СБОРНАЯ РОССИИ ПО ФУТБОЛУ | СБОРНАЯ СССР ПО ФУТБОЛУ | ОФИЦИАЛЬНЫЙ РЕЕСТР МАТЧЕЙ
Сборная России по футболу

ОБЗОР ПРЕССЫ / НОВОСТИ


ВОПРОСЫ, НА КОТОРЫЕ СБОРНАЯ РОССИИ НЕ ДАЛА ОТВЕТОВ. СУБЪЕКТИВНЫЙ ВЗГЛЯД

Обозреватель «Матч ТВ» — о выступлении национальной команды на чемпионате мира и ее перспективах.

Евгений ДЗИЧКОВСКИЙ

Необходимое отступление.

Этот текст написан спустя три дня после четвертьфинала Россия - Хорватия специально для того, чтобы снизился градус кипения наших с вами котелков. Хотя кипели и булькали они глубоко закономерно.

Этот текст не отменяет ни единого доброго слова в адрес сборной России. Мы слишком долго требовали от национальной команды трезвой самооценки и прагматичного подхода, чтобы теперь, когда высокий результат достигнут благодаря этим качествам, упрекать ее ровно в том же самом.

В этом тексте почти не будет букв про промах Федора Смолова. Сказано многое, кое-что по делу, упреки в адрес Смолова и, кстати, Фернандеса, теоретически возможны не за то, что не забили, а за то, что били. Но большой вопрос, только ли им за это предъявлять. Вообще ситуацию вокруг серии пенальти, на мой взгляд, следует рассматривать в качестве урока, а не упрека. Оказалось, что и такое надо просчитывать. Возможно, с привлечением в сборную штатного психолога.

Зачем же тогда написан этот текст? Затем, что он не про прошлое, пусть и совсем свежее, а про будущее.

Едва ли не сразу после сочинского финального свистка родилась мысль: хорошо бы в том ликовании, в которое всех нас погрузила сборная России, не возникло уверенности, будто выступление на ЧМ-2018 и есть наша перспектива, генеральная футбольная линия на годы вперед. Потому что в подготовке сборной и ее игре было слишком много атипичного и спонтанного.

Совершенно не исключаю: именно это и позволило подняться туда, куда мы поднялись. Был такой президент — Ельцин. Считалось, что в пиковые и кризисные моменты он более эффективен, нежели в относительно стабильной или конвейерной обстановке. Путь нашей команды наводит на схожие мысли. Два года проб и ошибок (что само по себе правильный метод), резко возросшая концентрация проблем непосредственно перед выступлением, кадровые ребусы, калейдоскоп стартовых составов, игровых схем, — и неожиданное бинго. Для всех неожиданное. Включая сборную — есть такая уверенность. Но оттого и вдвойне приятное.

Иллюзия правильности произошедшего может оказаться весьма токсичной. Это все равно что датчане решили бы вдруг после 1992 года: загонять сборную на пляж вместо каторжной подготовки, — и есть универсальный рецепт успеха. Смех в том, что ни до, ни после сборная Дании даже не нюхала возможность взять большой титул, а тогда взяла, выиграв чемпионат Европы. Но говорит это лишь о том, что, а) не бывает правил без исключений; б) за надстройкой порой не видно базиса.

Петер Шмейхель, Ларс Ольсен, Торбен Пехник, Кент Нильсен, Йон Сивебек, Ким Кристофте, Йон Йенсен, Ким Вильфорт, Хенрик Ларсен, Бриан Лаудруп, Флемминг Поульсен. Тренер Рихард Меллер-Нильсен. Специально указал фамилии вместе с именами, чтобы ощущалась звучность. И чтобы было понятно: да, исключительно благодаря пляжу эта банда и выиграла Евро. А еще джину с тоником. Сидели бы на «дайкири» — ни в жисть.

Ну и довеском — в финальном этапе ЧЕ-1992 было лишь 8 сборных. А будь их 32, как в России, пляжникам бы очень серьезно ёкнулось по пути к титулу.

При том, что влияние экстренной ситуации на датский результат (скорее всего, позитивное, как и в случае со сборной России), отрицать бессмысленно. Встряска, адреналин, нечего терять — вот это все.

По логике, начинать разговор о сборной-2018 следует с ее игрового стиля. Очень многим он показался не только брутальным, но и циничным, лишенным созидательного начала, разрушительным, антифутбольным. Но именно за стиль упрекать сборную и бессмысленно, и глупо. Станислав Черчесов выбрал не просто продуктивный фарватер — это был единственно возможный в нашей ситуации фарватер! Любая другая комбинация ходов привела бы шаху, мату, пату, цейтноту и цугцвангу, если говорить о результате.

При этом Черчесов фактически дал понять сборной — и всем нам: вы не умеете играть в другой футбол настолько хорошо, чтобы добиться с ним чего-либо на чемпионате мира. Проверял, плавали, знаем. А вот с мужским началом, бандиты, у вас полный порядок. Поэтому надевайте тельники, рвите их на груди, — и вперед, в месиво.

Все абсолютно логично. Смущает только это виртуальное «не умеете». А представьте, что было бы, умей наши играть в другой футбол? Да еще с тельниками, самопожертвованием и отдачей, которую они показали на этом ЧМ. Уметь всегда лучше, чем не уметь. А техника и мысль с бойцовским клубом — вовсе не антагонизмы. Они шикарно дополняли бы друг друга.

К этому есть пара важных уточнений. Кадровый дефицит — не черчесовская проблема. Он работал с теми, кто в наличии, за некоторыми исключениями. И сделал из них то, что позволяли обстоятельства. Выжал максимум. Почти.

Второй сюжет: при всех вкусовых особенностях нашей игры, сборная России забила на турнире 11 мячей. Это значит, что обвинять ее в антисозидании и низком креативе нелепо. Просто это был особый вид креатива. Малокомбинационный. Силовой. Энергозатратный. От разрушения. Не требующий длительного контроля мяча.

Но направленный, несомненно, на взятие ворот, а не на въезд двумя ногами в чужую кость.

Все это тем удивительнее, что как раз разрушителей в сборной и не хватало. Травмы, экстренный вызов возрастного Игнашевича, неопытный Кутепов, рискованный Гранат… А вот с созидателями (оцените клумбу российских полузащитников) у нас был количественный порядок.

Вывод: наши креативщики таковы, что на высшем уровне конкурентны их разрушительные, а не комбинационные качества. Попытка использовать российских хавбеков по назначению привела бы к провалу. Став чемпионами по выносам, подкатам, сэйвам и игре без мяча, мы удивили мир. Но — парадокс — удивили позитивно. Поскольку четвертьфинал тушкой и чучелом, по-исландски, намного престижнее, чем вылет из группы по-немецки. В любой системе ценностей, хоть в нашей, хоть в западной.

Удивление менее хвалебного порядка — спонтанность. Речь о многих моментах. Самый наглядный пример — Черышев. Человек-прорыв этого ЧМ в предыдущие два года провел за сборную 35 минут. 8 — против Франции в марте, 27 — против Австрии в мае. И не только из-за травм. Было бы хуже, если бы Черышев был «поюзан» и вписан в сборную раньше, а не по ходу чемпионата мира? Разумеется, нет. А скорее всего, было бы лучше. И ведь он не зеленый новичок, а давно уже футболист с потенциалом. Чей недосмотр? Почему так вышло?

Похожая история с Миранчуками. У них на двоих — 60 минут Алексея в матче с Уругваем. Не самых удачных, надо признать, минут. Но — так же, как и у всей остальной команды. Можно ли сказать про такое — «не использовал свой шанс»? Наверное. Так же как про биатлониста, стартовавшего в последней группе по разбитой лыжне и не попавшего почему-то на подиум. Был шанс? Был. Использовал? Нет. Какие вопросы?

Другое дело, что Миранчуки стилистически не вписались в модель, предложенную Черчесовым. Инсталлировать их насильно — глупее не придумаешь. Однако мы помним про два предыдущих года. Братья — мозговой центр чемпиона России «Локомотива», люди, давно о себе заявившие. Надо ли так понимать, что футболистов с их подбором качеств за два года невозможно вписать в сборную, в которой почти нет легионеров? Ну, или хотя бы одного брата, раз уж Антон был травмирован?

Кстати, 60 миранчуковских минут — игровое время всего «Локомотива» на ЧМ. То ли чемпион России чересчур диссонирует с нашей сборной в игровом смысле, то ли в ходе двухлетнего периода подготовки что-то шло не так.

Еще немного аналогичного — пробросом.

Если Игнашевич для команды настолько ценная фигура (а это так, не поспоришь), почему его привлекли в сборную лишь в последний момент? Даже при «живых» Васине и Джикии, думается, состояние нашей защиты бессменный на ЧМ ветеран точно не ухудшил бы.

Забей Заболотный в одном из контрольных матчей весны, мы точно увидели бы в сборной вулканического Дзюбу?

Нелишне напомнить, что отобрался в команду Дзюба не как форвард «Зенита», а как форвард тульского «Арсенала». Может, и центральных защитников стоило поискать в командах схожего уровня? Не перед самым ЧМ, конечно, — но ведь ему предшествовали целых два года. И все эти два года, если не двадцать два, было очевидно: травма любого защитника автоматически ввергает сборную в столбняк.

Жутко представить, что было бы, откажи в мае Черчесову Игнашевич, или ударь соперники по кутеповской ноге посильнее. Оба — красавцы. Но до плана Б, полагаю, составу нашей обороны было далеко. Отыграли на тоненького. Хотя травмы Васина и Джикии случились не в последний момент, а о кадровом пожаре всем известно целую вечность.

В целом наше выступление на этом ЧМ напоминало развязку многих кинофильмов, где заведомо более слабый герой в схватке с монстрами вдруг изворачивается и выживает. А монстры — наоборот. Такое всегда вызывает симпатии публики. Но согласны ли мы и впредь на роль более слабых? Теперь сборная России будет всегда так играть? Форс-мажор перед большими турнирами — всерьез и надолго? А если нет, что должно измениться?

Во время чемпионата интервью «Матч ТВ» дал известный в прошлом форвард Гоча Гогричиани. В Сочи, рассказал он, по тысяче детей на одно футбольное поле. И то платное. Приходит возраст, когда уже нельзя играть на четвертушке газона — а других возможностей у детей нет. И денег у их родителей не сказать чтобы много.

Не в этом ли кроется тот резерв, которого перед этим ЧМ сборной ощутимо не хватало?

Последний, наверное, момент — личная просьба к Черчесову. Быть выше эмоций, обстоятельств, журналистов тогда, когда это возможно. Не тот враг, кто не то спросил. И не тот друг, кто похвалил за плохую игру. Тренерам сборных великодушие еще никогда не вредило.

А вообще победителей не судят, конечно. Прекрасно это знаю. И потому написал не о прошлом — о будущем.

«Матч ТВ», 10.07.2018

   
   
на главную
матчи  соперники  игроки  тренеры
вверх

© Сборная России по футболу


 
Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru