СБОРНАЯ РОССИИ ПО ФУТБОЛУ | СБОРНАЯ СССР ПО ФУТБОЛУ | ОФИЦИАЛЬНЫЙ РЕЕСТР МАТЧЕЙ
Сборная России по футболу

ОБЗОР ПРЕССЫ / НОВОСТИ


КАК МЕНЯЛАСЬ СБОРНАЯ РОССИИ В 2018 ГОДУ

2018 год стал одним из самых памятных в истории российского футбола. Выступлением на домашнем чемпионате мира команда Черчесова вернула стране веру в футбол, а сам главный тренер сборной в итоге вошел в пятерку лучших тренеров года по версии ФИФА. Но начиналось все не так радужно. В предваряющих чемпионат мира товарищеских матчах россияне, как правило, проваливались и, что важнее, не исправляли систематических ошибок, тянувшихся за сборной еще с 2017 года. Несколькими простыми, отчасти вынужденными решениями прямо перед решающими встречами Черчесов все перевернул. Вспоминаем, какие изменения затронули сборную России в прошедшем году. Их было достаточно.

Россия до чемпионата мира — отлаженный прессинг и много проблем

За полгода до матча открытия чемпионата мира Станислав Черчесов подвел промежуточные итоги первого этапа своего руководства сборной, в главных достижениях отметив переход команды на 3-X-X (5-3-2 или 5-4-1) и ее омоложение. С главным тренером сборной было сложно поспорить. При нем команда действительно стала моложе (хотя все еще оставалась одной из самых возрастных среди участников чемпионата мира) и за редкими исключениями перестала наигрывать модуль с четырьмя защитниками. Черчесов понимал, что на чемпионате мира будет вынужден отказаться от игры с позиции силы во всех встречах, кроме матча открытия. При должной отработке новая схема должна была создавать дополнительную плотность в своей трети, при этом сочетаясь с основными сильными характеристиками команды, — прессинг на чужой половине поля и быстрый переход из обороны в атаку.



Работа на чужой половине поля — лучшее, что удавалось сборной в процессе подготовки к чемпионату мира. За полтора года с момента своего прихода в сборную Черчесов наладил высокий персонально ориентированный прессинг на чужой половине поля, продержавшийся на высоком уровне вплоть до конца года. Особенно хорошо команда прессинговала на флангах в статичных эпизодах при розыгрышах соперником стандартных положений на своей половине поля. В первых товарищеских матчах россиян в 2018 году с выходом из-под давления команды Черчесова испытывали проблемы и бразильцы, и французы. При этом проактивность сборной на чужой половине поля резко переходила в пассивный низкий блок за центральной линией поля, если прессинг удавалось разбить.

Поводов для беспокойства было намного больше. Во-первых, России плохо удавалось начинать позиционные атаки. В то время когда большая часть страны видела Денисова в роли волнореза сборной, Черчесов продолжал ставить Глушакова на позицию единственного опорника в схеме 3-5-2. Получалось очень плохо. Еще по игре за «Спартак» Глушаков показал, что пониманием пространства недотягивает до роли разыгрывающего игрока и своими открываниями гораздо полезнее на границе средней и чужой третей. К тому же из-за своей недисциплинированности в игре без мяча Денис зачастую оставлял опорную зону своей команды пустой и постоянно выключался из эпизодов в переходах из атаки в оборону. Без качественной связи двух первых линий владение россиян сводилось к вертикальным передачам в полуфланг на кого-то из двух центральных полузащитников либо к забросам за спины защитников под забегания Смолова.

Еще в первом матче в году со сборной Бразилией Черчесов поменял Глушакова и наделил функциями глубинного плеймейкера Александра Головина. Эксперимент повторился во втором товарищеском матче. Против будущих чемпионов мира Головин стал полноценным участником билд-апа сборной и самым активным игроком команды в продвижении мяча вперед как за счет пасов, так и за счет фирменного силового дриблинга футболиста. С новой ролью Головина сборная прибавила в качестве владения, но было понятно, что Александр полезнее для команды выше и пробы Черчесова в оставшихся двух контрольных матчах продолжатся.



Вторая большая проблема сборной, преследовавшая ее с самого начала работы Черчесова, — расположение игроков в позиционной обороне. В 5-3-2 против Бразилии и Франции полузащитники слишком плотно прижималась друг к другу и либо стягивались к одному краю поля, либо оставляли обе бровки и полуфланги без внимания, насыщая центральную зону. При этом, кроме рывков крайних центральных защитников Кудряшова и Кутепова, свободные зоны оставались практически без подстраховки и легко использовались более классными соперниками в создании изоляций.

Наконец, третья беда, самая примитивная, касалась высокого расположения защиты в промежуточной фазе перехода в оборону. Почти в каждом матче защиту российской команды ловили на отсутствии синхронности в подъеме последней линии через вертикальные передачи. Учитывая пропасть в скоростях защитников сборной и условных Салаха или Суареса, за команду становилось страшно.



Против Франции и Бразилии главный тренер сборной попытался сохранить выбранную еще в 2017 году модель игры, но травмы Джикии и Васина больно ударили по команде. За несколько недель до начала чемпионата мира Черчесов отошел от изначального плана и впервые с октября 2016 года применил модуль с четырьмя защитниками.

Второе решение Черчесова касалось центральной зоны. Отсутствие чистого разрушителя в составе сборной делало опорную зону команды уязвимой. И Кузяев, и Газинский, и Зобнин, и Головин — интенсивные в движении игроки, склонные выбрасываться в прессинг по игроку с мячом. Черчесов пытался бороться с этим, но ни разделение специалистом функционала между парой центральных полузащитников в 4-4-2 против Турции, ни наделение Зобнина ролью единственного опорника против Австрии не решили проблему. Между четверкой защитников и остальной командой постоянно оставалось огромное свободное пространство.

Наконец, последние товарищеские матчи сборной поставили вопрос о необходимости Федора Смолова в стартовом составе. За 2018 год Федор провел лишь один сильный матч за национальную команду — против Франции с высокой линией обороны и большими свободными пространствами для открываний. В силовой борьбе Федор оказался практически бесполезен. Матч открытия окончательно сформировал одно из ключевых тренерских решений Черчесова на чемпионате мира, посадившего Смолова на скамейку.

Россия на чемпионате мира — упрощение игры в атаке и дисциплина без мяча

Вертикализация атаки сборной России — главное изменение в командной игре на чемпионате мира — логично вписалась в переход команды на новый игровой модуль в четыре защитника. Причин несколько. С тройкой центральных защитников сборная теряла одного игрока в середине поля, проблемной зоне для команды, а с пятеркой игроков в средней оси и активно подключающимися фланговыми защитниками команда Черчесова всегда успевала навязывать борьбу в зоне мяча после вертикальных передач. К тому же из-за слабой помощи полузащиты билд-апу центральные защитники россиян зачастую были просто вынуждены начинать атаки длинным забросом — благо и Кутепов, и Игнашевич обладают порядочной культурой паса. Возросший риск пустить длинную передачу за спину при игре в четыре защитника сборная компенсировала более низкой посадкой позиционной обороны — Россия окончательно отказалась от игры с позиции силы и сделала ставку на темповые переходы.



С такой тактикой ключевое значение приобретала игра команды на подборах. Как правило, за длинные передачи цеплялся единственный нападающий, а под него в середину на подбор смещались либо Самедов, либо Черышев, либо Головин и тащили мяч в полуфланг. Даже в первом матче против уступавших в классе аравийцев Смолов проигрывал почти всю верховую борьбу и в итоге уступил место на поле Артему Дзюбе — сначала в матче, а после и на всей дистанции турнира. Гол Черышева Саудовской Аравии, гол Дзюбы египтянам, приведший к пенальти угловой после выигранного Зобниным подбора — в трех матчах из пяти забросы на Артема конвертировались в голы. С уходом с поля Дзюбы и выходом Смолова контратакующая модель сборной давала сбой в каждом матче чемпионата мира. Заточенный на командное владение мячом Смолов был бесполезен в силовом футболе Черчесова, подтверждая важный тезис об игре сборной — плана позиционной атаки у команды не было.



Вторая атакующая опция сборной — насыщение одного из флангов с последующей диагональю на противоположный — стала использоваться командой со второго матча в турнире. Станислав Черчесов хотел воспользоваться слабой игрой Салаха без мяча в позиционной обороне и развивал атаки своей команды через левый фланг, смещая в ту зону одновременно Жиркова, Черышева, Головина и Зобнина. С созданием численного преимущества на фланге россиянам было легче вывести на свободное пространство Газинского, отправлявшего мяч на Фернандеса. В последующих матчах подобная изоляция бразильца, ставшего одним из лучших игроков команды на турнире, повторялась регулярно.

Если Дзюба выиграл место в стартовом составе у Смолова в конкурентной борьбе, то второе не менее важное кадровое изменение было сделано Черчесовым вынужденно. После травмы Дзагоева в самом начале первого матча чемпионата мира Черчесов выпустил на позицию левого вингера Черышева, а «десяткой» сделал Александра Головина. Денис Черышев привычно для себя ошибался в работе без мяча и часто принимал неоптимальные решения в атаке, но кто сейчас вспомнит об этом — Денис сломал продвинутую статистику, забивая намного больше созданного. При этом Черчесову удалось приспособить полузащитника к командной игре и сместить активность Дениса с бровки — в тех матчах, в которых Черышев принимал участие, футболист чаще оказывался в левом полуфланге, в котором, принимая мяч, либо брал игру на себя, либо старался обострить командное владение передачей в центр. К тому же на позиции левого вингера Денис должен был выполнять изначальные функции Головина — рывки под сбросы Дзюбы.

Что касается Головина, перевод Александра на позицию «десятки» сыграл только на пользу сборной. Помимо разгона позиционных атак силовым дриблингом, Головин успевал выполнять сразу несколько тактических функций — насыщение обоих полуфлангов для отыгрыша с Черышевым и Самедовым, рывки из глубины поля за спины соперникам под забросы Жиркова и подбор спорных мячей после вертикальных передач на Дзюбу.

На чемпионате мира Черчесовым была изменена и прессинг-модель сборной. Если раньше команда часто встречала соперника на чужой половине поля и делала акцент на фланговые прессинг-ловушки в статичных розыгрышах мяча, то на чемпионате мира Россия перестроилась на более сдержанную прессинг-модель, в которой соперник редко встречается до центральной линии. При этом команда Черчесова максимально уплотняла среднюю зону и реагировала на переводы мяча на фланги со стороны соперника либо смещением всей шестерки игроков первых двух линий прессинга в зону мяча, либо подстраховкой крайних полузащитников со стороны Жиркова или Фернандеса.



Чемпионат мира стал турниром прогресса Газинского и особенно Зобнина. Еще в товарищеских матчах Черчесов пробовал использовать футболистов в паре центральных полузащитников при игре в 4-4-2 без мяча. Тогда Газинский и Зобнин неправильно распределяли роли, вместе включались в давление и оставляли большие разрывы между линиями. Более сдержанная тактическая система Черчесова под чемпионат мира усваивалась игроками уже во время турнира. Особенно сильно проявил себя Зобнин в роли страхующего центрального полузащитника — самостоятельно выбрасывался в прессинг, страховал Газинского, контролировал забегания в полуфланги и активно поджимал лидеров соперников при смене владения, замедляя темп их атак.



Средний блок россиян сочетался с персональными ориентировками по лидерам соперников. Так в матче против Египта по Салаху персонально играл Жирков. А в игре против Испании, в которой Черчесов вернулся к игре в три центральных защитника, главного плеймейкера «фурии» Бускетса закрывал сначала Дзюба, а потом Смолов. В каждом случае тренерская установка Черчесова выполнялась безошибочно.

После чемпионата мира — движение по инерции и наработки клубов РПЛ «Эксперименты? О чем вы говорите, под флагом стоим!», — сказал Станислав Черчесов, объясняя выбранный состав сборной на первые матчи команды после чемпионата мира. Главный тренер сборной России решил не менять то, что так хорошо работало в летних встречах, и больше не отказывался от системы 4-2-3-1 с вертикальной доводкой мяча до финальной трети и интенсивным прессингом. При этом прессинг-модель менялась в зависимости от расположения и класса соперника. Так было, например, уже в матче нового цикла против Германии, когда Черчесов сначала подстроил прессинг россиян под персональный разбор каждого игрока, а потом перешел на схему в пять защитников, когда понял, что его команда не успевает за движением немцев.

Проблемы Черышева в позиционной обороне, отсутствие четкой модели организации позиционных атак, периодическое недопонимание Зобнина и Газинского в распределении ролей страхующего и прессингующего между собой — с новым циклом игровая модель сборной не изменилась, остались и те же проблемы. Как минимум одну из них Станислав Черчесов попытался замаскировать, используя наработки команд РПЛ. На старте сезона и ЦСКА, и «Зенит» столкнулись с одинаковой проблемой отсутствия качественного разыгрывающего в середине поля, поэтому вопрос доводки мяча в финальную треть приходилось решать по-разному. ЦСКА — через диагонали на Фернандеса от Магнуссона, «Зенит» — через забросы на Дзюбу и его взаимодействие с Ерохиным и Кузяевым.



Черчесов практиковал подключения Фернандеса на правом фланге. Правда, делал это немного в другом ключе. Если в ЦСКА Марио получает диагональ чаще со своей половины поля, то в сборной специально для правого латераля команды создаются изоляции с перегрузом левого фланга и переводом мяча из средней трети. С диагональю на Марио под него обязательно идет подключение в полуфланг кого-то из центральных полузащитников, на скриншоте Ерохина.

Применение наработок «Зенита» было хорошо видно по матчу против Турции. При вертикальных передачах на Дзюбу, в его зону смещались сразу два партнера по «Зениту». Кузяев контролировал подбор мяча ближе к своим воротам, Ерохин забегал за спину Дзюбе. При этом на противоположном полуфланге между крайним и центральным защитниками соперника рывок делал Черышев. На чемпионате мира подобные вертикальные переходы из обороны в атаку также использовались Черчесовым, только подключающимся под сброс Дзюбы полузащитником был Головин, а в матче с Хорватией использовался уже Ерохин.



Свой шанс получил и Алексей Ионов, один из лучших игроков РПЛ в открываниях по последней линии обороны. На старте сезона Алексей демонстрировал впечатляющую форму и был вызван на матч сборной в Ростове. Свой гол Ионов забил как раз после того, как откликнулся на вертикальный заброс Газинского и отклеился от последнего защитника в высоко расположенной линии обороны чехов.

Поражение сборной России в последнем матче в 2018 году стоило команде первой строчки в группе Лиги наций, но на то были причины — несмотря на активную ротацию, применяемую Черчесовым, сборной пока трудно справляться без Фернандеса, Зобнина, Черышева и Головина. Против шведов на поле вышел уже наевшийся за первую половину сезона Артем Дзюба — самый востребованный игрок сборной, без которого Черчесову теперь очень трудно представить игру своей команды. Все это доказывает, что сборная России — все еще сильно зависимая от кадров команда, не имеющая четкого плана Б. При этом и матчи чемпионата мира, и последующие встречи доказали, что Черчесов вырос как тренер и теперь способен подстроиться под практически любого соперника. По качеству игры и результатам 2018 год стал прорывным для национальной команды, а по эмоциям, получаемым от игр сборной, — и для всех нас.

Антон ИВАНОВ

«Чемпионат», 09.01.2019

Фото: championat.com

   
   
на главную
матчи  соперники  игроки  тренеры
вверх

© Сборная России по футболу


 
Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru