Сборная России по футболу
 

Главная
Матчи
Соперники
Игроки
Тренеры

 

ИГРОКИ

Игорь ДОБРОВОЛЬСКИЙ

Игорь Добровольский
 

ПОБЕГ ИЗ ГЕНУЭЗСКОЙ ТЮРЬМЫ

- Только не задавайте каверзных вопросов. Тогда у нас может получиться задушевный разговор.

Игорь Добровольский улыбнулся, поправляя левой рукой влажные после душа волосы. Еще пятнадцать минут назад я видел его играющим в футбол на мини-площадке динамовской новогорской базы в одной команде с начальством - Николаем Толстых, Сергеем Никулиным, Адамасом Голодцом, а также с действующими, но временно оказавшимися не у дел игроками Евгением Смертиным и Юрием Калитвинцевым. Ну а среди зрителей-комментаторов были экс-капитан Виктор Лосев и Игорь Скляров, которому через неделю другую прооперируют колено (скорее всего в Германии).

Вот такая компания собралась в воскресенье с утра в Новогорске. Ну почему бы не тряхнуть стариной в солнечное июньское утро! Впрочем, Добровольский, отправляясь второй день подряд на базу в Новогорск, преследовал иные, куда более серьезные цели. Он, по существу, начал готовить себя к выступлению за московское "Динамо", не дожидаясь возвращения команды с Дальнего Востока.

Правда, он прилетел в Москву из Марселя еще 12 июня, но уже на следующий день поездом отправился в Раздельное, что под Одессой, навестить родителей. Во-первых, итальянская "Дженоа" не прислала пока трансферного сертификата, а во-вторых, по словам президента "Динамо" Толстых, Добровольский нуждается в отдыхе, и полет во Владивосток с заездом в Находку не пошел бы ему на пользу.

- Вы согласны с точкой зрения президента? - спросил я Добровольского, полагая, что этот вопрос не относится к разряду каверзных.

- Абсолютно согласен.

- А если бы последняя формальность, связанная с вашим приходом в "Динамо*, была бы улажена в начале июня - вы бы отправились с командой на матчи с "Океаном" и "Лучом"?

- Нет. Я бы все равно, прежде всего, в родных краях повидался с матерью и отцом, которых не видел год. А потом, любую дорогу лучше всего начинать с родительского дома. Только там и можно за считанные дни по-настоящему отдохнуть, прийти в себя.

- А вы, действительно, устали?

- Представьте себе.

- От чего?

- Как это - от чего? От футбола. Целый сезон остался позади. Чемпионат Италии, чемпионат Франции… И вы хотите, чтобы я сразу без паузы начал выступать в чемпионате России, да еще в городах с семичасовой разницей с Москвой?

Игорь Добровольский

Москва. 23 июня 1993 года. На стадионе "Динамо"

- Я? Ни в коем случае! А вот болельщики, в том числе дальневосточники, об этом мечтали. Когда они еще увидят живого Добровольского?

- Полуживого, загнанного, А загнанных лошадей пристреливают.

- Где вас загнали - в "Дженоа"? В "Олимпике"?

- Вы ловите меня на слове.

- Избави Бог.

- Но я же сказал, что устал. От игр, от тренировок. Разве я не работал этот год?

- Работали. Но не так часто были задействованы в матчах, как можно было предположить.

- Вы ошибаетесь. Я играл почти все это время. За исключением двух последних месяцев. Но как раз за эти два месяца провел серию важных официальных матчей за российскую сборную. И искренне рад, что был среди тех, кто помог ей выйти в финал мирового первенства.

- Поздравляю вас и обещаю, что к приятной для вас теме "Добровольский в сборной России и на мировом чемпионате в Штатах" мы еще вернемся.

- А в промежутке хотите поговорить о чем-нибудь неприятном?

- Нет, просто прежде, чем заглянуть в будущее, хочу на несколько минут вернуться в прошлое, ибо без вчера не было бы и сегодня.

- А что было вчера?

- Кажется, только вчера итальянские коллеги допытывались у меня в Милане и в Риме - подпишет ли Добровольский контракт с "Дженоа" или поедет к Блохину в Грецию? А вам репортеры тогда прохода просто не давали.

- Помню, помню. Мы готовились тогда в Италии к отборочному матчу чемпионата Европы со "Скуадрой адзуррой" Это было в конце октября - начале ноября девяностого.

- Сборная СССР сыграла тогда вничью в Риме, и акции Добровольского еще больше возросли. Вы могли выбирать и, к радости итальянцев, предпочли "Дженоа".

- А почему бы в 23 года не попробовать себя в итальянском чемпионате? Многие лишь мечтают об этом, а для меня в считанные секунды мечта превратилась в реальность.

- В считанные секунды?

- А сколько нужно времени, чтобы поставить свою подпись на контракте? Секунду. Ну максимум полторы. Расписался и - вперед!

- Расписаться- то вы успели, а вот насчет "вперед", по-моему, погорячилась...

- Я подписал контракт в декабре, а заявлять легионеров в Италии можно, если не ошибаюсь, лишь до 6 октября. Так что в "Дженоа" я играть тогда не мог.


- И вас в Испанию, в "Кастельон".

- Что значит отправили! Желание руководства "Дженоа" совпало с моим собственным. Вот я и поехал в "Кастельон".

- А были предложения из других клубов?

- Были. Только чуть раньше, когда я еще за "Динамо" играл.

- Откуда именно?

- Из "Порту". Из "Монако". Но мне в тот момент не хотелось уходить из "Динамо".

- Так почему же вы все-таки оказались в январе 1991 года в Испании?

- Там еще можно было включать в заявку иностранцев. "Кастельон" попросил у "Дженоа" одолжить меня до конца сезона, и, поскольку все были "за", сделка состоялась.

- В "Кастельоне" вы не приобрели дополнительной славы хотя бы потому, что этот клуб бесславно и надолго вылетел во второй дивизион. Не считаете время, проведенное в Испании, потерянным?

- Почему? Мне там очень понравилось. В Испании было хорошо.

- А вы Испании понравились?

- Точно не знаю, но приглашения от восьми испанских клубов я получил. Одно из них - из "Реала". Причем того, что из Мадрида.

- "Реала"?

- Да. Я бы с удовольствием примерил белую футболку этого легендарного клуба, но на моем пути встала злополучная "Дженоа". Господи, сколько еще раз она рушила мои планы. Неужели я наконец вырвался из ее тисков?! Самому не верится...

- "Дженоа" распоряжалась вами, как хотела?

- Естественно. У меня же был с ней четырехлетний контракт. Я попал в капкан "Дженоа", и это ощущение меня никогда не покидало. Я жил с ним два с половиной года.

- Представляю, как вы жалеете, что подписались под Италию.

- Нисколько не жалею. Во-первых, потому что это Италия, а во-вторых, потому что все матчи, которые там провел, мне удались.

- Я имею ввиду игры, за которыми бразилец Бранко наблюдал с трибуны, чех Скухравы и голландец ван т'Схип - со скамейки запасных. Бруно Джорджи из легионеров лишь мне отдавал место в составе. У меня с Джорджи были сносные отношения, но, когда его сменил Луиджи Майфреди, я мог собирать вещи. После первой же тренировки мне все стало ясно.

- В это время вы, наверное, вспоминали о безоблачных днях, проведенных в Швейцарии, в "Серветте", где за сезон забили 15 мячей.

- А сколько голевых пасов отдал - не сосчитать.

- Да, чистый швейцарский воздух пошел вам явно на пользу. Но почему после "Кастельона" вы попали в "Сервет", а не в "Дженоа"? Это тоже выглядело загадочно.

- У "Дженоа" уже были три легионера, которые помогали клубу выступать довольно успешно в национальном чемпионате. И четвертый, то есть я, ему просто был не нужен.

- И вас командировали в "Серветт"?

- Мне предложили поехать в "Серветт", и я согласился. А если бы захотел, то мог бы остаться в "Дженоа". У меня же контракт, и попробуй против моего желания меня куда-нибудь отправить - ничего бы у итальянцев не получилось.

Но почему в такой ситуации было не попробовать себя в немецком или французском футболе? При всем уважении к швейцарскому футболу - это не бундеслига.

- Согласен. И я, возможно, оказался бы не в "Серветте", а в "Монако", который хотел меня заполучить. Но в тренировочном матче за сборную с "Таврией" перед игрой с Венгрией я серьезно травмировал колено, а больному во французском чемпионате делать нечего.

- Но и в швейцарском, как я понимаю, играют здоровые люди.

- Швейцарцы более терпеливы. Они дали мне возможность восстановиться, набрать форму и играть в тот футбол, который мне по душе. Я выходил на поле и делал то, что умею и люблю. За это я прежде всего и благодарен "Серветту".

- Понимаю, понимаю: вы помогли "Серветту", а "Серветт", в свою очередь, помог вам вернуть былую уверенность.

- Я ее никогда и не терял.

- Похоже на правду. По крайней мере, в вашем голосе никогда не проскальзывали пессимистические нотки. И в апреле прошлого года без эмоционального запала сообщили мне по телефону из Швейцарии, что новый сезон наверняка начнете в "Дженоа", которая наконец-то жаждала видеть вас в своих рядах. Так и произошло. И вдруг…

- И вдруг на смену Джорджи, при котором мне было гарантировано место в основном составе (и я, поверьте, его оправдывал), приходит Майфреди, который сразу почему-то меня невзлюбил. Ситуация усугубилась тем, что в кубковом матче с "Анконой" я получил тяжелую травму. Правда, до прихода Майфреди я более-менее привел себя в порядок, снова заиграл, но нового тренера русский легионер не устраивал.

- Как вы думаете - почему?

- Ну откуда я могу знать о взглядах на футбол и на футболистов человека, который всю жизнь торговал шампанским.

- ???

- Не за прилавком, разумеется. Майфреди был посредником при оптовой продаже больших партий шампанского. В этом он, наверное, преуспел больше, чем в футболе. По крайней мере, когда он появился в "Дженоа", все без исключения - и игроки, и журналисты, и болельщики - были уверены, что это не надолго. И оказались правы: через три месяца его уволили.

- Так, может быть, стоило перетерпеть, переждать до лучших времен?

- Я бы так и сделал, если бы не пришло приглашение из "Олимпика". Ну как я мог отказаться от переезда в Марсель! Соблазн поиграть в команде, о которой слышал много хорошего, был настолько велик, что я, не раздумывая ни секунды, стал собираться в путь.

- Президент "Олимпика" Бернар Тапи сам звонил вам?

- Нет, он прислал факс в клуб "Дженоа", где говорилось о его намерении приобрести Добровольского. Меня спросили: "Вы не против?" Я ответил, что не могу отказать такому уважаемому в футбольном мире человеку, как президент "Олимпика".

- Но неужели Тапи не согласовал вопрос вашего перехода с тренером Раймондом Гуталсом?

- Это для всех осталось тайной. Но, похоже, мое появление в марселе носило для большинства характер рождественского сюрприза.

- И поэтому Гуталс на первой же тренировке спросил: "А это кто?"

- Было не совсем так. Гуталс, конечно же, меня узнал. "Откуда он появился?" - произнес тренер, показав в мою сторону. Гуталс был явно не доволен тем, что Тапи без его ведома пригласил нового игрока. Ведь президент, как выяснилось, не советовался с Гуталсом, когда отсылал факс в Геную. Вероятно, Тапи действительно был убежден, что такой игрок нужен "Олимпику" и тренер на 100 процентов с ним согласится.

- Но получилось иначе?

- Получилось, что все марсельские игроки, репортеры, болельщик знали о моем приезде, и только старший тренер оставался в неведении. Эта ситуация существенно повлияла на мое пребывание в новом клубе.

- Каким образом?

- Самолюбие 72-летнего тренера было уязвлено. И я не имел права на него обижаться, хотя он относился ко мне, мягко говоря, предвзято.

- Тапи не ощущал своей вины перед вами? Нe пытался сгладить назревающий конфликт?

- Президенту некогда этим заниматься. Правда, ко мне он по-прежнему относился с симпатией и высоко пенил как игрока. Даже тогда, когда меня перестали ставить.

- Тапи признавался вам в "любви"?

- Однажды он сказал: "Игорь, если бы я имел такие ноги, как у тебя, то был бы миллиардером".

- Любопытно, как вы отреагировали на этот комплимент?

- Я ответил: "Если бы у меня была такая голова, как у вас, мсье Тапи, я бы вообще не играл в футбол".

- Достойный ответ, хотя вам грех жаловаться на свою голову.

- Время покажет.

- Мне, например, ясно, что вы принадлежите к числу игроков, которые своим пребыванием па поле доказывают: в футболе нужны не только быстрые и послушные ноги, но и смышленая голова.

- Увы, Гуталс, видимо, не согласился бы с вашим мнением на мой счет.

- Но разве он, оскорбленный до глубины души, сразу отказался от ваших услуг?

- Нет, не сразу. Он поставил меня в состав даже после неудачного дебюта в матче с "Валансьеном" 12 декабря. Кстати, это была единственная игра, которая у меня не получилась. Во всех последующих я никого не разочаровал: ни партнеров, ни прессу, ни фанов.

- Никого, кроме тренера?

- У Гуталса вроде бы тоже не было оснований быть мною не довольным. Я даже, будучи не совсем здоровым, в матче с "Нимом" был заметен на поле: и гол забил, и пенальти сделал. Но после игры, которая проходила в начале февраля, почувствовал себя плохо. Во Франции была эпидемия гриппа, и я вслед за двумя нашими игроками стал очередной ее жертвой. Представляете, температура за 39 - ну какой из меня игрок?

- Никакой!

- Вот именно. А тут игра на выезде. И мне предлагают поехать с командой и готовиться к матчу с "Гавром". Уколами сбить температуру и выйти на ноле. И не где-нибудь, а в Гавре, на севере Франции. Вот уж там мне действительно пришел бы конец.

- Но Гуталс хотел, чтобы вы играли?

- И Гуталс, и Тапи. Но я сказал, что это не последний матч в моей жизни и я не хочу в 25 лет сажать свое сердце. Мы спорили полчаса. Автобус не отходил от марсельского стадиона до тех пор, пока руководители клуба не поняли, что я никуда не поеду. Этот эпизод предрешил мою судьбу. Чуть позже Гуталс скажет: "Ты у меня больше играть не будешь!"

- Он сдержал свое обещание?

- Да, и, главное, его поддержало руководство. Меня в один голос обвинили в отсутствии клубного патриотизма. Мне не простили того, что простили бы любому французу. Тот может по телефону сообщить, что у него голова болит, и не поехать на тренировку. Своему слова никто не скажет. А легионеру с температурой, с удушающим кашлем, отказавшемуся играть, инкриминировали чуть ли не предательство и недвусмысленно дали понять, что дорога в основной состав для него закрыта.

- Но в резерв вас хотя бы сажали?

- В резерве я был постоянно. Но даже в тех матчах, когда "Олимпик" играл отвратительно, Гуталс не выпускал меня на поле. Однажды (в какой точно игре, не помню) был такой случай. В средней линии у марсельцев настолько не ладилось, что даже вице-президент Жан-Пьер Бернес не выдержал и громко произнес: "Игорь, иди помоги!" Гуталс, услышав мое имя, мгновенно отреагировал: "Нет, нет, только не он. Его место на скамейке".

- Были ли игроки, которые вам сочувствовали?

- Мне сочувствовали многие. Исключение составляли лишь центральные полузащитники, то есть те, на чье место я претендовал. Остальные недоуменно пожимали плечами. А Руди Феллер порой хватался за голову: "Ничего не понимаю: игры нет, и Добровольского не ставят!" И Ален Бокшич тоже не раз удивлялся по этому поводу.

- Бокшич - хорват, Феллер - немец. А как вели себя французы?

- Они переживали за меня. И Бернар Казони, и Марсель Десайи... Да почти все в команде.

- А кто конкретно играл на вашем месте?

- Дидье Дешам, капитан команды.

- Но он игрок другого, я бы сказал - полярного плана. Дешам - типичный разрушитель. Недаром он три четверти игрового времени проводит на траве - в подкатах.

- Я не хочу оценивать ни его, ни других игроков "Олимпика".

- До выигрыша марсельцами Кубка чемпионов вы это делали... Кстати, вас в Мюнхене перед матчем с "Миланом" не включили даже в запас.

- А как могли включить в запас футболиста, которого нет ни на стадионе, ни в городе, где проводится матч?

- И где же вы были?

- В Марселе. Я прилетел туда из Москвы в понедельник, 24 мая, после матча со сборной Греции. А "Олимпик" еще в субботу отправился в Германию. Мне же предварительно было сказано: "В Марселе быстро решаешь проблему с визой и перебираешься в Мюнхен".

- А что же было дальше?

- Я так и сделал. Вернулся в Марсель, сразу пошел в клуб, но там, как выяснилось, моими проблемами никто не занимался. Но я даже не возмутился. Уже успел убедиться, что в клубе "Олимпик" работают такие люди, у которых зимой снега не выпросишь. А тут нужно было решить проблему, с визой - для них это целое дело.

- Странно...

- А вам не кажется странным, что я сам недавно доставал себе билет в Исландию и сам же его оплачивал, таким образом, я лишний раз убедился, что в клубе никто не хочет палец о палец ударить.

- За счет чего же существует "Олимпик"?

- За счет Тапи.

- Все держится на его деньгах?

- На деньгах и фанатичной преданности футболу и своей команде. Не было бы Тапи - не было бы "Олимпика".

- И не было бы победы в решающем матче Лиги чемпионов над "Миланом"?

- Да. И так считаю не я один.

- Вы смотрели финал по телевизору?

- Смотрел и заодно убедился в правильности своего прогноза. Еще до игры я говорил и друзьям, и журналистам: "Милан" в 50 раз сильнее и будет иметь много моментов, но "Олимпик " забьет один случайный гол и выиграет -1:0". И еще я не ошибся в тактике французов. Как всегда в таких случаях, они все встали стеной в 16 метрах от своих ворот и без стеснений били по трибунам. Они не показали игры, достойной ведущей команды Европы. Да и не могли показать. "Олимпик" Гуталса на это не способен.

- Похоже, вы не чувствовали себя в этот вечер именинником?

- Я был искренне рад за ребят и за Тапи. Особенно ее Тапи. Он хотел выиграть этот Кубок еще больше, чем игроки. Он не жалел ни денег, ни... Тани ничего не жалел. Уверен: если бы "Олимпик" не победил в этом розыгрыше, то победил бы через год или через два. Тапи бы не успокоился до тех пор, пока марсельцы не поднялись бы выше всех в самом престижном из трех еврокубков.

- Как бы то ни было, а вы полгода провели в команде, которая осуществила самую сокровенную мечту. Интересно, а ощущаете ли вы себя игроком, которому сопутствовал успех и в Кубке чемпионов, и в чемпионате Франции?

- Не ощущаю. И не ощущал бы даже в том случае, если бы сыграл за "Олимпик " все матчи. Я уже забыл, что был олимпийским чемпионом Сеула. Это осталось в истории, на бумаге. И больше нигде.

- А в душе после таких побед разве ничего не остается?

- Остается на день, другой. А на третий радостное возбуждение проходит. И ты понимаешь, что праздник закончен. Нет, я не люблю жить тем, что было вчера. Меня волнует если не завтра, то как минимум сегодня.

- И все же припомните: как и где вы попрощались с футболистами "Олимпика", с Тапи?

- Это было в раздевалке после последнего матча с "Пари Сен-Жермен". Я пожелал всем удачи. "И тебе удачи", - ответил Тапи и пожал мне руку. На официальный банкет я не поехал. Да и что там было делать среди трехсот человек, которых я толком не знал и нигде, вероятно, прежде не видел.

- Но там же были ваши, бывшие партнеры.

- Многие из них тоже остались дома. Примерно десять игроков участвовали в этом торжестве. Да, десять - не больше.

- К этому моменту у вас уже были предложения из других клубов?

- Были. С "Дженоа" вступали в переговоры итальянские, французские клубы. Плюс один испанский. Но по разным причинам заинтересованные стороны не приходили к общему знаменателю.

- И только руководство московского ""Динамо" сумело найти компромиссный вариант, устраивающий итальянцев. Но прежде чем обратиться в "Дженоа", президент динамовского клуба Николай Толстых сделал вам предложение, позвонив зимой в Марсель. Как вы на это отреагировали?

- Я решил, что Николай Александрович шутит. Когда же понял, что дело принимает серьезный оборот, то обрадовался. Я ведь и не представлял, что у меня в ближайшее время может быть счастливая возможность вернуться в Москву, в "Динамо .

- По мнению Толстых, вам, все эти два с половиной года сложно было одному приспособиться к образу жизни западного человека.

- Я жил в четырех прекрасных странах, о которых могу рассказывать часами. Там нет наших проблем: хочешь что-то купить - покупай, хочешь куда-то съездить - поезжай, хочешь снять номер в отеле - снимай. К такой жизни даже последний дурак приспособится, А вот как приспособиться к "совку" после Италии, или Франции - вот это вопрос. Что ж, буду привыкать...

- Я понимаю: после пятикомнатной квартиры в Марселе, в которой до вас проживал сам Франц Беккенбауэр, - однокомнатная в Москве.

- Я ко всему отношусь спокойно. Так что вы напрасно драматизируете ситуацию. Я из тех людей, которые не стремятся жить в хоромах. Но то, что любому профессионалу нужны для отдыха нормальные условия, спору нет. Впрочем, в "Динамо" это не хуже меня понимают и о быте игроков заботятся.

- Если взять за основу десятибалльную систему, то, с какой отметки вы начинаете в "Динамо" - с 2, с 5, с 8 баллов?

- Я новый игрок в команде. Значит, я начинаю с нуля.

- Но вы понимаете, какие надежды связывает "Динамо" с вашим возвращением.

- Догадываюсь. Я и до сих пор никогда не ходил в отстающих и ходить в них не собираюсь.

- Но вы хотя бы имеете представление о команде, в которой предстоит играть?

- Я не видел матчей чемпионата России, в том числе и с участием московского "Динамо*. Но в команде еще остались ребята, с которыми мне в разное время довелось поиграть.

- Например...

- ...Сергей Деркач, Игорь Скляров, Евгений Смертин, Андрей Сметанин, Вячеслав Царев, Виктор Лосев, Юрий Калитвинцев... Всех, по-моему, назвал.

- Вы не ошибаетесь? Ведь Калитвинцев, если мне не изменяет память, появился в "Динамо" в прошлом году, когда вы были в Швейцарии, в "Серветте".

- С Калитвинцевым я играл в одной команде еще раньше - в юношеской сборной Союза. Только в каком году, ей-богу, не помню.

- А с главным тренером "Динамо" Валерием Газзаевым вы хорошо знакомы?

- Пока не очень. Так получилось, что, когда в конце восемьдесят пятого я из Кишинева пришел в "Динамо", Газзаев из него уже ушел. Так что в команде мы тогда не встретились. Потом, правда, не раз виделись на стадионе, разговаривали - футбольный мир тесен.

- А по поводу вашего предстоящего дебюта в "Динамо" поговорить с тренером успели?

- Нет, обстоятельного разговора с Газзаевым пока не было.

- Выходит, сложно сейчас сказать, на каком месте будете играть?

- Могу сказать, где бы я сам хотел играть.

- Так где же?

- Где обычно - где привыкли меня видеть и партнеры, и соперники, и публика, и вы, журналисты. Ведь именно там, где нужно созидать, я могу привести максимальную пользу. Впрочем, и черновой работой, если того требовала обстановка, я никогда не брезговал.

- Что касается чемпионата России, то о его уровне вы можете судить по совместным тренировкам и играм в национальной сборной, где есть представители московского "Спартака", московского "Локомотива", ЦСКА...

- В сборной в основном легионеры и спартаковцы. А "Спартак", насколько мне известно, так же, как и еще несколько клубов, укомплектован лучше других. Так что о футболе в России я смогу судить лишь после того, как окунусь в него с головой".

- Не боитесь, что после чемпионатов Италии и Франции турнир российских команд может показаться вам не самым увлекательным мероприятием?

- Если у футболиста, независимо от того, где он играет, пропадает кураж, то он должен ставить точку в своей карьере. Мне же, согласитесь, это делать рановато.

- За кого вы будете особенно переживать из тех зарубежных клубов, за которые выступали?

- Переживать? Ни за кого. Это все равно, что переживать за свой вчерашний день, в котором ничего уже нельзя изменять. Буду следить по газетам за результатами моих бывших клубов. А переживаю я за ту команду, в которой играю сейчас.

- То есть за "Динамо". Интересно, что вы испытаете, когда выйдете после долгого перерыва на знакомое поле динамовского стадиона?

- Я недавно играл на поле стадиона в Рейкьявике. И оно мне тоже знакомо. Я уже выступал там за сборную Союза несколько лет назад.

- И все-таки...

- Я выхожу на поле любого стадиона не предаваться чувствам, а играть, работать, Я - профессионал. Я работаю в "Динамо" - и сегодня это моя команда. Независимо от поля, от погоды, от жизненных невзгод.

- Как долго будете играть в "Динамо"? До первого приглашения в солидный зарубежный клуб? Только уже от тренера" а не от президента.

- Я играю в "Динамо" до чемпионата мира. А потом будет видно.

- Вы рассчитываете в США повысить свой личный рейтинг на международном футбольном рынке?

- Не знаю, как я, а российская сборная удивит американских болельщиков и наших непосредственных соперников. Всем командам, которым доведется с нами играть, придется нелегко. У нас в отличие от "Олимпика" так просто мяч по воздуху летать не станет. И отобрать его будет ох как трудно. Уж больно играющая компания подобралась в сборной. О таких партнерах можно только мечтать.

- Значит, вы надеетесь, что откроете для себя Америку, а американцы откроют для себя российский футбол?

- Я в этом уверен.

- Похоже, для вас не так важно - опередит сборная России греков в отборочном турнире или нет. Хотя стратегически лучше быть первыми.

- Вы хотите, что бы я уже сейчас думал об удачной жеребьевке? Ни за что на свете! Во-первых, в мире сейчас все научились играть в футбол, а во-вторых, с такой командой, как наша, бояться никого не стоит. Пусть лучше нас боятся.

- Ну вот мы с вами незаметно, даже без стакана чая, заглянули не то что в завтрашний, а уже в послезавтрашний день. И все о футболе, о футболе, о футболе…

- Но это моя жизнь.

- А жизнь популярного футболиста проходит у всех на глазах. И болельщики знают о вас больше, чем вы сами. Вы даже не представляете, сколько споров разгоралось вокруг имени Добровольского, пока вы совершали путешествие по четырем европейским странам.

- Теперь спорить не о чем: я приехал и все вам рассказал. Как на духу. Наконец-то я дома. Честное слово, даже не верится.

- А родителям, наверное, не верилось, когда дверь открылась и они увидели на пороге своего сына.

- Увидели и страшно обрадовались. И тому, что я приехал в Раздельное, и тому, что вообще вернулся в "Динамо". Правда, если с конца июня начну играть, то раньше, чем в конце ноября, домой к матери и отцу не загляну. А вот звонить постараюсь как можно чаще.

- Но для этого вам надо как минимум, чтобы на АТС снова подключили в сеть ваш московский телефон.

- Вот этого не надо. Мне и без телефона хорошо.

- Да у вас, наверное, просто нет рублей, чтобы заплатить за включение?

- Хотите одолжить?

- Добровольскому, игроку московского "Динамо", - с удовольствием. Ведь вы сами признались, что до следующего лета надолго из Москвы пропадать не собираетесь.

Вот на такой не самой серьезной ноте закончился мой серьезный разговор с футболистом Игорем Добровольским, Между прочим, его имя впору вносить в Книгу рекордов Гиннесса. Ведь он единственный в мире профессионал, который выступал в национальных футбольных чемпионатах пяти стран - СССР, Испании, Швейцарии, Италии и Франции. Впрочем, пока не буду звонить в Англию, создателям Книги Гиннесса. В ближайшие дни Добровольский намеревается побить свой же собственный рекорд - он дебютирует, уму непостижимо, в шестом по счету чемпионате! На этот раз - российском.

Леонид ТРАХТЕНБЕРГ. Газета "Спорт-Экспресс", 24.06.1993

на главную
матчи  соперники  игроки  тренеры
вверх

© Сборная России по футболу


 
Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru