СБОРНАЯ РОССИИ ПО ФУТБОЛУ | СБОРНАЯ СССР ПО ФУТБОЛУ | ОФИЦИАЛЬНЫЙ РЕЕСТР МАТЧЕЙ
Сборная России по футболу

ОБЗОР ПРЕССЫ / НОВОСТИ


ДМИТРИЙ ТОРБИНСКИЙ: «КОГДА ПОСМОТРЕЛ МАТЧ «СПАРТАК» - «ЗЕНИТ», ЗАХОТЕЛ ВЕРНУТЬСЯ В ФУТБОЛ»

Дмитрий ТорбинскийБывший полузащитник сборной России Дмитрий Торбинский рассказывает Sport24, как не разлюбить игру, даже оставшись на 5 месяцев без команды.

— В «Балтике» вы узнали, что такое перелет из Калининграда во Владивосток, самый длинный в российском футболе. Как ощущения?

— Это был самый сложный выезд в жизни. Там еще начало игры на 7 утра по Калининграду поставили. Здравого смысла вообще не было. Не понимаю, о чем люди думали — с учетом того, что мы летели всю ночь. По нашему времени мы на стадион выехали в половину пятого. Может я что-то не понимаю, но это какой-то бред.

Сама игра была очень тяжелая: в первом тайме еще более-менее, во втором — сил просто не было. Ноги не бежали и не слушались. Погода плохая, поле плохое.

Затем у нас была задержка вылета. На сутки. Мы поехали обратно в гостиницу, но я в итоге улетел пораньше — из-за того, что купил билет. Там как получилось: в городе осталось много людей, все хотели улететь, но из-за высокого спроса оставались лишь дорогие билеты в бизнес-класс. Кто-то только через 2 дня выбрался.

В Нижний Новгород мы ехали, по сути, не тренируясь — с игры на игру. Честно говоря, я был немножко в шоке. Ладно, что рейс задержали — такое бывает, это я могу понять. Но что игру сделали в 7 утра! Просто нет слов.

— Еще одна дичь — матч с «Факелом» в Воронеже, где весь стадион был в снегу. Только снеговика в штрафной не хватало.

— Ну там больше не в снеге дело — само поле ужасное. Грязь по щиколотку, вязнешь как в болоте. На таком поле в принципе играть в футбол нельзя. Но ни о каком переносе речи не шло. Матч мы провели, даже выиграли.

Поля в ФНЛ очень плохие. Хорошее пока было только в Краснодаре. В Нижнем Новгороде — искусственное, далеко не нового поколения. Технологии потихонечку идут вперед, нужно стелить нормальные поля.

— Сразу после переезда в Калининград вы сказали в интервью: хочется поиграть и насладиться. Поиграть получается. Что насчет наслаждения?

— У нас хорошая команда, коллектив. Ребята хотят, стараются. Не все получается, но через трудности мы двигаемся к цели, которую сами себе поставили. Плюс, я играю все время, набираю тонус. Все-таки пропустил полгода, без фундамента и серьезной предсезонки.

Нужно возвращать кондиции. В этом плане я наслаждаюсь. А что касается полей и перелетов… Мы же летаем через Москву. Бывают рейсы, когда 5 часов сидишь в аэропорту. По-разному бывает.

— Морально были к этому готовы?

— К перелетам — да. Но не к тому, что настолько плохие поля. И не к тому, что было во Владивостоке. Но все случается в первый раз.

— Есть что-то, что приятно удивило в ФНЛ?

— Удивило, что все бьются. Трудно понять, кто лидер, кто нет. Играющих команд немного, больше «физики», единоборств. Порой смотришь — и не понимаешь, кто фаворит. Например, играли мы с «Факелом»: они вроде бы на последнем месте, а так и не скажешь. Играли нормально, даже на таком поле пытались что-то создавать. Очень ровная лига. Но остальное — тихий ужас. В Дзержинске, к примеру, мы играли на полуразваленном стадионе.

— 11 апреля «Балтика» провела первый матч на новой арене. Планировалось, что «Балтика» сыграет с «Шальке». А в итоге — «Крылья Советов». Проверить себя сегодняшнего на фоне немцев хотелось?

— Это больше маркетинговый ход. По уровню мы серьезным образом слабее. Просто сейчас начался чемпионат и сконцентрироваться на выставочной игре было бы трудно. Мы сами поставили себе задачу и нам важно выигрывать, чтобы залезть наверх, в стыковые. Задел пока небольшой — два очка. Если бы это были сборы, сыграть с сильной командой было бы интересно. Но сейчас мысли больше об официальных матчах.

— Калининград — это почти Европа. В чем это проявляется?

— Я заметил несколько особенностей: некоторые здания и целые райончики в таком европейском стиле. Наши старые постройки тоже есть, не без этого. Но если сравнивать с тем же Краснодаром, где много частного сектора, здесь такого и близко нет. А так — маленький город, достаточно компактный.

И еще погода, я такого нигде не видел. Можешь выйти тренироваться, когда холодно и идет снег. А через 15–20 минут — резко тает и выходит солнце. Ощущение, будто можно тренироваться в одной майке. Не могу объяснить такие перепады.

— Главный совет для тех, кто приедет в Калининград на ЧМ?

— Тут много разных музеев, исторических достопримечательностей. С этой точки зрения будет интересно. Калининград — бывший немецкий город, со своей историей. Все необходимое здесь тоже есть: рестораны нормальные, пиво вкусное. Думаю, болельщики из Европы почувствуют, что они рядом с домом.

***

— Когда вы поняли, что точно перейдете в «Балтику»?

— Когда первый раз поехал на Кипр, где-то неделю там потренировался — чтобы посмотреть на команду, познакомиться с тренером. И одновременно с этим мне позвонил Кирилл Котов. Сказал: все хотят тебя видеть, подумай. Но «Пафос» предложил подписаться. И я выбрал Кипр — все-таки высший дивизион, плюс зарплату мне предложили побольше. Решил доиграть там полгода, чтобы немножко вернуться.

— Вы изначально относились к этому как к временной истории?

— В то время говорить так было некорректно. Но подспудно эта мысль сидела. Первый месяц я не мог играть, только тренировался. За это время они проиграли подряд много матчей и опустились в зону вылета. Просто сдулись!

Потом я вышел с одним из лидеров и в первом же матче получил красную карточку. Жестко сыграл, затем на мне нарушили. Парень стал забирать мяч, я у него выхватывать, мы зацепились, и судья показал обоим по желтой. А для меня она была вторая. Где-то эмоции — давно не играл, плюс команда уступала. Хотелось всю эту ситуацию немножко взорвать, а получилось как получилось.

На следующую игру тренер меня наказал. Я не особо понял то решение, говорил, что готов играть — есть и силы, и желание. Они поехали на Кубок, там тоже проиграли. Матч в чемпионате я, естественно, пропускал. А потом тренера поменяли — пришел шотландец. Было видно, что у него ориентация на молодежь. У меня не было времени ждать, когда он со всеми познакомится, и я сам позвонил в «Балтику». Сказал: если предложение в силе — готов приехать. Контракт с «Пафосом» мы заключали напрямую с владельцами…

— Русскими владельцами.

— Да, поэтому договорились о разрыве. Для них тоже такие деньги платить… Я хотел помочь, но если такая ситуация — рассчитайте меня по это число, поеду дальше.

— За эти несколько матчей вы поняли, что такое чемпионат Кипра?

— Когда я туда приехал, все вокруг говорили, что его недооценивают. Ну там действительно есть две команды хорошего, топового уровня. Еще АЕК — чуть-чуть похуже. Потом еще три команды. И еще одна прослойка.

Хотя состав у «Пафоса» неплохой. Не скажу, что какие-то звездные игроки, но результаты должны быть лучше. Сейчас они на предпоследнем месте идут, там плей-офф за выживание.

Это не то, что я ожидал. Думал, мы будем бороться за первую шестерку. А тут бац — и ловить уже нечего. В ФНЛ ты хотя бы понимаешь, что дальше — надо залезть в четверку и выдать 2 матча. Выбрал этот вариант.

— До Кипра вы 5 месяцев искали команду. С каким мыслями? Была информация, что вы чуть ли не завершили карьеру.

— Я так понимаю, это просто Рома Широков дал тогда интервью. Он и еще ряд игроков учились на курсах спортивного менеджмента — там есть совместная программа ФИФА и Высшей школы экономики. Он, можно сказать, мне и посоветовал. Я прошел собеседование и пошел учиться. Из-за этого, наверное, и появилась эта информация. Но я такого никогда и никому не говорил.

А мысли… Честно говоря, был в шоке. Было непонятно, как меня никуда не пригласили. Только от «Арсенала» предложение, но не договорились. Вроде бы были подвижки, но на общий знаменатель не вышли. Хотя я специально прилетел на сборы. Сейчас не готов сказать, чья это ошибка.

— Вы думали, что варианты еще будут?

— Да, но в этом году какая-то своя специфика. Для меня это откровение. Смотрю сейчас — половина Премьер-лиги за выживание борется. Мы тут думаем о переходных, а кто из РФПЛ попадет — вообще не понимаешь. Градации никакой! Есть первые 6 команд — и все остальные.

— Чем занимались эти 5 месяцев?

— Старался держать себя в форме — два раза в неделю хоккей, футбол, пробежки делал, на фитнес ходил. Не каждый день, но раза 3 в неделю двигался.

Футбол практически не смотрел — только пару матчей «Краснодара». Но когда я посмотрел игру «Спартак» — «Зенит» (3:1), захотелось вернуться в футбол. Классный матч был, конечно. В это время как раз начал вырисовываться вариант с Кипром.

— Вы пошли на менеджерские курсы ФИФА. Зачем?

— Делать правильный менеджмент в российском футболе трудно. У нас нет понимания, что это такое. Футбол финансируется государственными деньгами, другие приоритеты. Здесь нужно что-то менять в головах, но каждому в голову не залезешь. Хотя тренерам еще сложнее. Мы разговаривали с Ромой Широковым: тренеров у нас каждый год выпускается порядка тысячи, но работают одни и те же. Просто по кругу крутятся. Чтобы куда-то попасть, надо схватить птицу счастья.

— Сергей Галицкий дал шанс Мураду Мусаеву. Вы с ним знакомы?

— Я его помню. Мы играли на базе тренировочные матчи, на которые приезжала вторая команда. Здоровались, но особо не общались. Думаю, Галицкий даст ему шанс — у Мусаева есть история работы с молодежью, он постепенно идет вверх.

Я не говорю, что точно не буду тренером. Если решу, что это нужно, пойду учиться. Без лицензии нельзя же тренировать.

***

— Когда вы начинали карьеру, каким представляли себя в 33?

— Я всегда думал, что буду долго играть. К лишнему весу не расположен, в принципе легкий. Понятно, что с возрастом скорость пропадает у любого. Но я всегда был быстр. И знал, что пешеходом не стану. Травмы — да, много, но вроде бы пережил. Планировал поиграть подольше. Все к этому шло, но из-за этой ситуации остался без клуба.

— Какой совет дали бы себе 20-летнему, зная, как сложится карьера?

— Я не люблю о чем-то жалеть, но, может быть, надо было в Европу уехать.

— В какой момент?

— Когда из «Спартака» уходил. Не то что я жалею, что ушел в «Локо», просто это был бы хороший опыт. У меня тогда и возраст был правильный для перехода. Вернуться всегда смог бы. После чемпионата Европы «Локо» сразу повысил мне зарплату и обозначил, что я нужен. Плюс, я был в команде только полгода. Какого-то конкретного предложения не поступало, но во Франции интересовались.

А вообще считаю, что все нормально. Был в разных клубах в разных городах. Это тоже опыт, движение. Я всегда искал новый вызов. Условно говоря, из «Локомотива» перешел в «Рубин». К сильному тренеру с еврокубками. Потом — «Ростов», потом — «Краснодар», пошел опять в гору. Тихо-спокойно я не сидел.

— Жалеете, что поработали с Бердыевым не так много, как могли бы?

— Да, вот с ним хотел бы. Я летом сам изъявлял желание — но у «Рубина», видимо, не было на меня планов. Я не совсем понял.

— Вы были готовы вернуться в «Рубин» даже после истории с увольнением?

— Это проблема не «Рубина», а отдельных людей. К «Рубину» у меня претензий нет. Там и город нормальный, в котором мне было комфортно.

— Отдельные люди — это, видимо, бывший гендиректор Громов.

— Громов и второй, да. Не помню как фамилия. Я с Громовым не здороваюсь. Просто не замечаю. Мы с ним в аэропорту один раз виделись. Для меня этот человек — сорняк и преступник. Больше сказать нечего.

— Ринат Билялетдинов говорил, что хотел оставить вас в «Рубине», но вы отказались от варианта, при котором зарплата зависела от количества матчей. Ваша версия известна — клуб сам разорвал контракт. Разобрались, откуда такое расхождение?

— Не знаю, что ему рассказали. Никаких вариантов мне не предлагалось. Просто: «Если ты изъявишь желание…» Завуалированного так. Вроде бы мы с тобой разрываем — Совет директоров так решил, но если ты захочешь… Я говорю: «Какое желание? У меня контракт еще год действует!».

С одной стороны, это было цинично, бумажку мне дали прямо в день рождения. А с другой — это был подарок. Тем самым они сразу проиграли суд и выплатили мне за год, хотя я уже играл в другой команде. Часть я потом вернул, но это капля в море. Я в любом случае выиграл.

Возвращаясь к менеджменту, Громов и его бригада сами подставили клуб. Я ничего разрывать не хотел, сыграл тогда 80% матчей. А они сказали: ты редко проводил все 90 минут. Я ответил: слушайте, это решение тренера. Если надо — смогу и 90. Они просто придумывали повод и, может быть, говорили Билялетдинову, что я что-то там не подписываю. Но никакого предложения не было. Не-бы-ло!

— Когда вы последний раз получали настоящее удовольствие от футбола?

— В «Краснодаре». Прям по-хорошему. Там люди реально в футбол играют с наслаждением.

— Ушли оттуда из-за Шалимова?

— Нет, контракт был по схеме 2+1. «Плюс один» — по решению клуба. Когда некому было играть, Шалимов ставил меня левым защитником. Хотя я и при Кононове играл на этой позиции. В центре он меня не видел. Но я привык играть слева, мне даже нравиться начало. А потом взяли молодого — Рамиреса, и вроде как нашли левого защитника. Я не маленький, воспринял это нормально. Нет и нет.

— Последний приятный сюрприз в футболе, который вы получали?

— Когда меня Капелло из «Ростова» вызвал. Для меня это было странно — мы тогда боролись за выживание, Курбан как раз пришел. Хотя в следующий раз в сборную уже не позвали.

— За что вы особенно благодарны Бердыеву?

— Он мне в принципе подходит ментально. Много не говорит, больше делает. Все скрупулезно и четко, все нюансы вплоть до мелочей. Это по мне. Плюс, он действительно может многому обучить.

***

— Какие эмоции вызывает лидерство «Локомотива»?

— Что «Спартак», что «Локомотив» — вроде был долго, но такого, что прям болею, нет. Жизнь идет, у тебя свои цели, у них — свои. Для меня это немножко странно, что «Локомотив» так выступает. Никто не ожидал, в том числе и я. Но, как говорится, прет, где-то везет. Они в принципе нормально играют. Почувствовали уверенность. Сейчас ситуация обострилась, но, если выдержат эту гонку, есть все шансы.

— Когда-то у вас произошло недопонимание с Семиным. Вы говорили, что это не конфликт, а расхождения по футбольным моментам. Просто разные взгляды на игру?

— Где-то да, я был не согласен с его претензиями. Но это так давно — я уже сто раз клуб поменял, он тренировал разные команды… На тот момент мне казалось так. Я тоже где-то вспылил, ему не понравилось, он принял резкое решение.

Поначалу у нас все нормально было, а со следующего сезона как-то началось. Не скажу, что он виноват. Скорее, просто не поняли друг друга, неправильная реакция на отдельные слова.

— В тот момент вы действительно хотели вернуться в «Спартак»?

— Никогда у меня не было такого предложения. Ни одного! Хотя стоп, было — когда я из «Ростова» уходил. Единственный раз. Но тогда я выбрал «Краснодар», они контракт дали лучше по времени и более выгодный для меня.

— В этом году вашему голу голландцам на Евро исполняется 10 лет. Как вспоминаете тот момент?

— Это уже история. Жаль, что за это время сборная не сделала новый шаг на европейском и мировом уровне. Пока это лучший результат, люди помнят. Частенько ко мне подходят, благодарят за те эмоции.

Sport24.ru, 13.04.2018

   
   
на главную
матчи  соперники  игроки  тренеры
вверх

© Сборная России по футболу


 
Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru