Сборная России по футболу
 

Главная
Матчи
Соперники
Игроки
Тренеры

 

ИГРОКИ

Вячеслав ЧАНОВ

Вячеслав Чанов

Чанов Вячеслав Викторович. Вратарь. Заслуженный тренер России (2005).

Родился 23 октября 1951 г. в г. Москве.

Воспитанник донецкой ДЮСШ «Шахтер». Первый тренер: Георгий Васильевич Бикезин.

Выступал за команды «Шахтер» Донецк (1969–1978), «Торпедо» Москва (1979–1984), «Нефтчи» (1985–1986), ЦСКА (1987), «Мотор» Ратенов, Германия (1988–1989), «Оптик» Ратенов, Германия (1990–1994), «Шталь» Айзенхюттенштадт, Германия (1994).

Лучший вратарь СССР (приз журнала «Огонек») 1981 г.

За сборную СССР сыграл 1 матч.

(За олимпийскую сборную СССР сыграл 5 матчей.*)

Тренер по работе с вратарями в ЦСКА Москва (1995, 1998–1999, 2002–2016). Тренер вратарей молодежного состава ЦСКА Москва (2014–2016). Тренер вратарей в клубе «Арсенал» Тула (2017–...).

*  *  *

ПРОКЛЯТЫЙ БОГОМ

«Вратарь — существо, проклятое Богом», — сказал Вячеслав Чанов он в одном, интервью. «Вы действительно так считаете?» — поинтересовался я при встрече. «Конечно. Ведь там, где ступает нога вратаря, не растет даже трава, а все друзья на поле поворачиваются к нему спиной»…

ПУСТОЙ, КАК БАРАБАН

Знаменитый в прошлом вратарь «Шахтера», московского «Торпедо» и ЦСКА, ныне отвечающий за подготовку голкиперов в армейском клубе, улыбнулся, но, по-моему, с налетом легкой грусти. А может, просто показалось… Вздохнул, задумался о чем-то. И продолжил уже без улыбки.

— Разумеется, дело не только в этом. Вратари — особый мир, где 90 процентов успеха зависит от психологии! Врач, работавший в сборной ФРГ, подсчитал как-то, что полевой игрок теряет за матч до трех килограммов веса, а кипер — около четырех. Хотя вроде и не бегает. Но по себе знаю: после игры чувствуешь себя пустым, как барабан. Партнеры по команде устали физически, а ты — психологически. Ведь что такое реакция вратаря? Сгусток нервной энергии. И твоя задача — снова накопить ее к следующему матчу.

Сколько известно примеров, когда на тренировках или в товарищеских встречах голкиперы творят чудеса, а в официальных играх теряются, допускают детские ошибки. Просто не выдерживают психологического напряжения. При виде переполненных, ревущих трибун у человека начинается паника, и он становится меньше букашки… Вратари на две категории делятся. Одни постоянно находятся во всеоружии, в любую минуту, хоть днем, хоть ночью, готовы выйти на поле. Но сгорают за два года. Это как пружина, которая все время на пределе — и, естественно, рано или поздно лопнет. А другие умеют управлять пружиной. Сжимают — отпускают, сжимают — опять отпускают… Таких обычно хватает надолго.

— Вы себя к ним относите?

— Ну, в ином случае я вряд ли закончил бы играть в 44 года.

— Значит, верно говорят, что для вратаря помимо физических данных важен еще и характер?

Вячеслав (справа) и Виктор Чановы

Вячеслав (справа) и Виктор Чановы. Двум братьям-вратарям есть о чем поговорить на футбольном поле.

— Вне всяких сомнений. Пусть в жизни он скромный, тихий, мягкий, но в нем обязательно должен быть внутренний стержень. На поле это видно сразу, независимо от возраста голкипера. И еще: по моему глубокому убеждению, из плохого человека классного вратаря никогда не получится. Да, бывают исключения, однако в какой-то момент все равно возникает планка, через которую ему перешагнуть не под силу.

— А когда к вам пришло понимание того, что молчаливый вратарь — «мертвый» вратарь?

— Спасибо моему первому тренеру Георгию Васильевичу Бикезину Он быстро разъяснил, что «молчанка» нашему брату по ходу матча категорически противопоказана. Кто на поле имеет право голоса? Капитан да вратарь. Для игроков очень важно, чтобы сзади был правильный подсказ. Надо лишь знать, что кричать. А то можно все 90 минут надрывать глотку, но толку — чуть… Мне запомнилась фраза Льва Яшина: «Оборона начинается с нападения». Наша команда атакует, а ты уже расставляешь защитников по местам на случай, если вдруг будет обрез. Особенно это касается молодых. Они-то частенько на поле «смотрят» футбол — то есть за мячом следят. Иванов в «Торпедо» говорил: «Футбол вы дома по телевизору посмотрите, а сейчас возьмите-ка лучше своего игрока».

МИЗИНЕЦ ИЗ РЕБРА

— Советская вратарская школа — миф или реальность?

— Какой миф, о чем вы?! Конечно, школа была! Основные ее признаки — надежная и неброская манера игры. Без всякого выпендрежа. Зато за мячом в ноги сопернику прыгали руками вперед… Помню, навещал Яшина в больнице. Мне уже шел 34-й год, в «Торпедо» были проблемы с Козьмичем, и я обронил в разговоре: «Наверное, закончу». А Лев Иванович ответил: «Знаешь, ты последний из нашей вратарской школы. Остальные, начиная с Дасаева, — уже другие». И так меня его слова ободрили, что я еще 10 лет после этого не уходил из ворот!

— Вратари старшего поколения часто критикуют Дасаева за его «патент» на прыжки ногами вперед. Справедливо?

— Отчасти. Я еще застал времена, когда игроки всегда перепрыгивали через голкипера. Потом футбол стал более жестоким. И срабатывал инстинкт самосохранения. Если летишь ногами вперед — меньше шансов получить травму. Зато возрастает вероятность пропустить. Вратарь лишен возможности для маневра и слишком уязвим. А прыгнул руками вперед, распластавшись в воздухе, и закрыл собой ворота. Как шлагбаум. Но, играя в стиле старой вратарской школы, от травм ты, увы, не застрахован.

— У вас их было много?

— На мне почти живого места нет! Мизинец на левой руке наполовину состоит из… моего ребра. Шипом наступили на палец, раздробив кость. И врачи «отщипнули» кусок ребра, «собрав» мне заново мизинец… 15 сотрясений мозга, 25 швов на лице, два перелома носа со смещением. Дважды лежал в реанимации. В матче с «Кайратом» сломали сразу шесть ребер, начался посттравматический плеврит. Нет ни одного ребра, которое бы я не ломал. Не говоря о пальцах рук, ключице. Ушибы и ссадины, понятно, не в счет…

— Неужели после этого не было страха на поле?

— В такой ситуации необходимо как можно быстрее почувствовать себя полноценным игроком. Бросился в ноги форварду, забрал мяч, встаешь живой-невредимый — и будто гора с плеч. Это и к полевым относится. Валера Воронин, восстановившийся после тяжелейшей автомобильной аварии и нескольких операций, рассказывал: «Когда за дубль в Донецке меня два защитника встретили в углу и шарахнули по ногам, я понял: Воронин вернулся. Потому что больше меня никто не жалеет».

ПЕНАЛЬТИ

— Вячеслав Викторович, откройте тайну: как вам удавалось так часто отражать пенальти?

— Между прочим, мне принадлежит рекорд Союза по количеству отбитых пенальти — 14. Я не считаю, что это лотерея, как принято говорить. Здесь на первый план опять-таки выходит психология. Пропустил вратарь с «точки», укорять не станут. А для того, кто не забил 11-метровый, это катастрофа. Нюансов — море. Стараешься «помочь» игроку пробить туда, куда ты хочешь, а не он. Как? Наклоном головы, взглядом. Качнешь в сторону или угол чуть-чуть приоткроешь. А иногда шестое чувство спасает. Футболист ставит мяч, разбегается, а ты уже знаешь, куда он полетит. Словами объяснить это невозможно. Но знаешь! Прыгаешь и спокойно забираешь мяч.

Вячеслав Чанов— Каким отбитым пенальти гордитесь больше всего?

— Да каждый из них дорог. Особняком, пожалуй, стоит игра за «Торпедо» с минским «Динамо», когда я аж два 11-метровых парировал — от Курненина и Пудышева. Еще незабываем матч против ЦСКА. Мы забили быстрый гол, а потом игра у «Торпедо» разладилась. Команда просто встала. И Козьмич на скамейке, как позже мне рассказали, тихо произнес: «Ну, Слава, теперь надежда только на тебя». Я и впрямь удачно отыграл. Взял пенальти от Колядко. В итоге так 1:0 и закончили… Хороший кипер тот, который берет свои мячи и матча четыре в сезоне выигрывает, по сути, в одиночку. Вот по таким моментам и судят об уровне вратаря!

КИЕВСКИЕ «БАНАНЫ»

— Ринат Дасаев не жалует итальянских голкиперов, в том числе и Тольдо с Буффоном. А вы?

— Согласен с Ринатом. Мне их манера тоже не по душе. Нет у итальянцев запаса прочности. Ненадежны. Могут сыграть отменно, а могут провалиться. А вратарь — это прежде всего стабильность… На мой взгляд, наша вратарская школа ближе к английской. Упражнения примерно одинаковые. Дима Харин, когда в Россию приезжал, всегда под моим руководством тренировался. Я и с Шилтоном на эту тему общался. Бэнкс и Яшин по игровому стилю были очень похожи. Та же внешняя простота, надежность на выходах, ни одного лишнего движения. Сейчас так играет Симэн. У чешской школы вратарей тоже много общего с нашей. Но это началось не с Планички, а с Иво Виктора…

— Раньше хороших вратарей было больше?

— Да, но и футбол-то был совсем другой. Мой отец, тоже вратарь, игравший за ЦДКА с Никаноровым, удивлялся: «Как вы успеваете? В наше время, если пошла подача с фланга, можно было закурить, бычок о штангу потушить и на мяч идти». А сейчас игра еще быстрее стала… В штрафной при «стандартах» вечно толпа. Голкиперы на перехваты за пределы вратарской площади нос высунуть не успевают. Меняется скорость полета мяча, траектория. Нам, чего греха таить, попроще было. Хлопоты тогда доставляли киевляне фирменными фланговыми подачами по уходящей от вратаря дуге — мы их «бананами» называли. К ним специально готовились, чтобы в игре впросак не попасть. А нынче так уже все подают.

— Многие отмечают у современных российских голкиперов пробелы в технике.

— Факт! Отец меня с детства приучал: «Мяч — как хрустальная ваза. Уронил — разбилась». А наши вратари почему-то сразу мяч не ловят. Сначала отобьют перед собой, затем уже накрывают. Была такая проблема и у Вени Мандрыкина. Он «отбрыкивался» от мяча, но теперь наконец-то начал ловить. Когда мяч в руках — всегда надежнее.

В школах обязательно должны с вратарями заниматься, а то приходят в команду мастеров — ручки слабенькие, пробиваются легко. Все потому, что на прямых руках мяч ловят. Сколько мне приходилось в ЦСКА Андрея Новосадова переучивать! Мы привыкли к тому, что тренеры по вратарям есть в клубах, но не в детских школах. Кое-где, правда, начали появляться, однако не более одного. А у нас в школе ЦСКА благодаря президенту Евгению Гинеру их три! И, полагаю, четвертый не помешал бы.

С малышами трудится Андрей Мирошниченко. Мой воспитанник, играл в «ТРАСКО», «Мосэнерго». Он не избалован высшей лигой, а совсем маленьких ребят надо обучать элементарным вещам — ловкости, гибкости, кувыркам… Мальчишек постарше готовит Владимир Астаповский. У него уже начинается углубленное обучение вратарскому ремеслу — как правильно ловить мяч, как занимать позицию, играть на выходах и так далее. С выпускниками ДЮСШ и вратарями дубля занимается Игорь Кутепов. Я же отвечаю за подготовку голкиперов основного состава. Приятно работать с таким профессионалом, как Валерий Газзаев, который полностью доверяет нашей вратарской команде. И такая цепочка уже дает результат. Имею в виду Акинфеева. Скоро, надеюсь, появятся и другие.

— В 17 лет дебютировать в премьер-лиге дано далеко не каждому…

— Игорек из нашего, вратарского цеха — и по характеру, и по отношению к работе. С четырех лет мечтал быть только голкипером. Весьма уверенный в себе юноша. Лучше него в России мяч с земли из вратарей, уверен, никто не умеет выбивать: правой ногой — на 90 метров, левой — на 80.

ПАРАДОКС

— Растет ли класс вратарей в российской премьер-лиге?

— Да, после определенного спада у нас, думаю, наметился подъем вратарской школы. Есть среднее звено — Овчинников, Чижов, Новосадов, Гончаров. На подходе молодежь — Малафеев, Мандрыкин, Акинфеев… Кстати, обратите внимание, многие снова прыгают за мячом руками вперед. И Мандрыкин, и Новосадов, и Герус из Новороссийска — очень одаренный, к слову, мальчишка.

— Вас удивило приглашение в «Спартак» марокканца Баги?

— Еще как! Непонятный ход. В Марокко отродясь не было сильных вратарей. Как, впрочем, и во всей Африке, кроме Камеруна, подарившего миру Н’Коно и Белла.

— А что думаете о недавних российских примах — Филимонове и Нигматуллине?

— Мне кажется, как вратарей мы их потеряли. Саша после злополучного гола Шевченко так и не смог обрести себя. Отбей он кулаком тот мяч — и нет вопросов. Но Филимонов же вратарь «Спартака», чемпиона России! Он должен был сыграть красиво — и зачем-то стал ловить мяч. А тут уже «ленточка» рядом, началась паника, вот и нырнул в сетку… Филимонова нужно было как-то поддержать, успокоить. А на него спустили всех собак. Выходить на поле и постоянно ждать, что тебя освищут, — такого врагу не пожелаешь. И он сломался. Хотя вратари, у которых был внутренний стержень, и не из таких ситуаций выпутывались…

А Нигматуллин, считаю, сам виноват. Все дело в характере. Для него важнее собственный имидж. Футбол отошел на второе место. А в нашем деле хитрить нельзя.

- Чем объясняется такой парадокс - тренеров у вратарей в советские годы не было, зато уровень их был гораздо выше, чем сейчас, когда едва ли не в каждом уважающем себя клубе есть специалисты по работе с голкиперами?

- В прежние времена как тренировались? Поставят в "раму" вратаря - и стучат мячом до посинения. А теперь голкиперов стали меньше задействовать на тренировках. Бывает, за полтора часа занятия они вообще могут не понадобиться и предоставлены сами себе! Даже я еще успел с этим столкнуться у Иванова в "Торпедо". Полевые игроки бегали кроссы, работали над "физикой". Я же в это время просил побить мне по воротам торпедовского массажиста Капитоныча, благо у него первый разряд по футболу. Сам придумывал какие-то упражнения, и он меня тренировал.

Нынче для подобных ситуаций вратарям предусмотрены персональные наставники. Но далеко не все из них оказались, мягко говоря, на высоте. И нередко в межсезонье голкиперы вынуждены брать за свой счет частные уроки у других тренеров вратарей, притом, что в штате клуба имеется свой специалист.

- Выходит, не каждый бывший кипер способен тренировать вратарей?

- А разве любой бывший футболист становится толковым тренером? Слушать рассказы о том, как ты стал знаменитым, никому не интересно. Нужно показывать и объяснять. Только тогда у вратарей к тебе будет доверие.

Александр КРУЖКОВ. «Спорт-Экспресс», 06.06.2003

*  *  *

«АКИНФЕЕВ, БУДУЧИ МАЛЬЧИШКОЙ, ПРИШЁЛ В ШКОЛУ И С ПОРОГА ЗАЯВИЛ, ЧТО БУДЕТ ВРАТАРЁМ. ВОТ ТАК И НАДО!»


Игроки бывают разные, а уж вратари и подавно. Бывают великие и легендарные, запечатленные в бронзе или мраморе, увековеченные писателями, легендами и байками. У них все было большим и сказочным: кепки, руки, носы и ошибки. Их любят и любили генсеки, президенты и дилетанты. А командам и тренерам с ними, как правило, было нелегко.

Вячеслав ЧановСреди коллег, игроков и тренеров в чести другая порода вратарей, менее избалованная почестями и из строительных материалов более всего знакомая с гипсом. Потому что живого места на них найти почти невозможно, но зато они способны вытащить не только мяч, но и матч. Они не загораются быстро и не гаснут через год-другой, как отслужившая рождественская свечка. Эти труженики штрафной, мужающие меж штанг, растут и матереют с опытом, синяками и переломами. Получив свитер с первым номером, отрабатывают его потом и кровью, уступая оный очередной звездочке, готовы снова и снова ждать своей очереди на сотрясение и жидкие аплодисменты охочих до чудес фанатов. Их именами не называют стадионы или пароходы, но они — соль земли футбольной.

Наш сегодняшний герой — Вратарь с большой буквы. Почти двадцать лет в высшей лиге союзного футбола, в таких нешуточных командах, как «Шахтер», «Торпедо» (Москва), ЦСКА. Был признан лучшим вратарем страны, играл в сборной, а выбор тогда был не из трех коллег. А еще он обладатель уникального рекорда по отбитым пенальти — их аж 14! Вячеслав Викторович Чанов к тому же вратарь потомственный — он сын Виктора Чанова, вратаря легендарного послевоенного ЦДКА, и старший брат Виктора Чанова — вратаря киевского «Динамо» и сборной СССР.

Вот так меж двух Викторов рос, играл, учился и учит вратарскому ремеслу Вячеслав Чанов. Все, чему научился у отца и старших коллег, собирал в толстые тетрадки. Даже сам Яшин признавал в нем последнего из советской школы. А ради младшего брата Слава оставил такой долгожданный пост номер один в донецком «Шахтере» и начал все сначала в Москве. Снова начал и всем все доказал, доказал, что он отличный вратарь и настоящий мужик. И если украшением мужчины являются шрамы, то их у него хватит на целый эскадрон лихих гусар, потому как вкус вратарского хлеба и боли он испытал от поломанного носа до мизинца, собранного из его же ребра медиками.

Он играл долго, и главное — надежно, уважали этого вратаря от Баку до Германии. Закончив вратарствовать аж в сорок четыре года, не мучился и не метался в поиске своего нового призвания. Он его понял давно и навсегда. Он стал тренером, тренером вратарей. Не было такой специальности в нашей стране, а теперь есть. И благодаря Вячеславу Чанову есть целая школа, система подготовки, апробированная в ЦСКА и дающая уже реальные результаты. И дело не в званиях и наградах, хотя и они нужны человеку, честно делающему свою работу, а в том, что к Викторычу приходят мальчишки, которые затем становятся вратарями сборной и считают его почти отцом.

ВНАЧАЛЕ О СЕБЕ

О ТОМ, КАК ВСЁ ЗАКРУТИЛОСЬ

ИЗ ТРЁХ ВРАТАРЕЙ БЫЛ ШЕСТЫМ

Я родился в Москве, в 1951 году, когда отец играл в ЦДКА. Потом команду лейтенантов разогнали, он поехал играть в Донецк (тогда Сталино), и мы, естественно, поехали за ним. Там в ДЮСШ «Шахтер» у тренера Бикезина я и начал заниматься футболом. Хотелось, как и всем мальчишкам, быть впереди, но с самого начала меня поставили в ворота, так как роста высокого и еще сын вратаря. Как часто бывает, поначалу мало что получалось, вплоть до того, что называется, — «из трех вратарей был шестым». Однажды даже тренер мой, а он над нами жил, пришел к маме и сказал: «Ну, Клавдия Ивановна, наверное, ничего из Славы не выйдет…» И как будто что-то он задел, все пошло в лучшую сторону.

Выручили, наверное, врожденное трудолюбие и желание быть похожим на отца, которым все восхищались. Наверное, это все же передалось и мне, потихоньку-потихоньку, но к классу 7-му я стал подавать определенные надежды.

Тогда кумиром всех был Яшин, я тоже им восторгался, но и отец был примером для подражания, особенно в плане тренировок и подготовки.

С третьего класса занимался в школе «Шахтера», и оттуда целая группа ребят попала в команду. Дегтярев, Звягинцев, Дудинский, Пьяных, Захаров — мы были чемпионами страны, а потом, в главной команде, были и вторыми и третьими призерами. Для нас «Шахтер» и Донбасс были не просто командой и местом обитания, а жизнью. И шахтерский дух был не просто словами. Там люди работают под землей, и что-то делать как-нибудь, в том числе и на поле, было непонятно и неприемлемо.

О ПЕРВОЙ ФОРМЕ

КЕПКУ Я НАБИВАЛ ГАЗЕТАМИ

Форму нас всем конструировала мама. Тогда же не было таких трусов со вставками, пластинками, а были сверху обычные сатиновые, под них вшивали другие, которые назывались «ватники». Они защищали боковые поверхности от ушибов и ссадин.

Всегда выходили на поле, как отец, так и сыновья, начищенные и наглаженные — мама очень внимательно к этому относилась.

Кепки вратарские уже уходили, когда я начал играть, а в детстве, помню, потихоньку брал отцовскую кепку и приходил с ней на тренировку. А чтобы на нос не очень сползала — набивал ее газетами. Немного было неудобно, но зато на тренировке на мне красовалась настоящая вратарская кепка.

О ТЯЖКОЙ ДОЛЕ

10 ЛЕТ ЖДАЛ МЕСТА В ВОРОТАХ

В таких ситуациях, когда ждешь своей очереди, главное — не опускать руки и работать. Вратарская доля такая — ворота одни, и можешь ждать 5–6 лет, я вот ждал практически 10 лет. Но надо быть всегда готовым, чтобы получив шанс, его использовать и сыграть хорошо. А шанс обязательно всем дается. Дегтярев был вратарем сборной страны, и я за ним ждал. Витя, к слову, был третьим. Мне поступали предложения из других клубов, но я сомневался. Все здесь — и родители, и друзья, все родное. Но когда возник вариант с «Торпедо», я понял, что это, может, последний шанс стать уже сейчас первым номером. Вот так и поехал покорять Москву. Приехал вратарь донецкий, а через год стал лучшим в стране, поиграл за первую и олимпийскую сборную. Так что, думаю, я своим шансом воспользовался. Кстати, в «Шахтере» травму получил Дегтярев, и Витя встал в основу, так что и брату я на ступеньку помог подняться.

Любой вратарь хочет играть, это факт. Бывает, в командах подбирается пара, а то и больше равноценных вратарей. Конечно, каждый надеется выходить на поле, это понятно и не обсуждается. Но взаимоотношения должны оставаться нормальными и рабочими. Были вот Пильгуй и Гонтарь, у нас с Дегтяревым были человеческие отношения по полной программе. Конечно, я завидовал, хотелось играть, но завидовал не по-черному, а нормально. Не бросался словами и перчатками, работал, пыхтел и верил. Не может такого быть, чтобы так работать и не получить свой шанс. Надо всегда в себя верить и знать, что все можешь и получится обязательно. Вот у нас в ЦСКА, уже не первый раз, собираются по 3 вратаря, и всегда взаимоотношения — нормальные.

ТЕПЕРЬ О ГЛОБАЛЬНОМ

СОВЕТСКАЯ? ЭТО ЧТО ЗА ШКОЛА?

ДЛЯ НАС МЯЧ — ХРУСТАЛЬНАЯ ВАЗА

Знаете, какой-то стройной системы подготовки вратарей, наверное, все же не было, как не было и специальных тренеров для них. Знания, навыки передавались от старших партнеров, или как мне — от отца многое досталось. Были определенные стороны игры, на которые делался значительный упор в тренировках отечественных вратарей.

Вот, например, отношение к мячу. Нас еще в ДЮСШ учили ловить мяч, именно ловить, а не отбивать. Последние же лет двадцать мальчишек учили мячи в основном сначала гасить, а потом ловить. Сейчас, наконец-то, наметился правильный подход и в школах к этому компоненту. Еще отец мне говорил: «Мяч — хрустальная ваза, уронил, и она разбилась». Он не просто говорил, но и наглядно все это доказывал, когда тренировал команду класса «Б» и меня потихоньку на тренировки к ним подпускал. Я был классе в восьмом, а мужики все были уже взрослые, и было очень тяжело их удары принимать. Я старался изо всех сил ловить, а те, что отбивал, — отец, стоя сбоку, нещадно добивал, и получал я этими мячами куда попало. На что отец всегда добавлял: «Извини, сынок, отбил — получи…»

УРОКИ МАСТЕРСТВА

ДАСАЕВ ПРОПУСКАЛ И ПОХЛЕЩЕ ФИЛИМОНОВА

Считаю одним из главных качеств нашей школы вратарей, или манеры игры, надежность без всяких показательных вариантов. Четкий прием, ловля мяча, где не надо падать — лучше не падать, а если надо дотянуться — стараться дотянуться. Мяч, который чувствуешь, что можешь выронить, просто переводится через перекладину, без всяких показательных эффектов. Вспомните тот злополучный эпизод в матче России и Украины, когда ошибся Саша Филимонов. Ведь в тот момент мяч просто перебрось через перекладину, подставь руку… А Саша сделал немного иначе, поэффектней, и стоило это ему очень дорого. Я потом пытался его как-то поддержать, но все остальные не очень старались это сделать, и он так и не смог оправиться от этой психологической ломки. Ведь вратарь — это, по большей части, сплошная психология. Может, если бы тот матч выиграли, никто бы через месяц этот эпизод и не вспомнил. Ведь сколько у того же Рината Дасаева ошибок случалось, но он пропустит, а нападающие их три забьют. Спартаковские вратари никогда без рисовки не могли обойтись, потому что могли позволить себе пропустить гол, зная, что команда в ответ обязательно забьет.

ПСИХОЛОГИЯ

НАДО УМЕТЬ ВЫПЛЕСКИВАТЬ ЭНЕРГИЮ

В моем понимании вратарь — прежде всего, психология. Ведь что такое реакция? Это же не всплеск прыгучести, а всплеск нервной энергии. Он сработал на мяч этот всплеск. Вратари, выходящие в основе, как правило, уравновешены и управляют своими эмоциями. Психика их держит нервную энергию до нужного момента, а в игре, в определенной ситуации, происходит этот всплеск энергии.

Важны ли руки? Ну конечно, важны. Руки вратаря, как руки музыканта, должны всегда быть готовы. Как музыкант начинает свои занятия с исполнения гамм, так и у вратаря много упражнений для рук, связанных с техникой ловли мяча. Руки должны быть в порядке, и есть набор упражнений, который передается от отца к сыну. Но надо все время любое привычное преобразовывать и видоизменять в соответствии с изменениями самого футбола.

ПОДГОТОВКА

РАСКЛАДЫВАЕМ СОПЕРНИКОВ

Вратари — отдельный цех, особое, что ли, подразделение. Нет, они в команде, все подчинено ее интересам, но у них свои законы и принципы подготовки к игре. Существуют наработанные приемы работы и наборы упражнений для подготовки к матчу, которые позволяют подтянуть слабые стороны любого вратаря. Вот наши три вратаря — они же все разные, и физическое состояние тоже одномоментно бывает разное у каждого. Моя главная задача — чтобы они все были в стопроцентной готовности и чтобы главный тренер был абсолютно уверен в их готовности. Он должен просто выбрать кого-то из них именно на сегодняшний матч, а уже нюансами к определенной игре заниматься должны мы. Например, «Локо» играет в одну систему, «Спартак» в другую, «Динамо» в свою, и обращаешь на их особенности внимание своих подопечных. Кто и как из соперников подает и пробивает угловые, штрафные, как делаются навесы, прострелы. Из каких точек, в какие зоны все это идет и завершается. Кто-то через короткий пас играет, кто-то предпочитает длинные передачи; все, прежде всего, зависит от подбора игроков у соперника. Все эти особенности и диктуют аспекты, на которые обращаешь внимание своих учеников, ведь они же все-таки намного моложе нас, и то, что видно и понятно давно нам, для них порой является откровением.

КАК ЭТО ДЕЛАЕТСЯ В ЦСКА

ЗАКРЫВАЕМ ПОЗИЦИЮ НА ДЕСЯТИЛЕТИЯ ВПЕРЕД

Очень важно четкое взаимопонимание и доверие между главным тренером и наставником вратарей. Очень яркий пример тому работа с Валерием Георгиевичем Газзаевым. Он мне доверяет мой участок работы, но все решения остаются за ним, общая стратегия и тактика подготовки и игры, в том числе и психологическая составляющая. Мне, честно скажу, трудно среди моих ребят выбирать лучшего на какой-то матч — они для меня все лучшие, в стране и в футболе, а Газзаев умеет заметить что-то в каждом в данный момент и сделать свой выбор.

Вообще, считаю, в клубе у нас благодаря, прежде всего, пониманию Евгения Ленноровича Гинера создана уникальная система подготовки вратарей: от младших, средних и старших юношей до команды мастеров. В школе работают трое тренеров: Мирошниченко, Саморуков и Тяпушкин, а с главной командой я. Все методики основаны на единообразном подходе и обмене, поэтому когда ребята попадают из школы в дубль, они, в принципе, уже знают, как и что надо делать. Для них не бывают откровением или незнакомым требованием упражнения главной команды, вследствие чего они спокойно вливаются в работу. Идет хорошо поставленный процесс роста перспективных ребят: вот в дубле уже подрос Жидеев, Сослан на подходе, хорошие ребята 89-го года. Мы даже имеем возможность следить за перспективными ребятами из других регионов и помогать им. Например, пригласили мальчика 89-го года рождения из Воронежа, или 92-го года рождения из Владивостока. Всем им мы должны помочь раскрыться, а они, в свою очередь, помогут клубу и сборным командам.

Мы не претендуем на открытие футбольных Америк или вратарских академий, но делаем, по-моему, дело важное и нужное нашему футболу.

ИЗМЕНИЛСЯ ЛИ СТРАЖ ВОРОТ?

ТЕПЕРЬ НАДО БЫТЬ КОБРОЙ

Сколько я сам был и сколько уже тренирую, вратарь остается вратарем. Просто меняется система игры, жесткость единоборств, скорость полета мяча. Вот если провести параллель между временем, когда играл отец, и когда мы с Витей начинали, и то была видна разница. Отец удивлялся: «Как вы успеваете на эти мячи? Раньше, когда мяч пошел вверх, ты окурочек о штангу потушил и вышел спокойно мяч забрал. А как вы сейчас при такой силе и скорости крутитесь?» Или вот мы играли на выходе и до одиннадцати метров, а современные вратари в основном играют во вратарской: резкие подачи, людей много. Получается как укус кобры — вышел, сработал и второй раз подстраховаться возможности может не быть.

Раньше через вратаря перепрыгивали, а потом стали чаще вступать в контакт, когда вратарь бросался в ноги. Может, поэтому вратари стали выпрыгивать ногами вперед, это была своего рода страховка вратарей. Но Лев Иванович (Яшин — прим. ред.) по этому поводу сказал: «Ты, Слава, последний из нашей школы, а с Рината (Дасаев — прим. ред.) пошла другая школа…»

КТО ИНТЕРЕСЕН

ЛУЧШИЕ — В ЦСКА

Прежде всего это вся вратарская линия ЦСКА — Акинфеев, Габулов и Мандрыкин. Я их лучше других знаю и ручаюсь: Акинфеев как играет — вопросов нет, Мандрыкина тоже все знают, а в этом сезоне и Габулов смог себя показать. Конечно, молодец Малафеев. Есть, наконец, Овчинников с его опытом, хотя возраст Серегу уже подпирает. Я его не тороплю, опыт его бесценен, но время подходит. Из него тренер хороший должен получиться.

Очень неплохо в этом году смотрится в «Крылышках» Макаров. Поляков, Герус и Чичкин все время подают надежды. Пора бы им уже вовсю заявить о своих возможностях и надежности. Может, Бородин заиграет постабильней. Спартаковцам не хватило терпения, и из-за этого очень способный Зуев потерял много времени, а жаль. Жевнов очень талантлив и интересен, но он из Белоруссии. На чемпионате мира пока все, кто должен был играть надежно, те и сыграли. А лучшие вратари, наверное, встретятся в финале.

ПОЧЕМУ РЕДКО ГОЛКИПЕРЫ УЕЗЖАЮТ

ОНИ ЖЕ НЕ ФОРВАРДЫ!

Тут дело не в способностях или талантах наших вратарей. Ситуация же везде примерно такова: всюду существует или лимит, или иные ограничения на легионеров, и исходя из этого, страдают прежде всего вратари. Ведь будучи поставлены перед жестким выбором, вы кого прежде всего пригласите? Первым — забивного форварда, потом — хорошего пасующего или опорного хава, а до вратарей очередь может и не дойти — лимит не выдержит. Помню, когда играл в Германии, так для них вообще вопрос о вратарях стоял на двадцать каком-то месте. Только поиграв с хорошим голкипером, они начинали ощущать разницу и задумываться о том, что, может, стоит рискнуть и потратиться и на представителя этого амплуа.

У нас тоже начинается процесс, когда лимит на легионеров сыграет в пользу отечественных вратарей. И тот, кто в свое время не хотел приложить руку к будущему, будет пожинать плоды своего прошлого.

СКОЛЬКО УПРАЖНЕНИЙ НЕОБХОДИМО

ВАЖНО С ЦВЕТОМ ФОРМЫ НЕ ПРОМАХНУТЬСЯ

Да, материалов собрано и наработано очень-очень много. Исписаны и заполнены толстые тетрадки, которых хватит на большой труд. Помогаю тренерам по вратарям из разных команд по мере возможности. А упражнений собрано больше трехсот. Но факт, то что постепенно, с опытом из этих сотен начинаешь отбирать те, что работают сегодня. В современном футболе применимы примерно 40–45 упражнений. А вот когда, сколько и в каких сочетаниях — уже зависит от мастерства и опыта тренера по вратарям. Но в подготовке важны даже мелочи, вплоть до цвета формы. Мне, помню, новая форма желтого цвета немного мешала. Вратарь тогда готов полностью к игре, когда ему кажется самому, что он все правильно подобрал и сделал. Вот тогда он психологически очень хорошо себя ощущает. Вот я всю жизнь любил играть в отечественных тонких перчатках с «пупырышками», хотя уже были современные. У многих есть тренировочные перчатки и другие — игровые. Игровые потоньше, а тренировочные потолще — на тренировках ведь бьют больше, и удары иногда получаются страшенные, какие в игре у того же игрока могут никогда и не получиться.

ПРОФ-БЛИЦ

1. Почему вратари редко становятся главными тренерами?

Разные причины и объяснения есть, но главное, думаю, в том, что отношение немного разное к полевым игрокам и вратарям. Какая-то грань все время проводится между ними и нами.

Зато как часто вратари становятся капитанами команд! В советское время это было почти сплошным правилом, да и сейчас не редкость, потому что вратари — лидеры и вожаки, люди более серьезные в массе своей.

2. Можно ли научить брать пенальти?

Научить ловить пенальти? Можно помочь, но это в основном из области психологии. Можно чуть шире шагнуть, сделать кивок в сторону или глазами показать — есть разные вратарские хитрости и помимо реакции. Здесь главное — что вратарь должен знать, что в психологическом плане он все равно в этой ситуации в выигрыше: гол забьют — он не виноват, а возьмет — он герой. Так что нельзя себя чувствовать обреченным перед одиннадцатиметровым.

3. По каким критериям отбирают вратарей в детстве?

Обязательно надо обращать внимание на рост и фигуры родителей. И, конечно, надо смотреть на характер и темперамент самого кандидата. Вратарь должен быть немного приторможенный, это лучше, чем если он несется импульсивно за мячом. Очень важно и желание самого мальчишки. Например, Игорь Акинфеев, как рассказали его тренеры, пришел в школу и сказал: «Я буду вратарем!»

4. Что вратарю приятно?

Конечно же, самое приятное, что может испытывать вратарь, — отразить пущенный мяч, а самое ужасное — пропустить какой-нибудь нелепый, за который себя коришь немилосердно.

5. В чем класс вратаря?

Определяющей класс вратаря в моем понимании, как и всегда, считалась стабильность. Тут очень уместна философия хоккейного вратаря Третьяка: нужно брать «свои» мячи да еще следует несколько раз выручить. Ведь если вратарь сейчас берет мяч из «девятки», а через минуту пускает его между ног, то это не говорит о его классе. А вот если он все свое ловит да еще за сезон может матчей 4–5 «вытащить» и помочь команде — это классный голкипер.

6. Жена вратаря — это профессия?

Вратари — это обычные футболисты, со всеми вытекающими плюсами и минусами, проблемами и достоинствами. Соответственно, и их жены — обычные женщины, только, может, немного терпеливее и привыкшие ждать. Ведь они обеспечивают главную поддержку и опору футболистов. Они должны любить и понимать своих мужей, а когда тем порой хочется помолчать, то помочь им и в этом.

7. Что сложнее — играть или тренировать?

Тренировать, конечно, оказалось гораздо сложнее и тяжелее. Когда сам играешь в воротах, то отвечаешь только за свои ошибки. А теперь морально непросто. Пацаны ошибаются, и ты как на электрическом стуле сидишь. Конечно, перед каждой игрой стараешься в них в последний момент кое-какие хитрости вложить, но про это я не расскажу.

ДОСЛОВНО

Я твердо уверен, что плохой человек не может быть хорошим вратарем. Мне так кажется, и это не зависит от манеры и школы. Но каждый незаурядный игрок — личность со своим порой непростым характером. И тут очень важны умение и способности тренера все трудности и сложности личностей этих направить в нужное русло.

КРИК ДУШИ

Если что-то и случилось с отечественной школой вратарей, то только по причине нежелания вложить душу, ну и средства, конечно. Все хотят сразу или быстро, а так не бывает. Много, очень много способных и талантливых мальчишек, но с ними надо работать, а не везти на родину Яшина вратарей из Африки. Во всем мире от силы наберется, может, три полноценных вратарских школы, как английская или сейчас чешская. И нам терять свою — просто непростительно!

Николай ЖУТНИК. «Футбол. Хоккей», 12.11.2006

*  *  *

РАССКАЗЫ СТАРОГО БОЦМАНА
«Спорт-Экспресс»
, 30.01.2015
Вячеслав Чанов изумительно сформулировал за нас то, что хотели услышать: «Вам нужны рассказы старого боцмана?» Мы замялись. Отчего-то стесняясь с жаром подтвердить: да, да! Именно это нам и нужно! Чанов сел поудобнее. Подпер щеку ладонью. Готовясь вспоминать, как тренировал Акинфеева — с 16 лет до прошлого лета. И каким голкипером был сам — признавали лучшим в Союзе, ездил на чемпионат мира, играя не в самых могучих командах… Читать далее »

ПЕРВАЯ ОЛИМП НЕОФИЦ ДАТА МАТЧ ПОЛЕ
и г и г и г
    1 -2     18.05.1983    БОЛГАРИЯ - СССР - 2:2 г
    2       26.05.1983    СССР - ГРЕЦИЯ - 3:0 д
    3       07.09.1983    ВЕНГРИЯ - СССР - 0:1 г
    4 -3     05.10.1983    ГРЕЦИЯ - СССР - 1:3 г
    5       12.10.1983    СССР - БОЛГАРИЯ - 0:0 д
1 -2         28.03.1984    ФРГ - СССР - 2:1 г
ПЕРВАЯ ОЛИМП НЕОФИЦ  
и г и г и г
1 -2 5 -3
на главную
матчи  соперники  игроки  тренеры
вверх

© Сборная России по футболу


 
Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru