СБОРНАЯ РОССИИ ПО ФУТБОЛУ | СБОРНАЯ СССР ПО ФУТБОЛУ | ОФИЦИАЛЬНЫЙ РЕЕСТР МАТЧЕЙ

Сборная России по футболу

Главная | Матчи | Соперники | Игроки | Тренеры

НОВОСТИ / ОБЗОР ПРЕССЫ

   

МАГОМЕД ОЗДОЕВ: «В БОЛЬШОЙ ФУТБОЛ МЕНЯ ПРИВЕЛИ СЁМИН И ИГНАТЬЕВ»

Вторая часть прошлого сезона стала сверхудачной для Магомеда Оздоева — он закрепился в основном составе «Зенита», сыгрался с колумбийцем Вильмаром Барриосом в центре поля, вернулся в сборную России и стал чемпионом страны. В разговоре с корреспондентом РИА Новости Сергеем Яременко Оздоев рассказал, почему строит собственную футбольную школу по бельгийскому образцу, назвал самого важного тренера в своей карьере и объяснил, почему ему не понравилась биография Хосепа Гвардиолы.

Оздоев, Магомед Мустафаевич. Полузащитник.
Родился 5 ноября 1992 г. в г. Грозном. Футболу учил отец, Мустафа Оздоев, бывший игрок «Терека», который организовал в станице Орджоникидзевская, куда переехала семья Оздоевых, дворовую команду («Сунжа») из местных ребят, которая выступала в детских соревнованиях разного уровня. Потом два года занимался в ДЮСШ в г. Малгобек.
Клубы: «Локомотив» Москва (2010–2014), «Рубин» Казань (2014–2016), «Терек» Грозный (2017), «Зенит» Санкт-Петербург (2018–...).
Чемпион России–2018/19.
За сборную России сыграл 15 матчей, забил 1 мяч.

«Бельгийская система воспитания футболистов лучше немецкой»

— После чемпионства у вас в Instagram была отдельная запись с посвящением победы отцу. Для него это золото было даже важнее, чем для вас?

— Наверное, да. Он вложил огромные силы. И вложил не напрасно. У меня есть сын, и я понимаю, что сделаю все, чтобы ребенок достиг результата, которого хочет. Когда у нас появляются дети, мы становимся намного более ответственными. Должны дать им максимум. Благодарен отцу, что он всегда был рядом со мной и помог многого добиться.

— Какими были первые слова отца после финального свистка матча «Арсенал» — «Локомотив», когда стало понятно, что «Зенит» уже стал чемпионом?

— Он обнял меня и сказал: «Поздравляю с чемпионством! Это большое событие».

— Сейчас ваш отец занимается еще и вашей футбольной школой. Какая у нее задача?

— Мы хотим выпускать спортсменов. Воспитанных, уважающих партнеров по команде и соперников. В школу попадают только те ребята, которые могут пройти отбор, соответствуют требованиям, установленным отцом. Дальше тренерский штаб смотрит — есть ли прогресс. Мы хотим воспитывать каждого игрока индивидуально. Нельзя делать команду в детском возрасте. Ее нужно создавать, когда игроки перейдут на профессиональный уровень. Тренерам изначально было сказано, что мы не отталкиваемся от результата, побед в определенных матчах и турнирах. Главное, чтобы в момент перехода во взрослый футбол дети были готовы ко всему.

Станешь требовать результат от тренера — он потребует его от детей. Будет совсем другое отношение. Некоторые специалисты думают, что их уволят, если нет результата. Но самое важное, чтобы дети воспитывались, развивались и шли в нужном направлении. Такая тенденция в Европе. Я внимательно изучал основы воспитания детей в футбольных школах Бельгии. У них это заложено на государственном уровне. Много интересных нюансов развития футбола. Мы переняли это для своей школы.

— Когда ждете первый выпуск?

— Самые старшие дети выпустятся через два года, но их немного — человек 5–6. Одна из основ нашей школы — отсутствие годовых планок. Объединили несколько возрастов — U-12, U-15. Дети младше 12 лет тренируются все вместе. С 12 до 15 лет тоже работают вместе. Каждый ребенок прогрессирует, видя, как трудятся старшие.

— Почему взяли за образец именно Бельгию?

— В последние 5 лет у них самый большой скачок в развитии молодежи. Из чемпионата Бельгии выходит больше всего хороших игроков. Есть другая система — немецкая. Она дала большой результат, был скачок, но потом случился провал. Все из-за того, что не было последовательности. Они набрали одинаково хороших детей и работали с ними по одной программе. Так появилось поколение, которое выиграло чемпионат мира. Но когда они стали уходить — смены не появилось. А в Бельгии подпитка идет постоянно.

— Вы глубоко изучали развитие футбола. Связываете с этим направлением свое будущее после завершения карьеры?

— Конечно связываю. Я неплохо учился в школе, но надо определяться с профессией. Я определился — буду работать в футболе. Не стоит браться за то, чего не умеешь. Футбол мне интересен, возьмусь за то, что умею.

— Ваш сын недавно выводил вас на матч с «Тамбовом». Что ему больше всего запомнилось из предматчевой атмосферы?

— Он больше всего любит заходить в раздевалку после матча. Друзей там уже нашел — (Сердара) Азмуна, (Артема) Дзюбу. Сразу после окончания игры просит маму, чтобы его привели в раздевалку, любит с нами пиццу покушать и пообщаться.

— После матча с «Краснодаром» сын вышел с вами в микст-зону и даже отвечал на некоторые вопросы. Вашу игру он уже комментирует?

— Пока еще нет! (улыбается). Надеюсь, я уже закончу с карьерой, к тому времени, когда сын начнет мне давать подсказки.

«Дзюба всегда был лидером»

— Со стороны кажется, что в «Зените» на 100% положительная атмосфера. В других командах, когда что-то не получается, футболисты начинают орать друг на друга, а у вас все происходит с улыбкой, даже если по ходу матча есть сложности.

— Когда есть результат — атмосфера всегда хорошая. Команда проверяется, когда результата нет. У нас такой проверкой был ноябрь прошлого года. Результаты были не лучшими. Но что-то изменилось — каждый игрок понял, что «Зенит» должен быть на первом месте и после зимнего перерыва все наладилось. Со стороны незаметно, но мы иногда тоже кричим друг на друга. Просто у нас на это реагируют совсем по-другому. Есть лидеры, которые могут прикрикнуть — наш капитан Иванович например.

— Бывает, что кричат со злостью, реакция на замечания тоже негативная. В «Зените» такого не заметно.

— (Бранислав) Иванович может даже с улыбкой накричать! (Ярослав) Ракицкий, Дзюба, (Юрий) Жирков, (Игорь) Смольников — те, кто постарше, давно играют в команде, могут выразить недовольство. Это и хорошо — каждый игрок к ним прислушивается. Речь не об оскорблениях — это подсказки, на которых учатся. Есть Азмун, который всех успокаивает. Он иногда может что-то смешное выдать.

— Вы знаете Дзюбу с 19 лет. Он сильно изменился после чемпионата мира? Или лидерские качества у него были всегда?

— Он всегда был лидером! И это было самой большой его проблемой в «Спартаке» (улыбается). Такой характер дает возможность прогрессировать. Все великие футболисты были лидерами. Если ты не хочешь выигрывать на каждой тренировке, в каждом матче, результата не будет.

— Вы постоянно выходите на поле в связке с Барриосом. Как общаетесь друг с другом?

— Языковой барьер конечно есть. Иногда общаемся жестами. Мы называем Барриоса «Кучо». На колумбийском варианте испанского это означает «друг». Он всегда мне кричит: «Кучо!» И дальше набор непонятных слов. Отвечаю: «Все нормально, я тебя понял».

Честно — приятно играть с ним. Знаю каждый его маневр, а он знает каждый мой маневр. Тяжело найти такого футболиста, которого бы ты так понимал на поле. Получаешь больше удовольствия на поле, делаешь то, что хочется, потому что знаешь — он подстрахует тебя, ты подстрахуешь его. Барриос — отличное приобретение для нашей команды.

— Некоторые аналитики писали, что вы чуть ли не технику отбора у него позаимствовали. Это так?

— Я всегда много отбирал, когда играл в опорной зоне. Другой вопрос, что когда ты понимаешь партнера — игра смотрится совсем по-другому. А аналитики пусть пишут.

— У вас в профиле Instagram написано по-португальски — «jogador» (игрок). Почему?

— Мне всегда нравился этот язык. Еще с тех времен, когда мы общались с Майконом и Гилерме. Учил слова. Это осталось с того времени.

— С Майконом до сих пор переписываетесь?

— Не только с Майки, но и с Гилей. Всегда рад видеть Гилерме в сборной. Он мой старший друг, помогал по ходу карьеры. А с Майконом мы были на одной волне. Пришли в «Локомотив» в одно время, всегда прекрасно ладили, жили вместе на сборах. До тех пор, пока все бразильцы не ушли и Гилерме не забрал его к себе — «Мага, теперь я забираю Майкона».

— Вы здорово начинали в «Локомотиве», но потом прогресс замедлился. Почему?

— В «Локомотиве» я провел два с половиной прекрасных сезона. Потом пошла какая-то нестабильность — менялись тренеры, менялось много игроков. На молодого футболиста это влияло, сказывалось на игре. Сейчас у «Локомотива» вернулась стабильность в тренерском штабе — есть главный тренер, есть помощники. Поэтому вернулся и результат. То же самое и в «Зените». Да и в любом другом клубе.

Когда оставалось полтора года до завершения контракта с «Локомотивом» я решил, что уйду. Поставил клуб в известность — после этого стал реже выходить на поле. Думаю, когда футболист хочет уйти — это нормальное явление. Никаких ссор или скандалов у меня не было. Нормально расстались.

— Вы дебютировали в премьер-лиге при Юрии Сёмине, много работали с Ринатом Билялетдиновым, сейчас работаете с Сергеем Семаком. Какой тренер был главным в вашей карьере?

— Папа. Благодарен всем тренерам, с которыми работал, у каждого что-то почерпнул. Но больше всего в меня вложил отец. А в большой футбол привели Юрий Павлович Сёмин и Борис Петрович Игнатьев. Они забрали меня из Киева, дали шанс, отстояли меня. Поэтому я и играю в большой футбол.

— После какого футбольного достижения отец сказал: «Ты герой!»

— Так бы он никогда не сказал. Отец всегда справедлив. Если сыграл плохо — скажет что плохо. Если сыграл хорошо — скажет что хорошо, разберет матч, выскажется по отдельным моментам, где я правильно действовал, а где не очень.

«Мечтаю однажды привезти чемпионский кубок в Ингушетию»

— Недавно проводили исследование, за какие команды болеют в каких регионах России и оказалось, что в Ингушетии больше всех популярен «Зенит». Эта популярность как-то выражается внешне?

— Когда я бываю дома, у меня не так много времени. Хочется провести его с родителями. Нет прямых рейсов из Петербурга в Ингушетию, приходится лететь через Москву, это тоже отнимает лишние часы. Если я приезжаю — ко мне приходят друзья, близкий круг. Мы сидим, общаемся. Если получится однажды привести в Ингушетию чемпионский кубок, тогда всех позову.

— В хоккее Кубок Стэнли и Кубок Гагарина отдают каждому из чемпионов на несколько дней. Пора вводить такое и в футболе?

— Обязательно нужно так сделать. Для нашей республики это было бы огромным событием. Я первый чемпион России из Ингушетии. У нас не так много футболистов. Сейчас появляется больше, идет большой скачок. Кажется, до меня Ингушетия была одной из немногих республик, у которой не было своих воспитанников в премьер-лиге.

— На Кавказе уважают свою историю, свои корни. У вас в Instagram есть фото отреставрированной усыпальницы одного из ваших предков. Расскажите об этом.

— Такие святилища строились для самых уважаемых людей в тейпах. Их специально строят в таком шарообразном виде, чтобы люди знали, кто там похоронен. У нас много архитектурно-исторических памятников, которые остались в горах.

— Вы недавно читали биографию Хосепа Гвардиолы. Что почерпнули для себя?

— Прочитал только половину и дальше не стал. Там слишком много нюансов про детство Гвардиолы, плюс пишет не он сам. Мне больше хотелось почитать именно о футболе. Перешел на другую книгу, которая на тот момент была важнее для меня.

— Что из последнего прочитанного порекомендуете?

— «Правда о деле Гарри Квеберта». Фантастическая книга. Я читал ее днем и ночью. Очень быстро закончил.

— Читаете в бумажном варианте или в электронном?

— Именно эту читал в электронном. Но обычно стараюсь читать бумажные книги. Просто «Праву о деле Гарри Квеберта» читал на сборах, бумажной версии под рукой не было, пришлось скачивать.

— Книгу «Волшебник страны Оз» читали? В начале карьеры вас часто называли так из-за созвучия с фамилией.

— Конечно, еще в детстве.

Сергей ЯРЕМЕНКО

«Р-Спорт», 12.08.2019

   
   
 
   
на главную
матчи  соперники  игроки  тренеры
вверх

© Сборная России по футболу

 
Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru