СБОРНАЯ РОССИИ ПО ФУТБОЛУ | СБОРНАЯ СССР ПО ФУТБОЛУ | ОФИЦИАЛЬНЫЙ РЕЕСТР МАТЧЕЙ
Сборная России по футболу

ОБЗОР ПРЕССЫ / НОВОСТИ


ЕВГЕНИЙ ЧЕРНОВ: «ДЗЮБА СКАЗАЛ МНЕ: «ГДЕ-ТО Я ТЕБЯ ВИДЕЛ...»

Евгений ЧерновЗащитник «Зенита» Евгений Чернов — о вещих снах про Халка и сборную России, игре в приставку с Робертом Маком и своем коронном блюде.

Вернувшийся летом в «Зенит» из тосненской аренды левый защитник Евгений Чернов долгое время не появлялся на поле, однако в последних четырех турах премьер-лиги неизменно начинал игру в стартовом составе. С этого мы и начали наш разговор — в преддверии воскресной встречи против ЦСКА.

«Ближайшие годы карьеры хочу связать с «Зенитом»

— Никаких проблем не испытывал, — сказал Чернов. — Понимал, что нужно тренироваться, не обращать ни на что внимания и ждать своей возможности.

— Сергей Семак напрямую объяснял это неопределенностью вашего будущего в «Зените». Что он говорил лично вам?

— Скажу так: когда бы мы с ним ни говорили — всегда прекрасно друг друга понимали. Никаких обид из-за того, что не играю, у меня не было.

— А о чем был ваш самый первый разговор?

— Перед сборами обсудили какие-то игровые моменты. Мы ведь с Сергеем Богдановичем знакомы уже давно, еще с тех времен, когда он был в тренерском штабе Луческу. Когда с «Тосно» играли последний матч прошлого сезона в Уфе, он подошел, поздравил с победой в Кубке.

— Семак тогда уже знал, что возглавит «Зенит»?

— Я не в курсе. Мы просто пообщались, он поздравил меня, но никаких разговоров о «Зените» не было.

— Теперь, когда вы четыре тура подряд отыграли в основе, можно сделать вывод, что вопрос с будущим решен?

— Для меня ничего не поменялось — полностью сосредоточен на игре за клуб и не владею информацией о своем будущем. У меня по контракту осталось еще два месяца, и я готов полностью его отработать. А там уже посмотрим.

— То есть вы не достигли с клубом договоренности о продлении соглашения?

— Повторюсь, пока никаких изменений — я сейчас сосредоточен только на игре.

— А чего хотели бы лично вы?

— Сразу выразил полную готовность ближайшие годы своей карьеры связать с «Зенитом», несмотря на другие предложения.

«Помогаю Маку с русским, а он мне — с английским»

— После кубковой игры в Астрахани вы были особенно рады, что ваш голевой пас пришел именно к Маку. Почему?

— Мы с ним давно знаем друг друга, много общаемся, после тренировок часто остаемся и рубимся в футбол на Play Station. Тот гол «Волгарю» мы так и отпраздновали — будто играем в приставку.

— Кто побеждает?

— Он недавно выложил фото в Инстаграм, там все сразу понятно! (смеется) Счет? Нет, не скажу, но готов для чистоты эксперимента сыграть с ним на камеру. У нас постоянные зарубы, и то, что он там опубликовал — нелепая случайность!

— Общаетесь на английском?

— Он немного говорит по-русски, а я понимаю его английские фразы. Так что мы друг другу помогаем — он мне с английским, я ему с русским.

— Тогда еще о Кубке. Почему не удалось победить «Ростов»?

— Борьба в Кубке состоит из одного матча, в котором может случиться все, что угодно. К сожалению, «Ростову» в каких-то эпизодах больше улыбнулась удача, он смог забить, а мы свои моменты не реализовали. В начале второго тайма была возможность все поменять, но это уже история.

— В кубковых играх была ощутимая ротация состава. Разумеется, без нее никуда, но показалось, что Кубок «Зениту» не нужен. Это так?

— Конечно, это не так. Это важный трофей, который хочется завоевать любой команде. Мы выходили с настроем победить и расстроены тем, что проиграли.

— Однако с точки зрения физических нагрузок и борьбы в чемпионате и Лиге Европы вылет из Кубка — скорее, на пользу команде?

— Я бы не сказал, что это какая-то сверхнагрузка. Например, в Англии игроки, со всеми еврокубками и внутренними турнирами, проводят за сезон игр по 60, и ничего — демонстрируют хороший футбол, отличную подготовку. Думаю, и нам лишние пять-семь кубковых игр тоже не помешали бы. Любой трофей — это престиж клуба, за него всегда нужно бороться.

«За чемпионство в первом круге не дают кубки и медали»

— О физических нагрузках. «Зениту» все сложнее набирать очки в премьер-лиге. Команда устала?

— На этот вопрос лучше ответит тренерский штаб. Для меня ничего не изменилось — мы хорошо готовы физически, добиваемся результата. Я считаю это одним из ключевых факторов — ведь игра всегда забывается, а в памяти болельщиков остается итоговый счет.

— После победы над «Ахматом» «Зенит» — чемпион первого круга. На ваш взгляд, это имеет хоть какое-то значение?

— За звание чемпиона первого круга не дают кубки и медали. Это просто приятный момент и ничего более. Впереди у нас достаточно игр, и нужно демонстрировать силу на протяжении всего сезона.

— Из четырех последних матчей в чемпионате какой был самым сложным лично для вас?

— Против «Краснодара». Во-первых, мой дебют в премьер-лиге в этом сезоне. Во-вторых, соперник и антураж матча: игра за шесть очков. Напряжение было большое.

— Впереди еще одна напряженная игра — с ЦСКА, — которую пропустит один из лидеров сине-бело-голубых. Паредес своим удалением подвел команду?

— Не считаю правильным комментировать эту ситуацию.

— Если вы выйдете на поле в воскресенье, на фланге вам будет противостоять Мариу Фернандес, с которым вы встречались в сборной России. Ваше мнение о нем?

— Футболист очень высокой квалификации, агрессивен в атаке и в обороне очень умен. Поэтому команде соперника с ним всегда непросто. На чемпионате мира он себя показал с лучшей стороны.

— У вас пока только один матч в национальной команде — товарищеская встреча с «Динамо» (3:0). Футболку сборной с той игры храните?

— Конечно! Дома, в моей коллекции.

— Большая у вас коллекция?

— Есть футболки Алексея Миранчука, Павла Могилевца. В Томске у родителей лежит майка Дениса Бояринцева. Маек много, я просто не помню всех, с кем менялся. Ну и мои личные, разумеется — те, что самые памятные для меня: из сборной, из «Зенита». Какие-то храню сам, какие-то подарил родителям. После каждого сезона оставляю как минимум одну и прошу ребят, чтобы расписались на ней.

«Приехали из далекой сибирской глубинки — и дошли до финала»

— Матч с ЦСКА для вас — принципиальный? Напомню, октябрь 2009-го, Сочи, финал первенства России по футболу среди юношей 1992 года рождения, который ваша «Томь» проиграла армейцам 0:3.

— Было дело! Но личных счетов у меня с ЦСКА точно нет — то поражение, конечно, было обидным, но и мы и так проделали огромный путь с нашей командой и были невероятно счастливы, когда просто попали в финал. Этого от нас никто не ожидал — в Томске не верили, что нам это удалось, все говорили: «Наверное, много лет еще никто ничего подобного не повторит». Встречали потом как героев — пригласили в мэрию, столько внимания было. Почти вся наша команда тогда через год попала в дубль «Томи».

— Томичи тогда взяли ряд индивидуальных наград: Алексей Сазонов стал лучшим нападающим турнира, Максим Суворов — лучшим защитником. Какова их судьба?

— Сазонов играет в ивановском «Текстильщике», во второй лиге, зона «Центр», а Суворов закончил с футболом. На самом деле из той команды осталось только трое действующих игроков: я, Сазонов и Михаил Башилов, он в высшей лиге Белоруссии выступает, за «Городею».

— Самое яркое воспоминание о том турнире?

— Для нас все происходило как в сказке. Мы приехали в Сочи точно не в числе главных фаворитов, но от игры к игре набирались уверенности, побеждали сильных соперников. Самый памятный для меня момент — гол в полуфинале в ворота «Химок». Я открыл счет, мы выиграли 2:0 — получается, мяч стал победным. В «Химках» тогда был полузащитник Михаил Гащенков, который сейчас в «Ахмате» играет. Мы с ним позже пересеклись в дзержинском «Химике», года три назад, и вместе вспоминали тот турнир. И он говорит: «Так это ты нам тогда в полуфинале забил?» — «Ну да, Мишаня, я, а что такое?» — «Да после этого матча мне так от тренера досталось за то, что я мяч в центре потерял, а ты подобрал и забил, он меня вообще, так наорал!.. Значит, это ты был…»

Разговор с Дзюбой

— К слову о забитых голах. В футбольном детстве в Томске вы начинали центральным нападающим. Как оказались в защите?

— Сперва действительно играл впереди — так поставил тренер, у меня была хорошая статистика, забивал много. Потом, когда детский футбол закончился, и нужно было заполнять все позиции, оказалось, что в команде нет атакующего левого полузащитника, и меня отправили туда. Все получалось — я и профессиональную карьеру начал в той же роли, постоянно подключался к атаке. А потом как-то раз, когда я уже играл в «Химике», на сборах тренер сказал мне: «Давай попробуем тебя слева в защите? Ты большой объем работы выполняешь, будешь нападение поддерживать по флангу». Попробовали, все остались довольны, так я и стал защитником.

— Кто тогда был вашим кумиром?

— В детстве всегда равнялся на нападающих — тех, кто много забивает, красиво обыгрывает. Из иностранных звезд выделял Роналдинью — он нравился мне и многим моим друзьям, мы старались подражать ему, смотрели видео, как он в перекладину издалека бьет, пытались повторить его финты. А из российских — конечно, Андрей Аршавин. Думаю, это лучший наш футболист.

— Тогда чемпионат Европы-2008 — особенное воспоминание для вас?

— Это точно. И еще почему-то я всегда сразу вспоминаю ответный матч «Зенита» с «Марселем» в Кубке УЕФА, где он феерил.

— О какой команде вы мечтали в детстве? Если кумир — Роналдинью, то о «Барселоне»?

— Нет-нет, никакой «Барселоны»! Это жена у меня болеет за «Барсу», мне больше по душе «Реал».

— Пожалуй, это еще больше сближает вас.

— Конечно! Особенно, недавний разгром в класико! (смеется) Надеялся, что «Реал» даст бой, но понимал, что «Барселона» сейчас сильнее. Не скажу, что я ярый фанат — просто симпатична мадридская команда.

— Следите за успехами «Томи»?

— Само собой! Галочка в My Score всегда стоит!

— Как она сыграла последний матч?

— Обыграла «Химки», 2:0.

— Вас не проведешь. Кстати, у вас с Дзюбой общее томское прошлое. Обсуждали с ним это?

— Да, мы как-то сидели с Артемом, и он мне говорит: «Где-то я тебя видел, где-то мы с тобой встречались…» — «Наверное, в Томске, на тренировках» — «Точно!». Потом разговаривали, вспоминали людей, которые там работали, атмосферу — Артем очень тепло отзывался о времени, проведенном в «Томи».

«В ПФЛ в „Газовике“ на выезды летали чартером»

— Вы один сезон провели в ПФЛ, играя за «Газовик». Антон Заболотный как-то рассказывал, что спал в автобусе в проходе между рядами, пока добирался на выезд. Ваша самая дикая история о второй лиге?

— У меня все наоборот. В «Газовике» был такой уровень, что, например, нам ехать на выезд 350 км, в город Учалы — и мы летим чартерным рейсом на самолете. Это о многом говорит. Да и поля в нашей зоне «Урал-Поволжье» везде были хорошие: трава росла, стадионы не разваливались. Мне повезло пройти вторую лигу с такой командой как «Газовик», которая сейчас в РПЛ неплохо играет (под названием «Оренбург» — прим. «СЭ»)

— Против какого игрока вам было сложнее всего играть?

— Вы его уже называли — это Мариу Фернандес. У нас было два сложнейших матча против ЦСКА в прошлом сезоне, когда я был в «Тосно» — и дома, и на выезде. Он умеет найти правильный момент, когда нужно побежать в атаку, как обмануть защитника. С ним всегда очень тяжело.

— В разное время у вас на футболках появлялись номера 80, 23, 28, 26. Объясните этот выбор?

— Мне вообще очень нравится цифра 8 — знак бесконечности. В дубле «Томи» восьмой номер я взять не мог, к сожалению, 88-й тоже был занят, поэтому я взял 80-й — у меня брат родился в 1980 году, так что это было символично. В «Газовике» продолжил играть с ним, забивал, все получалось, решил оставить — у меня даже на машине номер был 080. Но в «Химике» мне сказали, что нужно взять другой, выбор был до 30-го, и я взял 26-й — потому что у племянницы день рождения 26 ноября. Затем решил что-то поменять — у нас с женой дни рождения на 23-е число выпадают, так появился № 23. А потом — и в «Тосно», и в «Зените» — 23-й оказался занят, и я остановился на 28-м. Не знаю, почему, просто стечение обстоятельств, решил к двойке добавить любимую восьмерку. Но я всегда ищу какую-то магию цифр, вот и на этот раз она нашлась — дочка у меня родилась 8-го июля.

Сон про Халка

— Может быть, вам и сны вещие снятся? Про футбол, например.

— Было такое. Думаю, в жизни любого человека, который о чем-то мечтает, происходит подобное. Когда в «Зенит» пришел Халк, мне очень нравился этот футболист, а я тогда выступал в Оренбурге. Как-то мне приснилось, что я на тренировке играю с Халком — и мне в тот момент вообще не хотелось просыпаться. Утром открыл глаза и какое-то время думал — может, это все-таки реально? А потом, уже в «Зените-2», Виллаш-Боаш позвал меня на тренировку, и я действительно оказался на поле вместе с Халком. В тот день я был самым счастливым человеком. Еще про сборную России сны видел — и потом получал вызов туда.

— Всегда было интересно: учитывая мощный удар Халка, каково это — стоять в стенке, когда он разбегается перед штрафным?

— Мне не доводилось, но, думаю, он аккуратен — спокойно на точность исполнит, не будет пушку свою расчехлять!

— Вы, хоть и защитник, но голы все же забивали. Есть любимый?

— Когда забиваешь редко, памятен каждый мяч — особенно дебютные голы во всех командах, где я играл. Помню, в Оренбурге играли с «Ностой», я вышел на 74-й минуте, первым же касанием забил — и мы выиграли 2:1. Было шикарно!

Но самый запоминающийся момент — у моей жены день рождения 23 марта, и ровно в этот день у меня игра за молодежку «Томи» против Самары. Мы тогда только начинали встречаться, я позвал ее на стадион, но она из-за учебы не смогла приехать. Я забил гол в том матче, потом мы встретились, отпраздновали, и где-то через неделю я у нее спросил: «А ты поняла, какой я тебе еще подарок сделал?» — «Какой?» — «Я вообще-то гол забил в твой день рождения!» — «Да ты что! А я пропустила!..». Недавно вспоминали с ней это, смеялись.

— Почему вы назвали собаку Торрес? В честь футболиста?

— Все верно, в честь Фернандо Торреса. Мне очень нравилась его игра, когда он выступал в «Ливерпуле». И еще давно решил вместе с женой, что, когда появится собака, — назовем ее именно так. Она не возражала.

Блиц

— Ваше коронное блюдо?

— С рождением дочки я стал больше готовить, чтобы помогать жене. Думаю, жареную картошечку просто бомбическую делаю (смеется). Недавно вычитал рецепт, как сделать качественно, приготовил — жена оценила. Сначала говорит: «Похоже, рецепт не удался». А потом смотрю — тарелочка-то пустая! Выяснилось, что было вкусно.

— Самая дорогая покупка в жизни?

— Квартира в Санкт-Петербурге.

— За что вам последний раз было стыдно?

— За то, что поругал свою собаку. Торрес залаял на прохожего, я его отчитал, а потом стало жалко.

— Хабиб или Конор?

— Хабиб. Я не самый большой любитель боевых искусств, но с недавнего времени стал больше внимания им уделять. На приставке с друзьями играем постоянно. Тот бой я очень ждал — мы готовились к матчу, я утром проснулся, включил телевизор и попал на третий раунд.

— Чей постер висел у вас на стене?

— Постеров у меня не было, зато висели календари «Томи». Из местных футболистов для меня ориентиром всегда был нападающий Виктор Себелев, его называли «Сибирский Марадона». Много забивал, невысокого роста, юркий, я постоянно следил за его игрой — и так получилось, что он стал моим первым тренером в молодежке «Томи».

— Если бы футбола не существовало, кем бы вы стали?

— Думаю, открыл бы свое дело. У меня хорошо работает голова в этом направлении, всегда какие-то идеи приходят.

Егор БЫЧКОВ

«Спорт-Экспресс», 08.11.2018

   
   
на главную
матчи  соперники  игроки  тренеры
вверх

© Сборная России по футболу


 
Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru