СБОРНАЯ РОССИИ ПО ФУТБОЛУ | СБОРНАЯ СССР ПО ФУТБОЛУ | ОФИЦИАЛЬНЫЙ РЕЕСТР МАТЧЕЙ | САЙТ
ПОИСК
Сборная России по футболу

ОБЗОР ПРЕССЫ / НОВОСТИ


КОНСТАНТИН ЗЫРЯНОВ: «У МАНЧИНИ ТОТ СТИЛЬ ИГРЫ, С КОТОРЫМ МЫ ДОБИВАЛИСЬ ПОБЕД»

Констатин Зырянов начинает свой последний сезон в качестве профессионального футболиста в команде «Зенит-2». «Фонтанка.ру» встретилась с ним, чтобы спросить о прошлом и будущем.

Констатин ЗыряновЗырянов, Константин Георгиевич. Полузащитник. Заслуженный мастер спорта России (2008).
Родился 5 октября 1977 г. в г. Перми. Воспитанник пермской СДЮШОР «Звезда». Первые тренеры — Вячеслав Иванович Ладейщиков и Валентин Всеволодович Рыжков.
Клубы: «Амкар» Пермь (1995–1999), «Торпедо» Москва (2000–2006), «Зенит» Санкт-Петербург (2007–…).
Чемпион России 2007, 2010, 2011/12 гг. Обладатель Кубка России 2010 г. Обладатель Кубка УЕФА 2008 г. Обладатель Суперкубка УЕФА 2008 г.
Лучший футболист России 2007 г. Обладатель приза «Лидер национальной сборной» за 2007 г.
За сборную России сыграл 52 матча, забил 7 голов.
Бронзовый призер чемпионата Европы 2008 г. Включен в символическую сборную чемпионата Европы 2008 г. по версии UEFA. Участник чемпионата Европы 2012 г.

— Вы, Константин, пришли предательски рано: вы из той категории собеседников, к интервью с которыми я готовлюсь, но пока я успел выписать только один вопрос. Он простой: ваш статус? Вы сейчас восстанавливаетесь от травмы, будучи футболистом команды «Зенит-2»?

— Да, все правильно. Я восстанавливаюсь от травмы, будучи футболистом команды «Зенит-2». И надеюсь уже 13 августа выйти на матч против калининградской «Балтики» в основном составе.

— А не в основном вы когда-то планировали?

— Мы разговаривали с тренером и решали. Думали, не поехать ли мне на игру против «Спартака-2» в Москву. Я решил побольше восстановиться. На подсознательном уровне я все равно думал, что будет сложно в Москве.

— Решили поражения этого избежать, «Зенит-2» ведь проиграл «Спартаку-2»?

— Да, чтоб в биографии этого поражения не было. Тренер сказал: «Может, с основного состава начнешь в воскресенье?» Я ответил: «Мне так будет легче. Разомнусь со всеми 30 минут. А не на скамейке час». Тренер сказал: «Насколько тебя хватит — настолько хватит».

— Я чувствую, что у вас с Анатолием Викторовичем Давыдовым понятный, творческий диалог.

— Мы вместе в раздевалке переодеваемся и разговариваем.

— У вас отдельный кабинет?

— От футболистов. Есть тренерская, есть переодевалка для тренерского состава.

— Богато живете.

— Топ-уровень же,«Зенит». Есть отдельная комнатка. Думаю, Владислав Николаевич Радимов предупреждал Давыдова, что Константин Георгиевич будет брать определенные паузы. Пропускать иногда тренировки будет — все-таки возраст. Будьте к этому готовы.

— А вам сколько?

— Для публики — будет 40. А так полных 39.

— Вы когда травму успели получить?

— Диагноз — приводящая мышца оторвалась, паховая так называемая. У меня такого никогда не было, я слышал про паховые кольца, конечно, но сам с ними никогда не сталкивался. У меня к концу того чемпионата в паху болело 2 — 3 недели, но я этому значения не придавал: мы же вышли из советской школы, нужно терпеть до последнего. Выходил, чтоб не было такого пятна: вылет из ФНЛ. Руководство «Зенита» в прежнем составе поставило большую задачу: не вылететь. Мы сделали все, чтоб этого не было. 2:0 в последнем туре, организм сказал мне: «Константин Георгиевич, хватит», и отправил на больничную койку.

— Судя по тому, как развивались события, руководство «Зенита» можно было не слушать.

— В то время надо было слушать. Никто ж не знал, что так выйдет.

— Тренировочные процессы у Радимова и Анатолия Давыдова отличаются?

— Да, у Анатолия Викторовича есть помощник, Александр Юрьевич Гущин, они справляются вдвоем. Помогает им Юрий Окрошидзе. У Владислава Николаевича было больше помощников. Был тренер по физподготовке, Пастор, он проводил разминку по полчаса. Получается, разминка была очень интенсивная. У Радимова были помощники Конеев — Беркетов. Тренировка была очень интенсивная, было меньше пауз. Сейчас больше времени уходит на то, чтобы фишки расставить. Есть паузы между упражнениями.

— У Давыдова было 17 дней на подготовку к сезону, и у него самый маленький штаб в ФНЛ.

— Да. Это так. Не знаю, чтоб тренер почти в одиночку где-то в ФНЛ руководил командой. Мы в отпуск уходили одной командой, нам дали задания в отпуск. Получалось бы больше дней. Но я вышел из отпуска: новая команда. Я не знаю, готовились ли ребята из молодежного состава.

— Это самый экстремальный случай в вашей карьере?

— Нет. То же самое было год назад. Вышли из отпуска — было столько же времени. Мы сейчас как играем? Осень-весна? Я путаюсь все равно по старинке.

— Вам, наверное, нет уже смысла привыкать. Вы смотрите сейчас на Анатолия Викторовича на тренировках, понимаете, как он выходил в составе команды мастеров в 43?

— В те времена функции крайнего защитника были другие. Не нужно было бегать от лицевой до лицевой, подавать не нужно было. Да и он же не мог ударить в грязь лицом. Сын же на другом фланге. Но Давыдов и сейчас в хорошей форме. Я не знаю, сколько ему сейчас лет.

— Вы себя в условные 43 на поле представляете?

— Нет. Я уже говорил: это мой последний год. Мы тут встретились с Игнашевичем. Он приехал против «Тосно» играть. Он говорит: «Я еще хочу играть. Меня возьмут во вторую „восьмерку“ чемпионата, я не хочу сидеть на скамейке запасных. Пару лет могу постоять пятым защитником у Гаджиева или Тарханова». Спроецировал на себя — понял, что меня нигде не возьмут.

— В «Амкар»?

— Туда могут тренером. Там шутят — возвращайся главным тренером. В мае болтали: я там турнир провожу «Большие звезды светят малым», сидим за столом, разговариваем, пермяки, игравшие в «Амкаре» в 1990-е годы…

— Кто сидит за столом?

— Да ты таких не знаешь. Сергей Чебанов. Шихов. Не переживай.

— Давыдов-2009 и сейчас — уверен, что есть отличия.

— Я не помню тот год, честно. Помню, сняли Адвоката. Первый матч Давыдова в Перми. В два мяча летели, выиграли 4:2. Давыдов в поту сидел, думал: «Куда я попал?» Серию мы выдали. Володя Быстров пришел, удачно, впрочем, ему неудачно нельзя было приходить. Его бы тут разорвали. Кежман пришел. Различия, конечно, были. Все-таки то была чуть более профессиональная команда. Пихал? Что-то типа того. Сейчас у него другая команда: пихать 19-летнему смысла нет. Можно только мне пихать, пусть молодые смотрят и думают: о, тут даже Зырянову пихают.

— Кстати, какая у вас была самая серьезная травма? Не могу вспомнить. К слову, болельщики считают, что нет никаких паховых колец.

— Да. Кольца, как у дерева. Передняя крестообразная была в «Торпедо», когда я перешел в 2000 году. Потом икра была в «Зените», перед «Ливерпулем».

— Как изменился турнир ФНЛ за 20 лет?

— В прошлые два года турнир был посильней. Сейчас, понятно, смотрел с трибуны. Но год назад были соперники сильнее. Ну, а в 1999 году команды были точно значительно сильнее.

— Потому что деревья были выше?

— Да. Девушки были краше.

— «Зенит-2» идет со скрипом.

— Тяжело. Но команда Радимова тоже тяжело начинала во Владимире. Во втором дивизионе. Сейчас совсем молодые ребята попали в ФНЛ. Тут все серьезно.

— Вспомните свои 18 лет. И пацанам рядом с вами 18. В чем различия?

— Я думаю: неужели я мог так же неточно отдать пас? Думаю потом: да, мог. Знаете Мишу Левина? Играл в «Зените»? В Китай уезжал. Потом мы встретились в «Амкаре». Там Левин играл в центре поля в 1999 году. Мы после одного из матчей оказались за столом, два бокала и спать — мне был 21 год. И Левин меня спрашивает: зачем ты все время пытаешься отдать мяч вперед в одно касание? Я говорю: «В этом же острота?» А Левин говорит: «Так иногда же нужно мяч подержать». Мне никто из тренеров этого не говорил.

— В новом «Зените-2» ваша позиция все та же — памятник футболу в центре поля?

— Я не знаю. Может, Давыдов меня вингером поставит. Я же больше всех бегаю на тренировках. Максимальная скорость не очень. 27 километров в час, кажется. Там упражнения были тяжелые.

— Задача сейчас у «Зенита-2»?

— Готовим собственных воспитанников для основной команды.

— Вы работаете с детьми. Нынешние же совсем другие.

— Да, другие. Мы часто об этом говорим, мне советуют: выдерни их из зоны комфорта. Ну, а как? Они живут в комфорте, телефоны у всех есть, у всех бутсы есть.

— У вас когда бутсы появились?

— У меня рано. Со старшей команды спустили разбитые «Адидас», на три размера больше, я туда газеты напихал.

— В вашей игроцкой карьере были сложности с бандитами?

— На своем районе мы знали людей, могли поздороваться, проблем не было. Я знал, как себя вести: не нужно быковать и гнуть пальцы. Была история: Владимир Бенедский забил победный гол «Спартаку», и в ту же ночь его пырнули ножом. Какой-то мужчина в автобусе ударил. Удивительно.

— Я помню, как мы познакомились. Мы сидели тут рядом, в ресторане на Петроградке, и обсуждали, что ваши родители — из района Крохалевка в Перми.

— Крохалева. Но все называют Крохалевка.

— Тогда на меня сильное впечатление произвела история, как вы ездили в Стерлитамак с обожженной ногой. В перерыве не слушали тренера, а охлаждали ногу в душе. Вы довольны тем, как сложилась ваша карьера после той поездки в Стерлитамак?

— Мне грех жаловаться. Всем доволен.

— Могли предвидеть, что забьете гол в финале Кубка УЕФА?

— Конечно, нет. Я даже не думал о том, чтобы куда-то попасть. Я просто играл за «Амкар» во втором дивизионе. Потом также в «Торпедо» играл, пока не вылетели.

— Вы удачно сбежали.

— С боем. Меня Ярцев не хотел отпускать. Все не хотели отпускать. Я говорил: «Мне 30 лет, я год не хочу терять, если мы обратно не вернемся, меня никто не вспомнит». Было несколько тяжелых разговоров. Переговоры шли дипломатично, все были на моей стороне, но все отправляли друг к другу. В какой-то момент пришлось перейти на повышенный тон. Я хотел в «Зенит» и в сборную России. После матча против Англии Алешин зашел в раздевалку и сказал: «Ты был прав. Ты хотел играть за сборную — ты сыграл за сборную. Ты сделал правильный выбор».

— Вы пришли в «Зенит» — какую команду вы застали?

— Великолепную. Там было сложно играть в футбол. Все слишком быстро думали. Про бегать — не говорю. Думали очень быстро. Я сел на скамейку запасных. Сперва играли с «Сатурном». Три игры подряд. Я смотрел со стороны и думал: буду дальше со стороны смотреть, со скамейки. Поехали в Ростов. Туда много кто не поехал. Адвокат меня спросил: сможешь сыграть? Я ответил: «Да. Для этого вы меня и брали, Дик». Отдал и забил. Завертелось-закрутилось.

— Сейчас вы смотрите матчи основной команды?

— Да. Футбол Луческу не смотрел. Было тяжело смотреть. Сейчас смотрю. У Манчини знакомый итальянский стиль игры, с которым мы добивались результата с мистером Спаллетти.

— 4 новых аргентинца в основной команде — могут быть проблемы?

— Ну разве что как в армии: они, как дагестанцы, начнут отбирать посылки из дома… да, тогда могут быть проблемы. Но четверым аргентинцам будет легче адаптироваться.

— А вы служили? Посылки отдавали?

— Не, курс молодого бойца прошел, приезжал на ночь. ПВВ КИКУ — училище какое-то, не знаю, как это расшифровывается. Ракетные войска стратегического назначения. Рядовой Зырянов. «Искандеры».

— 5:1 со «Спартаком». Что с ними?

— Все нормально. Мы же их каждый год тут обыгрываем. Они приезжают в Петербург со страхом. С ватными ногами. Просто игроки, которые выступали на Кубке Конфедераций, устали, им было тяжело. Глушаков не бежит, Комбаров. Во втором круге посмотрим, как будет выглядеть «Спартак».

— ЦСКА тоже непросто.

— У них очень короткая скамейка. Стадион построили. Но нужно попадать в Лигу чемпионов. А состав-то не молодеет. Сейчас-то играют в пять защитников. Со стороны может показаться, что сами футболисты попросили перейти на игру в 5 защитников.

— Получается, у «Зенита» пока нет конкурентов?

— Нет, «Зениту» будет тяжело. Ребята приехали из Аргентины, а тут Хабаровск, Екатеринбург. Думали легко обыграть тот же «Урал». А это столица Северного Урала. Да и накрутили их после матча прошлого сезона — Бикфалви же удалили в Петербурге. Хотя какие могут быть у «Зенита» проблемы… Самая длинная скамейка запасных. Чемпионами станем.

— Мне понравилась работа мысли Константина.

— Я еще могу вам из дома смс прислать, когда до конца додумаю.

— Вы с Риксеном играли. Он написал смелую книжку.

— У меня в Перми два друга. Один умер от рака. Второй пишет: «Привезу тебе подарок». Привозит в Петербург книжку Риксена с автографом от Риксена на голландском. Оказалось, товарищи этого моего друга ездили отдыхать в Голландию, встретили Риксена. Тот подписал. Правда, отдавать не хотели. В итоге мой пермский друг выкупил эту книгу.

— Сами книжку не хотели написать?

— Нет.

— Зря.

— Эх! 23 года в футболе. 23 главы.

— Я готов быть литературным рабом.

— Пока не надо. Я пока играю.

— Вы на новом стадионе были?

— Да. Два раза. На «Урале». На «Рубине» с дочкой. Но ей шумно было.

— У вас же куча детей.

— Нет, только трое.

— Вы сына хотели назвать Львом, еще когда мы сидели в туринском аэропорту.

— Да, еще с Евро-2008 хотел — жена-то беременная была. В сентябре Льву будет 10 лет.

— Чем удивляет?

— Спокойствием. Рассудительностью.

— Гривой?

— Сейчас обкорнали. Некомандный игрок. Любит шахматы, пинг-понг, карате.

— Вы папа-водитель?

— Да, когда я перешел в «Зенит-2», мы решили, что сами будем возить детей на занятия.

— Девушки чем ваши занимаются?

— Три раза в неделю танцы, вот тут рядом, на Петроградской.

— В мае 2018 года вы вешаете тапочки на гвоздь. И что потом?

— Дожить бы до мая. Я учусь параллельно на тренера. Вот новую лицензию получил. Но семья хочет видеть меня дома. Я бы хотел отдохнуть полгодика. Впрочем, никто же не даст. Ситуация меняется все время, посмотрим, как там будет, в будущем.

Федор ПОГОРЕЛОВ

«Фонтанка.ру», 11.08.2017

   
   
на главную
матчи  соперники  игроки  тренеры
вверх

© Сборная России по футболу


 
Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru