что тренер может черпать вдохновение в самых разных источниках, однако в итоге он все равно должен оставаться самим собой?

– Наша работа — как любая творческая работа — заключается в том, чтобы смотреть вокруг и копировать. Но когда ты что-то скопировал, надо привести все в соответствие со своими собственными идеями. Вспомните великих художников… Пикассо копировал африканских художников и стал гением. Моя философия — «копируй и развивай»…

– Вы возглавляли большие клубы и сборные. В чем главное отличие между работой в сборной и в клубе?

– Это разные занятия. Работа со сборной не имеет ничего общего с работой в клубе. Тренеру сборной очень везет, если удается создать костяк команды на основе одного-двух клубов. Победная психология, желание, возможность работать со своим тренерским штабом — все это тоже имеет значение, но важнее всего суметь быстро реализовать свои футбольные идеи непосредственно на поле. Тебе также надо найти в команде лидеров. Если не получится, будет тяжело.

– В сборной у тренера совсем мало времени на работу с игроками…

– Если матч в четверг, игроки приезжают в понедельник после игр в национальных чемпионатах, и на этот день ты ничего не можешь планировать. Во вторник у тебя «полтренировки», в среду ты готовишься к матчу, а в четверг уже играть. Важно иметь группу игроков, которые ассоциируют себя со сборной и хотят побеждать. В клубе тренер видит игроков каждый день и понимает, как строить работу, что надо улучшить, в чем можно прибавить. Когда команда побеждает или проигрывает, он может поработать над психологией, это каждодневная работа. В сборной совершенно иначе.

– Ваши команды традиционно хорошо готовы физически и играют очень интенсивно. Какое значение в общем тренировочном процессе вы отводите работе над физическими кондициями?

– Нужно найти правильный баланс. Полагаю, самое главное — работа на предсезонных сборах. Я всегда отмечал, как важно заложить хорошую базу в межсезонье. Но тут многое зависит от того, в каком чемпионате вы работаете. В Англии играют все время, на тренировки толком не остается времени, нужно восстанавливаться. В Испании и Италии больше свободы. Также надо учитывать, в каких турнирах вы участвуете, ведь еврокубки влекут за собой насыщенный график. Всегда говорил, что можно планировать, но самое главное для тренера — наметанный глаз. Он должен уметь оценивать уровень готовности команды и определять, какой характер носят проблемы — физический или психологический. В наши дни очень много также надо работать над техникой и скоростью.

– Как приспосабливаются тренеры к работе в разных странах?

– Основываясь на своем опыте, могу сказать, что в Италии надо привыкать к городу, где ты работаешь. Между работой в «Роме», «Ювентусе» и «Милане» есть огромная разница. Если отправляешься в другую страну, например, в Испанию, надо четко представлять, куда ты едешь. Футболисты привыкли к тому или иному подходу, там другой футбол, другая культура, другие особенности работы с прессой… В Италии разница между «Ромой» и «Миланом» велика, но между Италией и Испанией она куда больше. Естественно, если едешь тренировать в Англию, то нужно представлять тамошние обычаи и все в таком духе.

– В общем, нужно быть гибким психологически…

– У тебя могут быть свои идеи, футбольная философия и манера управления командой, но важно понимать, где ты работаешь. В противном случае возникнут серьезные проблемы.

– Если тренируешь за границей, то общение важно вдвойне…

– Безусловно, с этим бывают проблемы. Когда я руководил сборной России, два футболиста знали испанский, еще двое говорили по-английски. С игроками я общался только через переводчика. В таких условиях нельзя толком донести свои мысли, причем не так уж важно, переживает ли команда плохие времена или хорошие.

– Какое достижение принесло вам наибольшее удовольствие?

– Командой, которая принесла мне много трофеев и приятных эмоций, был «Милан». Но та команда уже была построена, мне лишь нужно было изменить пару деталей. Самые большие проблемы были в «Роме», у той команды вообще не было психологии победителей. В «Реал» я приходил дважды, причем во втором случае — после нескольких лет без единого трофея. Наверное, тот этап и был самым приятным. В 2007 году мы вырвали чемпионский титул у «Барселоны», хотя незадолго до финиша сильно отставали.

– Серьезное достижение! Расскажите подробнее.

– Я сказал команде, что она так же сильна, как и «Барселона». В плане как качества, так и стиля игры. Я сказал, что нам нужно играть каждый матч, будто это финал. И если «Барселона» все равно финиширует выше нас, то так тому и быть — мы просто ей похлопаем.

– Вам удалось создать прекрасную атмосферу в концовке того сезона…

– У нас был уникальный командный дух, сумасшедшая самоотдача. Очень важно сказать о ключевой роли, которую играет психология для опытных игроков… и как она может их блокировать. Последний матч мы проводили против «Мальорки». У нас с «Барселоной» было поровну очков, но по личным встречам мы ее превосходили и в случае победы становились чемпионами. Но в первом тайме игроки сборных — опытные футболисты — играли со страхом. Все делали неправильно. И к перерыву мы уступали в один мяч.

– Что вы предприняли?

– Обычно я просил игроков не говорить ни слова первые четыре-пять минут. Они могли переодеться, умыться, заняться чем угодно. Потому что если начинаешь говорить как только входишь в раздевалку, то на нервах можешь ляпнуть глупость. Тренер должен сохранять спокойствие. Я использовал те несколько минут, чтобы подумать, что нужно изменить. Тактическая перестановка — вещь несложная, но иногда нужно серьезно поработать над психологией команды.

– Как это было в данном случае?

– Нельзя всегда делать одно и то же, чтобы поменять ситуацию. Иногда нужно наорать, чтобы разбудить игроков. Но что делать в моменты страха? Что сказать? Я воспользовался той паузой, чтобы подумать. Показать, что расстроен? Посмеяться? Говорить тихо и спокойно? Обычно я стою перед игроками и говорю, что нужно делать. В тот раз, поскольку игроками овладел страх, я попросил одного из них подвинуться и сел. На том же уровне, что и они. Сказал им, что мы добились выдающегося результата, и спросил, зачем мы дарим «Барселоне» этот титул. Сказал: «Идите на поле и играйте, как на тренировке». Вот и все. Ничего больше не говорил. И мы вернулись, выиграли и получили звание чемпионов.

– Кто из игроков, которых вы тренировали, выделялся?

– Лучшим футболистом, которого я тренировал, был Роналдо, хотя в итоге я его продал из «Реала»! Ни у одного игрока, которого я когда-либо видел, не было такой великолепной скоростной техники. На отрезках более 30 метров он делал невероятные вещи на полной скорости: рывки, остановки, смены направления…

– Вы приехали на Форум тренеров Юношеской лиги УЕФА. По ходу вашей тренерской карьеры вам удавалось диктовать свою философию клубам? Вы могли влиять на развитие молодых игроков?

– Когда я приходил в клуб, то сразу переводил в первую команду 4–5 футболистов из молодежного состава. Иногда советовался с теми, кто отвечает за молодежную команду, интересовался, кого взять потренироваться с первой командой. Это помогало узнать характер футболиста и понять, сможет ли он адаптироваться в главной команде.

– Что делать, если молодежь испытывает трудности с адаптацией?

– Если, потренировавшись с нами, молодой зазнавался, мы отстраняли его от работы с первой командой. И игрок понимал: если мы его вернем, он должен будет выкладываться гораздо больше, чтобы получить шанс. Постепенно становится понятно, что, допустим, один футболист уже готов к игре за первую команду, а второго лучше отправить в аренду набираться опыта. У некоторых молодых сильный характер, и они выходят на поле без страха, но есть категория игроков, которым не хватает такой уверенности в себе.

– Насколько отличается современный процесс управления игроками от прошлых лет?

– Разница огромна. Необходимо учитывать множество факторов. В определенных аспектах тогда управлять игроками было проще. Сейчас у игроков много разных прихотей под влиянием агентов, а раньше все это мог регулировать клуб. Тогда было проще. Был президент, который принимал решения, и был тренер, который управлял командой. Сейчас есть агенты и владельцы клубов из разных стран с разной культурой. Правила изменились, и это затрудняет жизнь тренера.

– На каком-то этапе тренер может пойти на компромиссы. Где тот предел, который нельзя переступать, идя на компромиссы с владельцами и игроками?

– Я никогда не шел на компромиссы. Команда — это моя ответственность. Тренер должен быть сильной личностью. Ты должен быть честен, но в то же время иметь сильный характер, чтобы твердо стоять на своем, когда ты прав. Если сдашь свои позиции, в том числе и с игроками, то покажешь слабость. Нашу работу оценивают по тому, как мы ладим со звездами, как относимся к молодежи, как ведем себя после побед или поражений, как реагируем в тех или иных ситуациях и так далее. Тренер постоянно находится под пристальным вниманием, поэтому он должен быть предельно осторожным и подготовленным. Я одинаково отношусь и к звездам, и к молодежи. Никто никогда меня не спросил: «Почему вы мне это говорите, а ему нет?» или «Почему ему можно, а мне нет?» Если мы хотим побеждать, в команде должны быть все равны. Если не хотите побеждать… тогда идите на компромиссы.

– Как будет развиваться футбол тактически и технически?

– Уверен, в будущем футбол станет более ориентированным на тактику, поэтому в этом компоненте надо быть на должном уровне, нужно лучше готовиться и быть быстрее технически. Нужно будет более сосредоточенно следить за происходящем на поле. Мы далеко продвинулись в плане статистики и таких вещей, как мониторинг пульса или видеотехнологии, которые позволяют следить, как работает ваша команда, чтобы затем было проще донести до нее свои идеи.

– А в плане тактических схем?

– Нельзя всегда играть по одной схеме. Все зависит от того, какие игроки в твоем распоряжении. Вино готовят из того винограда, который есть. Нельзя из любого сорта сделать шампанское или бордо. Надо посмотреть на виноград и понять, что из него может получиться. Нужно вычленить информацию, которая поможет игрокам показать свой лучший футбол. Тренер должен уметь осознавать потенциал своей команды.

– И последний вопрос: что самое тяжелое в карьере тренера?

– Выбирать 11 игроков в стартовый состав. Решение, кого оставить на скамейке, а кого и на трибунах. Вот самое тяжелое. Это требует мужества и психологии победителя. Нужно моральные силы и понимание ситуации, чтобы понять, почему игрок, готовый на 85%, может сыграть лучше — или хуже — другого. Надо знать цену игрокам. Если вы ее не знаете, вы не поможете им стать лучше.

UEFA, 05.07.2017

   
   
на главную
матчи  соперники  игроки  тренеры
вверх

© Сборная России по футболу


 
Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru