СБОРНАЯ РОССИИ ПО ФУТБОЛУ | СБОРНАЯ СССР ПО ФУТБОЛУ | ОФИЦИАЛЬНЫЙ РЕЕСТР МАТЧЕЙ

Сборная России по футболу

Главная | Матчи | Соперники | Игроки | Тренеры

ОБЗОР ПРЕССЫ / НОВОСТИ

АЛЕКСАНДР ФИЛИМОНОВ: «КТО ПРИДУМАЛ, ЧТО ВТОРОЙ РАЗ В «СПАРТАК» НЕ ЗОВУТ?»

За 28-летнюю карьеру Александр Филимонов поиграл в 16 клубах из четырех стран, шесть раз становился чемпионом России в составе «Спартака», со сборной выиграл чемпионат мира по пляжному футболу. Сейчас бывший голкипер красно-белых тренирует детей в долгопрудненском ФОК «Водник», помогает Александру Кержакову в юношеской сборной России и продолжает сам выходить на поле.

Александр ФилимоновФилимонов, Александр Владимирович. Вратарь.
Родился 15 октября 1973 г. в г. Йошкар-Оле. Воспитанник кишиневской СДЮШОР «Нистру» и йошкар-олинской юношеской команды «Буревестник».
Клубы: «Сталь» Чебоксары (1990), «Дружба» Йошкар-Ола (1991), «Факел» Воронеж (1992–1993), «Текстильщик» Камышин (1994–1995), «Спартак» Москва (1996–2001), «Динамо» Киев, Украина (2001), «Уралан» Элиста (2002–2003), «Москва» Москва (2004–2006), «Неа Саламина Фамагуста» Ларнака, Кипр (2007), «Кубань» Краснодар (2008), «Локомотив» Ташкент, Узбекистан (2009–2010), «Долгие Пруды» Долгопрудный (2011), «Арсенал» Тула (2012–2015), «Долгопрудный» Долгопрудный (2015–2018).
Чемпион России 1996, 1997, 1998, 1999, 2000, 2001 гг. Обладатель Кубка России 1998 г.
Лучший вратарь России (приз журнала «Огонек») 1998 г.
За сборную России сыграл 16 матчей.

«СПАРТАК»

— Как после «Зари» из Бельц, чебоксарской «Стали» и йошкаролинской «Дружбы» попасть в московский «Спартак» и сборную России?

— Единого рецепта точно нет. Если просто: тренироваться и верить в себя.

— Многие и тренируются, и верят в себя!

— Значит, чего-то не хватает. Может быть, мастерства, может быть, не нашли свою команду и своего тренера. Еще желательно получить стечение обстоятельств и немного удачи.

— У вас как получилось?

— Первый раз мы разговаривали с Олегом Ивановичем Романцевым по окончании чемпионата России 1995 года. Дело было в Москве, сразу после игры против «Спартака». Но тогда, возможно, я чего-то не понял или Олег Иванович после игры не так объяснил. В общем, к согласию не пришли.

— Принято считать, что второй раз в «Спартак» не зовут.

— И я тоже так думал… Но в межсезонье приехал в офис РФПЛ, который тогда находился на Солянке, а там как раз заявлялись представители «Спартака» Валентин Покровский и Валерий Жиляев. И говорят мне: «О, Саша, а мы тебя никак не можем найти». Я пожал плечами: мол, никуда и ни от кого не прячусь. Был я тогда без команды и без контракта, а до начала чемпионата оставались считанные дни. Но в итоге все сложилось удачно, и я попал в «Спартак».

— Как влились в команду, которая уже трижды выигрывала чемпионат России?

— Нормально все получилось. В 1995 году «Спартак» завоевал только бронзу, многие ведущие игроки уехали за границу. Их место заняла молодежь. Получилось так, что я был более опытным, чем большинство одноклубников. Успел поиграть в еврокубках за «Текстильщик». За плечами у меня были три сезона в высшей лиге, а некоторые ребята не провели в ней ни одной игры.

— Финансовые условия в «Спартаке» отличались от камышинских?

— Были получше, но не кардинально.

— Квартиру сразу получили?

— Нет, почти год жил с женой на базе в Тарасовке. Последний из игроков основного состава. Многие тогда уже начали снимать квартиры. Пока команда была на сборах, я ездил на тренировки дубля. Сначала на электричке до Ярославского вокзала, потом на метро до «Сокольников». Уже оттуда забирал автобус. Потом — назад в обратном порядке.

— Жена не выла от одиночества? Вокруг-то — только лес.

— Ну, можно было в Москву ездить. Нормально все было.

— С Романцевым часто довелось общаться один на один?

— За шесть лет говорили с ним раза три, не больше. Запомнился его разбор нашей игры с «Литексом» в Лиге чемпионов. На выезде «Спартак» победил 5:0, а дома — 6:2. Так вот Олег Иванович мне предъявлял претензии за один из пропущенных голов. Я ввел мяч на Дмитрия Парфенова, его накрыли прессингом, потом было еще три передачи. Но виноватым оказался я. Такие требования были в «Спартаке». Сейчас же смотрю, как ребята двигаются, пасуют. Некоторые даже понятия не имеют об удобных и неудобных передачах. Причем, во всех лигах. Грустно становится.

— Можете выделись самые яркие матчи в составе красно-белых?

— Меня часто спрашивают про яркие матчи и моменты, а мне больше запоминались результаты целого года или какого-нибудь протяженного турнира. Первый чемпионский титул, второй, третий… Всего накопилось шесть. Выделить какой-то очень сложно.

Еще хотелось бы отметить сухую серию в 720 минут. Ведь «Спартак» считался атакующей командой, которая мало внимания уделяет обороне. Но серия такая была, и это — заслуга всей команды.

«ДИНАМО» (КИЕВ)

— Вы шесть сезонов провели в «Спартаке». Не мало?

— С одной стороны, немало, ведь немногие шесть лет подряд становились чемпионами России. С другой стороны, можно было, конечно, подольше играть в такой команде, как «Спартак», меня же никто не выгонял.

— Почему же не остались?

— Первая и главная причина — хотелось попробовать свои силы за границей. К тому же чувствовал, что в клубе уже происходит что-то не то. Начинались какие-то непонятные процессы. В итоге «Спартак» потом 16 лет не мог стать чемпионом… Я же ушел победителем.

— Как расстались? Из «Спартака» мало кто уходил хорошо.

— Без скандалов и обид. Поговорили с Олегом Ивановичем перед сезоном. Я сказал ему, что есть желание выступать в каком-либо сильном европейском чемпионате. Он ответил, что, если поступит достойное предложение, отпустит. В ходе сезона приезжали представители «Монако», но как раз в том матче я остался в резерве. В итоге уехал в киевское «Динамо», где искали замену получившему травму плеча Шовковскому. Киевлянам нужен был русскоязычный вратарь с опытом игры в Лиге чемпионов. Решили вопрос за два дня.

«УРАЛАН»

— В «Уралане» с Кирсаном Илюмжиновым познакомились?

— Конечно. Мой переход шел через него. Я прилетел из Киева в Москву, и в представительстве Республики Калмыкия мы проговорили восемь часов. Очень долго выясняли нюансы контракта. Начали седьмого марта, а закончили восьмого.

— Какие-то суперпремии вам полагались после самых ярких побед?

— До меня такое было, когда «Уралан» дома выиграл у «Спартака». Мы тоже красно-белых победили в Москве в 2002 году. И это были действующие чемпионы России. Но суперпремий не дождались (смеется). Думаю, после той игры Олег Романцев решил взять меня на чемпионат мира-2002. До этого я какое-то время в сборную не вызывался.

— Илюмжинов хотел сделать «Уралан» чемпионом России?

— Не слышал про это. Меня Сергей Павлов пригласил прямо перед стартом сезона, когда все задачи были озвучены. Вряд ли в тот год, когда только вышли из первого дивизиона, они могли бы замахнуться на что-то большее, чем место в десятке. После моего ухода команда вылетела из высшей лиги, а еще через год прекратила свое существование.

— Что за история со звездочетом, из-за которого вы потеряли место в основном составе команды?

— Был астролог, который, видимо, помогал советами Илюмжинову в бизнесе. В какой-то момент он стал чаще бывать в команде, выяснял у игроков даты рождения, вел какие-то беседы.

— А в отделе кадров или у администраторов он не мог узнать дни рождения?

— Не знаю. Он предпочитал спрашивать лично.

— С вами тоже беседы проводил?

— Со всеми.

— Какие выводы делал?

— Сам определял: у тебя завтра такой-то график. Даже не знаю, советовался он с главным тренером или нет.

— А что вам не понравилось конкретно?

— Он добрался и до раздевалки. Начал предъявлять претензии игрокам, критиковать, оскорблять. Ну, я, на правах капитана команды, высказал все, что о нем думаю в достаточно резкой форме.

— Его реакция?

— На следующей игре я оказался в резерве. Так звезды совпали, наверное (смеется). И на ближайшие матчи тоже.

— Получается, главный тренер Игорь Шалимов шел у него на поводу? Или указания исходили от «патрона» клуба Илюмжинова?

— Не знаю. Это был первый серьезный клуб Игоря. Возможно, он просто не знал, как правильно выстраивать отношения с руководством. Для меня ситуация банальна: в раздевалке должны быть только тренеры и игроки, а не посторонние люди, которые не участвуют в тренировочном процессе. Только главный тренер отвечает за результат.

— После того конфликта со звездочетом тот продолжал приходить в раздевалку?

— Кажется, все-таки гораздо реже.

— Вы вернулись в основной состав?

— Несколько матчей я провел в резерве, потом, после травмы Юрия Окрошидзе, вновь начал играть. Юрий поправился, и я вновь угодил в запас. На этом мое участие в судьбе «Уралана» завершилось.

ПЛЯЖКА

— В пляжном футболе вам понравилось?

— Очень.

— Но там же мяч хаотично летает, отскоки непредсказуемые. А для вратаря это самое страшное.

— Есть такое дело (улыбается). Там и правила другие, и техника с тактикой отличаются. Вратарю, как раз попроще — везде надо ловить мячи. Мне объяснили некоторые нюансы, я начал играть, и понравилось.

— Зато при диком отскоке никто не обвинит в пропущенном мяче.

— Не все так просто. Но если отскок происходит рядом с вратарем, доля его вины есть. Поэтому желательно не давать мячу опуститься на песок. Этому, кстати, меня учили на заре карьеры. Поля-то были не очень хорошего качества. Новое поколение, которое выросло на ровных искусственных полях, это даже не понимает. Пытаюсь им объяснять, что матчи больших команд, в основном, проходят на натуральных газонах, а там бывают кочки.

— Сейчас могли бы играть, скажем, в чемпионате России по пляжке?

— Готов, приглашайте (улыбается).

ДОЛГОПРУДНЫЙ

— Мы с вами разговариваем в долгопрудненском спорткомплексе «Водник». Что здесь делает экс-вратарь сборной России?

— Здесь находится филиал моей вратарской академии. Занимаюсь с юными вратарями.

— И играть продолжаете, хотя в мае прошлого года официально объявили о завершении игровой карьеры.

— Тогда стал помощником и советником президента ФК «Долгопрудный». Продолжил играть за команду Любительской футбольной лиги (ЛФЛ) «Интер». С ней мы стали чемпионами Северного округа Москвы. Ребята из «Интера» также выступают за ФК «Росич» из Московского, который играет в ЛФК (любительские футбольные команды). Там сломался вратарь, и меня попросили помочь. В итоге мы стали чемпионами Москвы. Еще один титул в биографии.

— Когда все успеваете?

— График, конечно, очень плотный. Но вот в 2011-м я играл сразу за пять команд одновременно: ФК «Долгопрудный», пляжный «Локомотив», сборную страны по пляжке, за ветеранскую команду в первенстве Москвы имени Льва Яшина, за ветеранов «Спартака» и еще ездил на коммерческие турниры.

— Занимающиеся у вас дети знают, кто их тренирует?

— Я думаю, что да. Родители наверняка им рассказали.

— Болельщики «Спартака» среди пап-мам есть? Не надоедают ностальгическими вопросами?

— Да некогда их задавать. Времени для ностальгии просто нет. Общаемся только по вопросам подготовки и воспитанию детей. Как им чего-то достичь, как исправить недостатки.

«АРСЕНАЛ»

— Казалось, вы нашли место в тренерском штабе Дмитрия Аленичева. Были в «Арсенале» тренером вратарей и одновременно выходили на поле. Почему сотрудничество завершилось?

— Более того, я выводил команду на поле в качестве капитана. А потом возникло недопонимание с Дмитрием Анатольевичем.

— Обида на Аленичева осталась?

— Нет. Просто Дмитрий Анатольевич многого не знал, а ему что-то неправильно преподносили. Мы прекрасно общаемся, в том числе и на ежегодном Кубке легенд. Я также регулярно приезжаю к нему перед Новым годом, когда Дмитрий проводит свои знаменитые предновогодние футбольные матчи. На них собираются ребята нашего поколения.

— Обсуждали это недопонимание?

— Будет время, сядем и обязательно обсудим. Я благодарен Дмитрию за опыт, за то, что он не вмешивался в работу. Сотрудничать было очень приятно.

ЛЮБИМАЯ ПРИЧЕСКА

— Видели вашу фотографию с длинными волосами. Когда решили бриться наголо?

— Долгая история. В детстве в год чернобыльской аварии наш класс побрили наголо в гигиенических целях и вывезли на море. Мне это понравилось. Потом я повторил это в Камышине, где летом очень жарко. Побрился в перерыве между кругами, но и фарт пропал, и Павлову это было не по нраву. Пришлось вновь отрастить волосы. Еще раз попробовал уже в «Спартаке» после чемпионского сезона 1997 года.

— Романцева это не раздражало?

— Нет, поэтому и решил оставить этот стиль.

ЧЕРЧЕСОВ

— Со Станиславом Черчесовым где пересекались?

— Только в сборной России.

— Были у него задатки будущего «тренера республики»?

— Он всегда анализировал соперника, мне советы давал.

— Кто из вас был первый, кто — второй?

— По-разному. Конкуренция в наше время среди вратарей была ого-го: Дмитрий Харин, Станислав Черчесов, Александр Филимонов, Сергей Овчинников… Тренерам сборной было из кого выбирать. Меня первый раз вызвал Борис Петрович Игнатьев, мы победили дома Францию 1:0. Потом играл у Анатолия Федоровича Бышовца и Олега Ивановича Романцева.

— Сейчас со Станиславом Саламовичем созваниваетесь?

— Чтобы специально — нет. Но, когда встречаемся, общаемся хорошо.

— На чемпионате мира в Японии и Южной Корее вы на поле не выходили. Все три матча провел Руслан Нигматуллин. Это из-за того, что ушли из «Спартака»?

— Если бы у Олега Ивановича были такие мысли, то я вообще в состав не попал бы. В тот год Нигматуллин выглядел сильнее и являлся лидером среди российских вратарей.

ГОЛ ШЕВЧЕНКО

— Про печально известный гол Андрея Шевченко в матче Россия - Украина отборочного турнира к Евро-2000 вас все журналисты спрашивают?

— Не все.

— Что творилось в раздевалке после финального свистка?

— Тишина.

— И все?

— Да.

— Вам партнеры предъявляли претензии?

— Нет.

— Когда приехали играть за киевское «Динамо», тот гол вспоминали?

— Напоминают только здесь, в России. Может, это мазохизм какой-то? Самое интересное, что из борьбы за путевку на Евро-2000 мы могли вылететь гораздо раньше. К примеру, если бы не выиграли в Париже у французов. Никто еще не вспоминает, что тот отборочный турнир Россия начала с трех поражений подряд.

— Лично вы как это восприняли? Сильно переживали?

— Некогда было переживать. Через шесть дней предстоял матч с «Локомотивом», один из ключевых в борьбе за чемпионство. Его мы выиграли 3:0.

— Получается, Романцев в вас не разочаровался?

— Я продолжал выходить в основном составе «Спартака». Олег Иванович видел меня каждый день на тренировках и понимал, что я в порядке. Вот псевдоспециалисты утверждают, что я сломался психологически, закончился, как вратарь. Но забывают, что после этой игры я три раза стал чемпионом страны и попал в сборную на ЧМ-2002.

— Болельщики не свистели в ваш адрес?

— Тогда нет. Истерия и нагнетание началась где-то через полгода после игры с Украиной. Кому-то это было нужно и поэтому искусственно раздували. Спартаковские болельщики, кстати, в ней не участвовали. Спасибо им. А вот фанаты других команд часто кричали обидные слова.

— А в лицо кто-то высказывал претензии и недовольство?

— Никогда.

— Футбольные сны случаются?

— Да.

— Часто снился тот гол Шевченко?

— Ни разу. Голы пропущенные не снятся. Чаще — хорошие моменты.

РОССИЙСКИЙ ФУТБОЛ

— На футбол ходите?

— Крайне редко.

— Почему?

— «Спартак» не зовет. Поэтому нужно звонить, договариваться, тратить на это полдня, либо билеты покупать. Не хочется этой суеты. Да и времени жалко.

— Как относитесь к Александру Панову, который вдруг стал ярым фанатом «Спартака»?

— Нормально, пусть болеет, если хочется.

— А в Питере перед игрой «Зенита» и «Спартака» ему болельщики тумаков надавали.

— Странно, ведь в Питере много спартаковских фанатов.

— Каково ваше отношение к огромным зарплатам в нашем футболе?

— Двоякое. С одной стороны хорошо, что ребята стали много получать. Я всегда за то, чтобы футболисты хорошо зарабатывали. С другой стороны, зарплата не подкрепляется мастерством. Это — не рыночные цены. В Европе игроки аналогичного уровня получают меньше. Здесь — проблема. Выходит, что ключевое слово — получают, а не зарабатывают.

— Вы поиграли во всех эшелонах российского футбола. Какой сейчас уровень?

— Он даже за три года моего пребывания в ФК «Долгопрудный» упал. Финансирование снижается, клубы прекращают свое существование, уходят люди, которые тренировались с большими мастерами. Сейчас многие команды ПФЛ мало чем отличаются от клубов ЛФК.

— Хотели бы вернуться в большой футбол и поработать в премьер-лиге?

— Конечно.

— Тренером вратарей или, как Черчесов, главным тренером?

— Тренером вратарей. Это — то, что я знаю досконально. Понимаю в этом деле гораздо больше, чем любой наставник наших клубов премьер-лиги.

— В РПЛ работает много спартаковцев: Аленичев, Парфенов, Валерий Карпин, Вадим Евсеев, Рашид Рахимов… Готовы позвонить кому-нибудь и предложить свою помощь?

— Звонить точно не буду. Все они знают мой номер телефона и как меня найти. Не зовут, наверное, потому, что всех устраивает положение дел в их клубах.

— Может быть, не зовут потому, что не боитесь говорить правду в глаза?

— Возможно.

— А если поступит предложение?

— Буду думать. Я же еще помогаю Александру Кержакову в работе с юношеской сборной России. Придется как-то пересматривать все графики.

Игорь ЗЕТИЛОВ

«Советский спорт», 11.04.2019

   
   
на главную
матчи  соперники  игроки  тренеры
вверх

© Сборная России по футболу


 
Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru