СБОРНАЯ РОССИИ ПО ФУТБОЛУ | СБОРНАЯ СССР ПО ФУТБОЛУ | ОФИЦИАЛЬНЫЙ РЕЕСТР МАТЧЕЙ | САЙТ
ПОИСК
Сборная России по футболу

ОБЗОР ПРЕССЫ / НОВОСТИ


РОМАН ШИШКИН: «ПОДПИСАЛ КОНТРАКТ С «КРАСНОДАРОМ» — И ВЫДОХНУЛ!»

Защитник сборной России по футболу Роман Шишкин — об уходе из «Локомотива», стержне Смолова, космосе Роналду и футболке Санчеса.

Роман ШишкинШишкин, Роман Александрович. Защитник.
Родился 27 января 1987 г. в г. Воронеже. Воспитанник футбольной школы воронежского клуба «Факел» (первые тренеры — Константин Бегин, Александр Сухоруков и Сергей Крестененко) и футбольной школы московского «Спартака» (тренеры — Анатолий Федосеевич Королев, Илья Цымбаларь и Сергей Родионов).
Клубная карьера: «Спартак» Москва (2004–2008), «Крылья Советов» Самара (2009–2010), «Локомотив» Москва (2010–2016), «Краснодар» Краснодар (2017–...).
Обладатель Кубка России 2014/15 г.
За сборную России сыграл 16 матчей.

«Пошутили с Янбаевым, что мы снова вместе»

— Контракт с «Локомотивом» закончился, вы подписали соглашение с «Краснодаром». О чем думали, когда ставили подпись в договоре?

— Выдохнул. Долго вели переговоры — все зависело не только от меня, но и от «Локомотива». По итогам для меня это был приятный момент. Я подписал контракт с хорошей командой, меня все устраивает. Мы давно знакомы с Янбаевым и уже успели пошутить, что еще совсем недавно вместе играли в одном клубе, а теперь вместе уже в другом.

В «Локомотиве» я провел 7 лет. Здесь было практически все: и титулы, и Лига Европы, и матчи, которые до сих пор вспоминаю. В сборную чаще всего вызывался именно из «Локо». Это было счастливое время, я доволен годами, проведенными там. Еще играя в «Спартаке», я знал, что «Локомотив» всегда борется за высокие места, что это клуб с большими амбициями. Для меня было шагом вперед перейти в такую команду в тот момент, когда на меня не рассчитывал «Спартак». Здорово, что именно там я заявил о себе и провел большой этап карьеры. Хотя посмотрим еще, я пока заканчивать не собираюсь! За семь лет много всего было. Я только контракт четыре раза переподписывал, все время шел вперед.

— Первые 8 туров прошлого сезона вы стабильно были игроком основы. Что произошло потом?

— Не только первые 8 туров, но и все 7 лет в «Локомотиве» я чаще всего играл в основе. Потом поменялся тренер, я стал реже появляться на поле. Мы закончили первую часть чемпионата, в декабре я уехал в отпуск и получил уведомление по электронной почте, что не еду на сборы и буду тренироваться с дублем. Это было решение главного тренера, но с ним разговор так и не состоялся. Никаких объяснений, по каким причинам мной недовольны, мне никто не давал. Подойти к Семину лично возможности не было, а по телефону такие вопросы не решаются. Общение с тренером шло по электронной почте. Мы не раз общались с президентом клуба Ильей Геркусом, но он тоже не понимал причины. После Кубка конфедераций Геркус сказал, что ситуация не изменилась и клуб готов меня отпустить, хотя контракт с «Локомотивом» действовал еще полтора года. В связи с этим пришлось подумать о переходе.

Такое отношение не то чтобы расстраивало, просто это было неожиданно. Я был в отпуске, готовился к сборам, а прямо перед самым Новым годом получил сообщение, что могу вести переговоры с другими клубами. Почти сразу, буквально в первых числах января, ко мне обратился «Краснодар». Был интерес и от других команд, но без конкретики, потому долго не раздумывал. Перед тем как дать согласие, посоветовался с супругой. Она ко всем моим рабочим делам относится с пониманием и готова ехать за мной в любой город. Еще разговаривал с близкими друзьями. На тот момент я решил, что для меня это хороший вариант.

— Вторую часть сезона вы начали в основе «Краснодара»: три тура выходили с первых минут. Но потом попали в запас и до конца чемпионата нерегулярно выходили на поле. С чем это связано?

— Были другие игроки, которые еще до моего прихода составляли костяк команды — тренер пробовал различные варианты, это нормально. А в игре с «Амкаром» я получил травму колена, из-за которой пропустил несколько матчей — было глубокое рассечение, накладывали швы. Но я спокойно тренировался, делал свое дело. Руководство и тренерский штаб относились ко мне с огромным уважением. Мы были на одной волне, несмотря на то что какое-то время мне пришлось посидеть в запасе.

Никаких диалогов с главным тренером Игорем Шалимовым на эту тему не было — я понимал, что будет возможность выйти на поле. Шла ротация, тренер давал понять, что рассчитывает на меня. Какие-то матчи я не играл, но все равно на тренировках чувствовалось, что я часть команды.

— На какой позиции вас видит Шалимов и кто ваш главный конкурент в составе?

— Учитывая, что во время аренды я больше играл в опорной зоне, тренер видит меня именно на этой позиции. Плюс-минус конкуренты все те, кто играет там. Но, повторюсь, здесь очень здоровая атмосфера: никаких обид. Сейчас на сборе много молодых ребят. Я всегда готов помочь команде.

«У Смолова есть стержень, который тяжело сломить»

— Главная звезда чемпионата России прямо сейчас — Федор Смолов. Есть история, которая докажет это?

— Я с Федей пересекался и раньше, например, в молодежной сборной. Могу сказать, что за эти годы он сильно прибавил. Своими забитыми мячами и лидерскими качествами он все доказал. Он отличный человек и партнер на поле — настоящий профессионал. Можно вспомнить неудачный кубковый матч против «Урала» — Федя тогда не забил послематчевый пенальти. В следующем матче со «Спартаком» он не испугался, уверенно подошел к точке и забил. Такие моменты ему, как нападающему, очень нужны. Видно, что у него есть внутренний стержень, который очень тяжело сломить.

— Вы играли при многих тренерах. Кто запомнился больше других?

— Прекрасная рабочая атмосфера была при Коусейру. Он нравился всем, каждому давал шанс: все игроки при нем выходили на поле. Это было прекрасное время, когда мы выходили из группы в Лиге Европы, хорошо выступали в чемпионате и могли войти в тройку. Можно вспомнить и Билича — он очень позитивный человек. При Кучуке была хорошая команда. За короткое время нам внушили идею, что мы стали хорошо играть. Под конец мы и сами поняли, что можем стать чемпионами. К сожалению, не получилось. Конечно, помню еще и Кубок России при Черевченко и Божовиче. При всех тренерах были свои позитивные эмоции. Я всегда старался брать ото всех только хорошее.

— Бронза-2014 или Кубок-2015?

— Кубок — это все-таки титул. Тем более что это был мой первый трофей. А та бронза оставила определенный осадок. Понимаю, что все могло сложиться иначе.

Вообще, хочется как можно больше выиграть с новой командой. Не готов ответить, способен ли «Краснодар» взять золото в этом сезоне. Но если смотреть на развитие клуба, то он поднимается все выше и выше: играет в еврокубках, борется за высокие места в чемпионате. Каждую неделю Галицкий приезжает на тренировки. К каждому футболисту он относится с уважением. Такие люди запоминаются в футболе, потому что их единицы. Возможно, он и есть тот самый единичный случай.

— Смородская или Геркус?

— Выбирать не буду, скажу лишь, что ко всем относился хорошо. У меня ни с кем никогда не было конфликтов. И Смородская, и Геркус всегда шли мне навстречу.

«Роналду — это действительно космос»

— Сборная России неудачно выступила на Кубке конфедераций. У вас есть объяснение — почему?

— На такие вопросы всегда трудно отвечать. Мы готовились, в сборной сложился очень хороший коллектив, проделали большую работу и все делали правильно. Хотели выйти из группы, и все были к этому готовы.

Перед стартовым матчем с Новой Зеландией, который был очень важен и для нас, и для тренера, мы считались явными фаворитами. Хотели при своих болельщиках выиграть, что и сделали. В подготовке к игре с португальцами ничего не поменялось: не было никаких индивидуальных моментов, мол, ты играешь против того, а ты — против этого. Все было зациклено на командных действиях.

Вышли в два опорных, схема немного поменялась. Это было связано с тем, что Глушаков хорошо подключается к атакам и врывается из глубины. А у меня есть опыт игры в опорной зоне, Черчесов меня ставил на эту позицию еще в «Спартаке». Он знал мои возможности, поэтому исходил из функциональной готовности на тот момент — я был в порядке. Получилось так, что мы пропустили быстрый гол, этот результат нас не устраивал. С этим была связана моя замена — надо было усилить атаку.

У португальцев кого ни возьми — любой футболист играет в топ-клубе. Мне очень понравился Карвальо. Обратил внимание на то, как он играет в опорной зоне, и был приятно удивлен. Ну, а Роналду — это действительно космос, можно вспомнить его гол. У человека до этого не было ни одного момента, а когда появилась первая же возможность — тут же забил. Мы играли хорошо, тоже могли забить — были подходы, моменты. Тогда подумал: впереди еще один матч, с Мексикой, теперь надо готовиться к нему.


— Как готовились?

— Все было просто: мы попали в ситуацию, когда нас устраивал только один исход. Все было четко и понятно. Мысли были только о победе, все понимали важность этого матча и спокойно готовились. Надо было терпеть. Матч идет 90 минут, и могло сложиться по-разному. Не важно, какая минута идет, главное — принимать решения с холодной головой. Основная задача была терпеть и не опускать руки.

Игра шла как на качелях: у нас были подходы, у них. У Игоря Смольникова был отличный момент. Удаление Жиркова особо ничего не поменяло. Нам надо было атаковать, не думали об обороне. Еще оставалось время, надо было забивать, тем более трибуны гнали вперед. После финального свистка наступило опустошение, но ощущения, что мы бездарно проиграли, не было. Повторюсь, все это не просто так — мы проделали большую работу. Теперь продолжим работать над тем, чтобы на чемпионате мира результат был другим.

«О месседже Кокорина и Дзюбы узнал от мамы»

— Вас удивил месседж Кокорина и Дзюбы в «Инстаграме» сразу после вылета сборной России с турнира?

— Узнал об этом от своей мамы. Она спросила: «Ты не знаешь, что там такое выложил Кокорин?» У меня голова была забита другим — даже в «Инстаграм» не заходил. Не знаю, как это комментировать. Какой смысл ребята вложили в это видео, знают только они.

— Комбаров рассказывал, что после товарищеского матча с Чили вы сразу же после финального свистка чуть ли не срывали майку с Санчеса. Не врет?

— Там была другая история. Когда Алексис вышел на замену, Игорь Смольников договорился с ним о футболке. Я об этом не знал. Да и вообще не планировал, что хочу поменяться с кем-то конкретным. Получилось так, что после финального свистка Санчес оказался рядом. Он спокойно отдал мне футболку, и только потом Смольников рассказал, что он с ним договаривался. В моей коллекции действительно много футболок. Сейчас как раз достраиваю баню, где все они будут висеть. Чаще всего меняюсь со своими друзьями по чемпионату России.

— Какую футболку повесите на самое видное место?

— С моего дебютного матча в Лиге чемпионов: «Спартак» играл с «Баварией» на «Альянц-Арене». После игры подошел то ли к Швайнштайгеру, то ли к Ламу, и мне предложили поменяться позже в подтрибунном помещении. Тогда я подошел к Саньолю — он правый защитник, как и я. Сразу поменялись, помню, я потом еще долго следил за его игрой. Или была другая история, правда, той майки у меня нет. В общем, в том же розыгрыше Лиги чемпионов мы встречались с «Интером». У жены есть брат, Санек, он фанат Деяна Станковича и попросил взять у него футболку. Получилось удачно: заканчивается матч, а Станкович стоит прямо передо мной. Конечно, поменялся — Санек был очень рад!

— У Глушакова тоже большая коллекция. Не думали с ним поменяться какими-то экземплярами?

— Нет, я же не такой фанат! Если бы был Зидан, от которого я в детстве тащился, еще подумал бы. Кстати, однажды Денис пришел ко мне попариться в старую баню. На стене висят футболки, он говорит: «Давай напишу тебе что-нибудь, чего они у тебя просто так висят?» И написал «моему любимому куму» — на тот момент я уже был крестным его старшей дочери. Эта футболка, пожалуй, самая дорогая в коллекции.

Иван КАРПОВ

«Чемпионат», 07.07.2017

   
   
на главную
матчи  соперники  игроки  тренеры
вверх

© Сборная России по футболу


 
Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru