Сборная России по футболу
 

Главная
Матчи
Соперники
Игроки
Тренеры

 

ИГРОКИ

Руслан ПИМЕНОВ

Руслан Пименов

Пименов, Руслан Валерьевич. Нападающий.

Родился 25 ноября 1981 г. в г. Москве.

Воспитанник СДЮСШОР московского «Торпедо». Первый тренер — Анатолий Григорьевич Дегтярёв.

Клубы: «Локомотив» Москва (1999–2004, 2005, 2006), «Мец» Мец, Франция (2005, 2006), «Алания» Владикавказ (2005), «Динамо» Москва (2007–2009), «Динамо» Минск, Белоруссия (2010).

Чемпион России 2002, 2004 гг. Обладатель Кубка России 1999/2000, 2000/2001 гг.

За сборную России сыграл 4 матча.

(За олимпийскую сборную России сыграл 1 матч.*)

Участник чемпионата мира 2002 г.

*  *  *

БАЛОВЕНЬ СУДЬБЫ СО СТРОГИМ ВОСПИТАНИЕМ

ПОРТРЕТ ЗВЕЗДЫ
Если судить о пока еще коротком пути Руслана Пименова в большом футболе только по достижениям игрока,
то может сложиться впечатление, что он проходит по прямой, приближающейся к вертикали. В 16 лет Руслан —
победитель Всемирных юношеских игр в составе сборной страны, в 18 он дебютировал в основном составе
московского «Локомотива». Еще через год Пименов стал ведущим форвардом железнодорожников, солидно
заявивших о себе в групповом турнире Лиги чемпионов. А минувшим летом он представил свой клуб в
национальной сборной России на главном турнире футбольного четырехлетнего цикла в Корее и Японии. Сейчас
Руслан является, пожалуй, самым стабильным нападающим «Локомотива». Но не все так просто складывалось
в его судьбе. Ведь большую часть позапрошлого сезона он пропустил из-за травм и болезней. А буквально
за месяц до чемпионата мира не входил в официальный список кандидатов на участие в дальневосточном
вояже
.

СЕМИЛЕТНИЙ ДЖЕНТЛЬМЕН

Всерьез и, как впоследствии выяснилось, надолго Руслан занялся футболом довольно рано. Когда ему было неполных семь лет, родители отвели его в группу подготовки торпедовской спортшколы.

— Мы с женой не сомневались в выборе сына, — вспоминает отец Руслана Валерий Викторович Пименов. — В «коробке», установленной во дворе нашего дома, он еще задолго до школы все дни напролет гонял со сверстниками мяч. Нравились ему и другие игры, но футбол стал первым серьезным увлечением. Затем он превратился и в главное занятие в жизни.

— Вы сами к такому увлечению сына уже в те годы стали серьезно относиться?

— Разумеется! Родители ведь всегда видят в детях продолжение себя. Я тоже когда-то увлекался футболом. Поэтому первые успехи Руслана были мне особенно приятны — я тогда осознал, что сын может многого добиться, если пойдет по этой стезе. К тому же я хорошо знаю первого тренера, у которого он занимался в торпедовской школе. Мы ведь с Анатолием Дегтяревым и сейчас дружим семьями.

— Иногда приходится слышать мнение, будто у юных спортсменов напрочь отсутствует детство. Футбол в школьные годы Руслана занимал все его свободное время?

— Он практически никогда не пропускал тренировки. Но не могу сказать, что он был помешан на футболе. Ему все было интересно. И когда, к примеру, мы всей семьей ходили в театр, он не отрывал взгляда от сцены. Причем он всегда с радостью выбирался и в оперетту, и на балетные и драматические спектакли.

— Руслан никогда не заставлял вас волноваться за него?

— Нет, что вы! Хотя… Однажды был случай, когда мы понервничали, находясь в неведении: куда это сын запропастился? Руслану тогда было семь лет. К нам в гости пришла подруга жены с дочерью-ровесницей нашего «джентльмена». Дети ушли гулять во двор, а в десятом часу вечера мы их хватились, но нигде не могли найти! Как потом выяснилось, Руслан пригласил девочку в кино на вечерний сеанс. Мы его слегка отчитали за такой «экспромт», хотя я-то в глубине души его поступок одобрил — кавалер должен делать все, чтобы дама не заскучала.

— Кстати, судя по высказываниям Руслана, к взаимоотношениям с представительницами прекрасного пола он подходит весьма серьезно. В частности, говорит, что о своей семье ему думать пока рано. Вы на него в этом вопросе как-то повлияли?

— Мы с женой так считаем: пусть Руслан сам устраивает свою жизнь, когда поймет, что способен быть главой семьи. И то, что он не торопится, вызывает уважение. Раньше ведь тоже мужчины женились, как правило, не в 18 лет, а, по крайней мере, в 28. Хотя, по правде говоря, мы с женой уже мечтаем о внуках. Но всему свое время.

ПЕРЕЖИВАЛ УДАЛЕНИЯ С ТРЕНИРОВОК

— Вы сказали, что дружите с первым тренером вашего сына. На тренировках в спортшколе Руслан, наверное, чувствовал себя вольготно?

— Вряд ли. Анатолий бывал у нас дома еще до того, как сын начал заниматься футболом. А когда Руслан пришел в торпедовскую школу, Дегтярев предупредил его, что на поблажки тот не должен рассчитывать. И свое слово тренера всегда держал. Случалось, он даже удалял Руслана, если страсти накалялись и мальчишки в пылу борьбы слишком заводились, так, что «стыки» становились слишком жесткими. Сын переживал страшно. Но, думаю, в голове у него откладывалось — чем сильнее он стремится расти как футболист, тем требовательнее к нему будет тренер. И он воспринимал это как должное.

— В «Локомотив» Руслан попал вскоре после победы сборной России, в которой он тогда играл, на Всемирных юношеских играх 1998 года в Москве…

— Да, и наверняка не только потому, что руководители во время того турнира сына заметили. Руслан и сам после этого успеха увереннее себя почувствовал. А вообще те Игры вызвали большой интерес специалистов футбола — многих из них можно было увидеть на трибунах «Динамо» и «Лужников», где проходили матчи турнира. За финальной встречей, которую наши ребята выиграли у турок, помню, наблюдал экс-старший тренер национальной сборной страны Михаил Гершкович.

— В «Локомотиве», на ваш взгляд, Руслану удалось полностью раскрыться?

— В составе железнодорожников сын заиграл в российском высшем дивизионе, а теперь пробился и в сборную. Так что жалеть ему явно не о чем. А мне очень приятно, что тренеры «Локомотива» поверили в Руслана. Они помогли ему адаптироваться во взрослом футболе.

— А какие, по-вашему, у сына перспективы в клубе железнодорожников?

— Не сомневаюсь, что нынешний «Локомотив» еще далеко не исчерпал свой потенциал. Я, конечно, не знаком с клубной кухней, но это, на мой взгляд, даже со стороны заметно. Если в межсезонье руководство клуба продолжит «точечную» селекцию, то команда наверняка еще прибавит. Причем я имею в виду отнюдь не только игру в нападении. Думаю, и центральную ось совсем нелишне будет укрепить. Ведь перевод Сергея Игнашевича на позицию опорного полузащитника наверняка вынужденная мера. А на Дмитрия Лоськова и Владимира Маминова по-прежнему выпадает сумасшедшая нагрузка.

— Зато у Руслана в нападении достаточно конкурентов, причем в основном из дальнего зарубежья. К легионерам в российском чемпионате вы как относитесь?

— Думаю, нельзя отрицать, что без конкуренции любому футболисту развиться практически невозможно. И если создать ее нельзя без привлечения иностранных игроков, то их, наверное, стоит пригласить. Хотя в то же время и доверие тренеров, заработанное в жесткой конкуренции, дорогого стоит. Я по сыну сужу — когда он сам в порядке и завоевывает место в стартовом составе, у него словно крылья вырастают.

— Участие в чемпионате мира можно считать пока высшей точкой в карьере Руслана?

— Я надеюсь, в ней еще будут и другие значимые достижения. Об игре Руслана в Японии мне сейчас сложно говорить. Все-таки он очень молод и его действия на поле в значительной мере зависели от игры ветеранов сборной. А с ними еще нужно наладить взаимодействие.

— Ваш сын довольно много матчей вынужден пропускать из-за различных повреждений. Не считаете, что он расположен к травматизму?

— Нет, я так не думаю. Травмы получают все спортсмены — это неизбежно. Тем более часто достается в футболе нападающим, их ведь в каждом матче постоянно бьют по ногам. И гораздо важнее то, как человек относится к травмам, а не сколько у него их было. Так вот Руслан никогда не зацикливается на своих повреждениях и болезнях, что позволяет ему побыстрее возвращаться в строй.

— Сейчас профессиональные спортсмены, каких бы успехов на аренах они ни достигали, стремятся получить хорошее образование. В правильности такого подхода вы Руслана когда-нибудь убеждали?

— Нет, он и сам хотел поступить в вуз. А я, в свою очередь, рад, что Руслан в 98-м выбрал именно РГАФК. Ему, кстати, там осталось учиться еще год — следующим летом предстоит защита диплома. Конечно, сейчас рано задумываться, какой из него может получиться тренер. Но иметь диплом авторитетного вуза в любом случае немаловажно. В этом вопросе у нас с сыном полное взаимопонимание.

Михаил ШПЕНКОВ. Газета «Советский спорт», 12.11.2002

*  *  *

«МЕНЯ ЛИШИЛИ ЛЮБИМОЙ РАБОТЫ»

Руслан ПименовМатч «Локомотив» — «Динамо» как повод для интервью. Благо и за ту, и за другую команду поиграть успел. Но заготовленный план беседы (столичное дерби и т. д.), как бизнес варягов с Черкизовского рынка, — сразу вдруг оказался лишним. Разговор другую, острую форму приобрел: Пименов и «Динамо» — неразрешимый конфликт…

«КОБЕЛЕВ НЕ ПОВЕРИЛ НЕМЕЦКИМ ВРАЧАМ»

— Жизнь — полосами. Точно про вас, Руслан, сказано?

— Ну, да, только в последнее время все больше черные полосы идут. Был просвет — в 2007-м сезон за «Динамо» отыграл. После этого — темнота.

— Часто так бывает — если в футболе не складывается, то в личной жизни — все хорошо. И наоборот…

— А у меня сейчас нигде не складывается — ни в футболе, ни в личной жизни. С женой развожусь. Бракоразводный процесс в самом разгаре.

— Огорошили… Что причиной, если не секрет?

— Все банально: не сошлись характерами. Четыре года прожив, поняли окончательно — не подходим друг другу. В этой ситуации — дочку жаль. А так, ничего страшного — проблемы для того и созданы, чтобы их преодолевать. Играл бы сейчас — вообще не парился!

— В том-то и дело, что нам, журналистам, впору вас жалеть — пропал игрок…

— Из виду пропал, не играю — это да. Причиной — амбиции, точнее а-ля амбиции, некоторых людей.

— Кого именно?

— Прежде всего — главного тренера «Динамо» Андрея Николаевича Кобелева. Но — давайте по порядку…

В конце 2007 года мне в Германии сделали операцию на хрящах. Эта проблема мучила не один год. Из-за нее перенес несколько операций — врачи не могли установить истинную причину болей. Определяли то, что на поверхности — ага, мениск! — что-то там чистили, какое-то время я чувствовал себя нормально, но потом все возвращалось на круги своя. Почему — никто ничего понять не мог. Пока, наконец, не был поставлен точный диагноз: проблема с коленными хрящами, они стираются. Врач сказал прямо: «Без хирургического вмешательства еще год отыграешь — и закончишь». Никаких сомнений быть не могло — я лег под нож (повезло еще — эти операции совсем недавно делать начали), доктора нарастили все, что нужно, уточнив напоследок: «Восстанавливаться будешь от трех месяцев до полугода. Форсировать нельзя. Иначе — бутсы на гвоздь».

Приехал в Москву, объяснил все тренерам — Кобелеву и Смирнову. Они сначала: «Хорошо». Но когда восстановление стало затягиваться — у всех людей организмы разные, кто-то медленнее восстанавливается, кто-то быстрее — началось: «Руслан, вот тебе программа подготовки, давай, приступай…». Возникло недопонимание. Я не говорил: «Не хочу, не буду!». Просто показывал бумаги, где все сроки врачами расписаны. И объяснял: мне еще рано этим заниматься, давайте немножко подождем. Приводил примеры из своей же практики, когда приходилось играть на уколах, и какие после этого были проблемы. Но меня не слышали, не верили, стояли на своем.

Найти общий язык не удалось, и отношение ко мне изменилось. Я это сразу почувствовал. Когда в Германии в клинике лежал, Кобелев сам звонил: «Как колено? Мы тебя ждем…». А тут — сплошь недомолвки, претензии, недоверие…

— Потом сами говорили: «Надо было себя гибче вести…».

— Я говорил? Не помню… Нет, я, со своей стороны, все делал правильно. Если бы тогда начал тренироваться — спустя какое-то время получил бы инвалидность, и — до свидания. Сегодня бы вы разговаривали уже с экс-футболистом Пименовым…

Я все сделал правильно и ни о чем не жалею. И перед болельщиками, и перед клубом — чист. Отдавался полностью, выкладывался «от» и «до». И отношения со всеми были нормальные. С Кобелевым мне поначалу очень нравилось работать. Интересно было. Тренировки у него «испанские», европейская методика. Коллектив опять же хороший. Как следствие — в 2007 году многое получалось. Даже разговоры пошли — Хиддинк в сборную вызвать хочет. Но когда все эти интриги начались, недопонимание…

— Но если было недопонимание, зачем новый контракт с «Динамо» подписывали?

— Клуб хотел продлить отношения — я пошел навстречу. Хотя уже тогда чувствовал — что-то здесь не так. Отношения с Кобелевым все ухудшались. При заключении контракта агент поинтересовался: «А не будет такого, что Руслан перестанет играть?». — «Нет-нет, все нормально, подписывайте…». Причем изначально речь шла о трехлетнем соглашении, но в итоге нам удалось «сбить» до двух.

— Подписали — и…?

— Проблемы с тренером обострились. С его стороны — проблемы. Я сейчас не хочу говорить, что я такой хороший, а он плохой… Мне этого не нужно. Просто знаю — все делал правильно. Кобелев же считал, что тренеры «Динамо» вытащили меня из ниоткуда, сделали хороший контракт, и я им всем обязан. Они в меня вложили что-то — я должен отдать, а не отдаю. Взял свое и успокоился. Заочно обвинял в том, что я не хочу играть, получаю зарплату — отдыхаю, и вообще мне ничего не нужно, кроме денег. Рвач, одним словом. К тому же учу главного тренера, как ему меня тренировать…

Важно отметить, что это не проблема личных взаимоотношений — моих и Кобелева. Это проблема всего российского футбола. Игроков, переживающих за свое здоровье, у нас не понимают и не принимают, выгоняя без лишних разговоров. Давай, паши, нужен результат — это да. А что человек может инвалидом стать — мало кого интересует.

— Компромисс был возможен?

— Конечно. Потерпеть-то оставалось всего ничего — месяц. Начался бы перерыв, связанный с чемпионатом Европы, и я бы все эти километры на сборе в Германии пробежал. И форму бы набрал. И в июле бы на поле вышел. Но тренеры ждать не стали. После одной из тренировок Кобелев вызвал к себе. Привожу его фразу дословно: «Мне все надоело. Ты переведен в дубль. Ищи себе новую команду». Больше — ничего. Что ему надоело? Почему он принял такое решение? Я вопросы не задавал, он тоже ничего объяснять не стал. Видимо, не счел нужным. После этого я начал тренироваться с дублем. Даже четыре игры провел…

— В последнем матче с «Шинником» 19 сентября памятное удаление заработав…

— Да, на нервах. Мало того что не пускают заниматься с первой командой, так еще и в дубле отправляют в запас. Приехали люди из основы: «Извини, ты сегодня на лавке». По самолюбию такие вещи бьют прилично. Во втором тайме все-таки решили выпустить — ну, я на эмоциях и дал… Соперник отнимает мяч, чуть-чуть подталкивая. Штрафного там не было. Но я в тот момент мало что соображал. Рванул за этим парнем, пошел сзади в подкат… Даже не представлял, что так летать умею! В общем, сбил его. Хорошо хоть — не травмировал. Судья, естественно, желтую достает. Я на него: «Что ж ты делаешь?! Там же штрафной был!». И толкаю в грудь… То, что этот рефери под горячую руку попал — стечение обстоятельств, не более.

— Но решение КДК было строгим — 5 матчей дисквалификации «за оказание физического воздействия на судью матча молодежных команд «Динамо» — «Шинник»…

— А я меньшего и не ждал. Знал, что не скостят. Даже рад был, что столько дали…

«ДА, ДЕРЖУСЬ ЗА КОНТРАКТ. А КУДА МНЕ РЫПАТЬСЯ?»

Руслан Пименов— Следующий этап отношений с «Динамо» — вам и с дублем запретили тренироваться…

— Это уже зимой. В январе съездил со второй командой на сбор в Турцию, вернулся. Приглашает Иванов: «Решение главного тренера… они тоже на базе тренируются…. ты будешь на глаза попадаться… для атмосферы это плохо… не приезжай больше». И письмо соответствующее — на руки: «ФК „Динамо“ не имеет претензий, если футболист Пименов будет тренироваться где угодно, с любой командой…». Я гендиректора прекрасно понял — человек все адекватно, конкретно объяснил. «Вопросов нет» — забрал вещи и уехал.

— То есть Карчемарскасу, который в похожей ситуации оказался, разрешили с дублем тренироваться, а вам — нет?

— Именно.

— Почему нельзя было об этом раньше прессе рассказать? Глядишь бы, шум поднялся…

— А смысл? Не к месту было, и не ко времени.

— А сейчас, значит, время?

— И сейчас не время. Просто вы попросили, я согласился на интервью. Только и всего.

— Вариант — в одностороннем порядке разорвать контракт — рассматривается?

— «Динамо», думаю, не просто рассматривает этот вариант — хочет, чтобы события развивались таким образом. Я — нет. И подавать заявление в Палату по разрешению споров не собираюсь. С чем я в таком случае останусь? По финансам сразу «в ноль» ухожу. Все-таки, пока я на контракте, клуб регулярно выплачивает мне зарплату. Строго — все, что причитается. В период кризиса — согласитесь, немаловажный факт. Если я сам разрываю контракт, то ухожу бесплатно — никаких выплат не будет. Я к такому повороту событий не готов.

Опять же — бракоразводный процесс. Не говоря уж о том, что банальные алименты платить нужно — по-человечески бросать людей без средств к существованию нельзя. Пусть это уже и бывшая семья, но я по-прежнему несу за нее ответственность. Поэтому говорю, как есть — в данной ситуации я действительно держусь за «Динамо», за контракт.

— При том, что «Динамо» вам играть не дает… Парадоксальнейшая ситуация!

— Я уже почти год не играю. Конечно, это повод, чтобы задуматься. С другой стороны, повторюсь, год не игравший человек, в кризис… Куда мне рыпаться? Уходить в неизвестность? Считаю это нецелесообразным.

— Похожая ситуация — хрестоматийный пример — в свое время была у Винсента Богарда в «Челси». Голландец не то, что не играл — в заявку не попадал. А уходить не хотел — финансовые условия душу грели…

— Одно «но» — в отличие от Богарда я играть хочу.

— Однако за «Динамо» держитесь…

— Держусь. Пока. Как только появится достойное предложение, которое бы устроило всех — уйду без сожаления.

Нужен конкретный вариант. Как, например, было весной с «Ростовом». Моя сторона, мы сами вышли на этот клуб. Я был с лишним весом (столько не тренироваться!), но это не та проблема, на которой стоило заострять внимание — пару недель нормальной тренировочной работы, и все бы пришло в норму. В общем, ударили по рукам и с Долматовым, и с Шикуновым, договорились об условиях. Шикунов поехал в динамовский офис… На этом все и закончилось. Никакого продолжения. Ни разговоров, ничего.

Недавно возник вариант с «Химками». Спасибо Косте Сарсания — взял с собой на сбор в Голландию. Неделю я с ними занимался. Но вернулись в Москву — и я опять без команды…

— Сарсания заявил: «Пименову не хватает физических кондиций».

— Так и есть. Хотя мы уже и зарплату оговорили — я на эту тему и с Костей общался, и с генеральным директором «Химок» Громовым. Они готовы были меня в аренду взять. Но с «Динамо» договориться не удалось.

— Тупик? Кабала?

— Громкие слова. Просто множество факторов должны воедино сойтись. Желание «Динамо» меня продать — в такой-то клуб и за определенные деньги, мое желание играть за эту команду — ее статус, более-менее нормальные финансовые условия…

— Сколько «Динамо» за вас просит, кстати?

— Не знаю, не интересовался. Может, сто рублей, а может, миллион долларов. Знаю одно — меня, футболиста без игровой практики, купить сегодня желающих немного найдется. Самому же искать клуб можно сколь угодно долго. Искать, находить, и в итоге оставаться ни с чем. Где гарантия, что «Динамо» меня отпустит? Два варианта уже блокировали. Без объяснений. Очевидно, есть какая-то позиция по мне. Говорят, что политическая и принципиальная. При этом мотивировка в переговорах одна: «Он не хочет».

— Уходить?

— Вообще ничего не хочет. В футбол играть — в том числе…

«ДИСКОТЕЧНЫЙ ПАРЕНЬ, СКАНДАЛИСТ…»

— Иными словами, позиция «Динамо», то, к чему клуб стремится — разрыв контракта с вами в одностороннем порядке, правильно понимаем?

— Да, им это нужно. Или чтобы за меня заплатили какие-то деньги. Я же хочу, чтобы просто появился нормальный вариант, и я мог спокойно уйти. При этом аренда или продажа — мне абсолютно без разницы. Премьер-лига, первый дивизион — тоже. Просмотр? Супер! Собрал вещи — и вперед. Главное — играть. Вот моя задача. Цель. Идея-фикс!

— «Динамо» может попросить разорвать контракт?

— Может. И не только попросить… Я вот сейчас думаю — если бы за границей что-то возникло, сам бы уже давно все это разорвал!

— На Западе вы уже были…

— И мне там очень понравилось. Стимулов для роста хватает. А главное — стереотипов нет. «Пименов — дискотечный парень, человек-травма, страдает от лишнего веса, его нужно воспитывать, скандалист…». Вот сколько набралось! И главное, все — на пустом месте. По стечению обстоятельств. Например, про дискотеки — это я в 18 лет в одной анкете написал. Люблю, мол, иногда потанцевать. Приклеилось! До сих пор вспоминают…

И еще все время с Булыкиным сравнивают — мне это больше всего нравится. «Второй Булыкин, по стопам Булыкина…». Да, Димка — мой товарищ, но что с того?

— Хочется именно во Францию вернуться?

— Именно. Я там уже был — сильный чемпионат, не такой строгий лимит на легионеров… Опять же язык только вспомнить, а не заново учить…

Другое дело — я год не играл. А во Франции, как и в других больших чемпионатах, любят на статистику смотреть.

— Даже в «Меце»?

— Даже там. Но я в «Мец» не пойду — команда в высшей лиге не выступает.

— А вам нужна именно высшая лига?

— Во Франции? Конечно. Пусть даже клуб-середнячок, лишь бы можно было стартануть хорошенько. И финансовый момент — в элитном дивизионе платят несравнимо больше. Там, если команда вылетает в первый дивизион, оклады игроков автоматически сокращаются чуть ли не на половину. Сколько я буду получать — тысячу евро в месяц?

— Могли в свое время в «Меце» остаться?

— Мог. И французы этого очень хотели. Предлагали «Локомотиву» большие, по их меркам, деньги, даже в Москву на переговоры приезжали… Но «Локомотив» не захотел продавать.

— Тоже — политический момент?

— Скорей всего.

— Сегодняшнее положение не напоминает то — локомотивское?

— Напоминает. Последние полгода в «Локо» — после того как по арендам наездился — тоже отдыхал. Не тренировался с командой, меня не заявили даже…

— С Семиным, с Филатовым что-то не поделили?

— С Палычем частенько «зарубались», но, так сказать, в рабочем режиме. Он быстро вспыхивал, но так же быстро отходил. Серьезных конфликтов, что бы там ни писали, у нас никогда не было. Я обижаться на него просто права не имею — человек дал дорогу в жизнь, до сих пор помогает в решении разных вопросов. Могу позвонить, совета спросить… А вот с Филатовым — да, что-то не заладилось в итоге.

— Может, улыбались много?

— На известную краснодарскую историю намекаете? Да, мы тогда с «Кубанью» неудачно сыграли — я, в частности, несколько моментов не реализовал. По слухам — этот факт не помешал мне после матча громко смеяться в самолете. Наверху решили — Пименов всем доволен…

Такая ерунда! Только представьте себе картину — сидит в салоне человек и смеется. Один! Все остальные летят с каменными лицами, грустят, плачут, а этот ржет. Непонятно почему, ни с того ни с сего… Как, интересно, в такую глупость можно поверить?

— Правда, кстати, что во Францию вас Газзаев сосватал?

— Не совсем так. Когда у меня начались проблемы в «Локомотиве», я набрал Валерия Георгиевича — хотел к нему в ЦСКА перейти. Он сказал: «Попробую тебе помочь. Перезвони через три дня». На следующее утро звонок из «Локомотива»: «Собирайся, летишь во Францию. Срочно!». Но я не мог улететь, не переговорив с Газзаевым, поэтому сослался на то, что у меня небольшая травма. В оговоренное время созвонились, Газзаев сообщил, что с ЦСКА, увы, не получается. Пришлось отправляться в Мец. Как оказалось — к лучшему.

Я и второй раз в аренду на нервах уходил. Последний день дозаявочной кампании. Шансов куда-то попасть — никаких. Вдруг в одиннадцать вечера (!) звонок от Худиева — он тогда селекционером «Алании» работал — с предложением попробовать себя во Владикавказе…

— В «Локомотиве» вас мнительным называли. Как Измайлова…

— Это когда я говорил: «У меня нога болит» и показывал на распухшее колено. А мне в ответ: «Твои проблемы от головы». Вот только результаты становились все хуже и хуже. Потому что я правой, рабочей ногой почти ничего делать не мог — так колено болело. Повернуться нормально не мог, «щечкой» пас отдать не мог — все на подъем мяч поднимал. Позже оказалось — приличные проблемы с боковой связкой. А копни еще глубже — там хрящи…

— Тогда же и сердечными делами мучались?

— Было. Как перешел из юношеского футбола — на фоне повышенных нагрузок тахикардия развилась. Учащенное сердцебиение. Тоже долго никто не верил — все думали, прикидываюсь. Пока я во время приступа не подошел к одному из врачей: руку его взял и себе на грудь положил. А у меня оттуда сердце буквально выпрыгивает! Поверили: «Что ж ты раньше-то молчал?»… Но решил я эту проблему уже во Франции. Мне там и операцию сделали, заблокировали ненужные сигналы. С тех пор — все отлично.

— Контракт с «Локомотивом» закончился — выдохнули?

— Да, свобода! Закончился, кстати, 31 декабря 2006-го — такой вот подарок под Новый год. Кстати, и с «Динамо» у меня соглашение тоже в последний день года истекает — 2010-го…

«С КЕРЖАКОВЫМ ПЕРЕСТАЛИ ОБЩАТЬСЯ»

— На контракте состоите, значит, все еще динамовец? Или уже нет? Как для себя на этот вопрос отвечаете?

— Динамовец. Если до сих пор на контракте.

— Но динамовец только на бумаге — так выходит?

— Только на бумаге, да. А на деле — отрезанный ломоть. Хотя опять же — с контрактом.

— Был период в «Динамо» — чувствовали себя железным игроком стартового состава? Или все на «качелях»?

— Немножко переиначу — когда пришел в «Динамо», не понимал, почему я таким игроком не являюсь. И до сих пор не пойму, чем руководствовался Кобелев, выпуская на сборах и в начале сезона-2007 на поле Сисеро, а не меня. Я к португальцу хорошо отношусь, хоть игрок он специфический, но к себе еще лучше. И пусть это прозвучит немного нахально, я всегда был игроком основы. Всегда! Но вот кто-то придумал, что между нами нужно делать выбор — я или Сисеро. Откуда это «или-или» взялось? Ведь других нападающих в команде на тот момент не было — могли в конце концов и вдвоем играть…

— Как когда-то в «Локомотиве» с Обиорой?

— Там другая схема была. Обиора — выдвинутый форвард, мы с Измайловым поддерживаем его с флангов. Всегда так выходили.

— Обиора — одним словом?

— Ленивый. Хотя как игрок очень сильный. Но со своим характером ничего поделать не мог. Все время травмы придумывал. Подходит к врачу: «У меня болит». — «Где?». — «Где-то здесь…». И на ногу показывает — ищи, мол…

— Хохлов рассказывал историю: как-то Обиора вызвал водителя, которого ему «Локомотив» предоставил. Парень в свой выходной день мчался через весь город, нигериец сел в машину, проехали метров пятьсот, Обиора говорит: «Паркуйся у ресторана. Мы приехали. Свободен». Для того чтобы проехать эти пятьсот метров, он водителя вызывал!

— Я эту историю знаю, там дело в другом было. Не то что бы Обиора такой пижон. Просто он расистов жутко боялся. Лишний раз на улицу не выходил.

— Погребняк, помнится, заявлял: «Пименов за „Динамо“ выходит на уколах, из-за этого толком заиграть не может».

— Когда это интервью появилось — я через пресс-службу «Динамо» опровержение давал. Паша команды перепутал — не за «Динамо» я на уколах играл — за «Локомотив». Бывали недели — каждый день кололи…

— Когда обиднее было, когда «Динамо» на награждение бронзовыми медалями не пригласило или когда ваш одиннадцатый номер Смолову отдали?

— Самое обидное, что от футбола отлучили. А это все — мелочи, пустяки. Номер? Да я об этом только от друзей узнал — меня никто даже в известность не поставил. Возможно, как-то хотели уколоть. Вот, мол, твой номер теперь у другого человека. Такой психологический момент — молодежь на моем примере поучить. Я спокойно перенес. Мне без разницы, мне вообще другие номера нравятся — «девятка», «десятка». И на Федю не обижаюсь — он вполне, может быть, не знал ничего, по глупости взял.

Медаль? Если в 2007 году я действительно помог «Динамо», то в прошлом сезоне ни одного матча за первую команду не провел. Так что к этой бронзе отношения не имею. Даже вроде как по регламенту претендовать на нее не могу. Замечу только — в том сезоне команда могла еще выше подняться. Поэтому всеобщей радости по поводу третьей строчки не разделяю. Могли стать первыми, а финишировали третьими — разве это праздник?

— Но чтобы первыми стать, динамовцам нужно было и «Рубин», и ЦСКА обыгрывать. А те же красно-синие прошлой осенью такой ход набрали…

— И что? Надо было стараться…

— Кстати, у вас ведь и в «Локомотиве» какие-то проблемы с получением медали были?

— Там другая ситуация — в 2004 году я пятнадцать матчей провел. То есть на золотую медаль наиграл. А мне ее давать не хотели. Еле вырвал, со скрипом, — смеется. — Тоже — политика…

— Друзья в «Динамо» остались?

— Есть несколько ребят, с кем поддерживаю контакт. С тем же Хохловым пару раз созванивались. По личным вопросам.

— А как же друг закадычный?

— Кто? Карпович? Так его уже нет в команде…

— Речь о Кержакове.

— А-а-а… С ним давно не общаемся…

— Новость! До сих пор лучшими друзьями считаетесь…

— Да? Зря. У него своя жизнь, у меня — своя. Он играет за «Динамо», а я… Я нигде.

— Вспомните момент, после которого пути разошлись?

— Не было никакого момента. Просто разошлись — и все. Он — семейный человек, у меня тоже семья… Времени на общение не найти. Так и перестали общаться.

— Таинственная история…

— Ну, это уж вы сами решайте — таинственная она или самая обычная. Я только могу сказать, что, как это ни странно, друзей у меня сегодня больше в «Локомотиве», нежели в «Динамо». Олег Кузьмин — мы еще по сборной Москвы знакомы. Сенников, Сычев… С Маратом — хоть он уже и не в «Локо» — часто созваниваемся. Когда вместе играли, вопреки разговорам, друзьями не были. Больше того — практически не общались. А сейчас вот как-то сблизились.

— Нравится Измайлову в Португалии, или, правда, вернуться хочет?

— В Португалии он один из лучших. И в этом, думаю, большая заслуга тренера «Спортинга» — все-таки Марат в плане тренировочного процесса парень своеобразный. Может паузу взять — когда нужно. А насчет возвращения… Возможно. Возможно, он и хочет вернуться.

«ОПЯТЬ МНЕ ПАЛЫЧ ПОМОГАЕТ…»

— С Кобелевым когда последний раз виделись?

— Как раз перед моей ссылкой в дубль. После как-то случайно встретились на базе — он даже не поздоровался. Хотя первым должен был протягивать руку — по этикету. Как старший.

— И вы пожали бы?

— Пожал бы. Говорю же — этикет…

— А эмоции?

Руслан Пименов— Что эмоции? С эмоциями все понятно — человек меня любимого дела лишил. Конечно, есть обида. На него и на Смирнова. Кобелев — главный, Смирнов — помощник. При желании мог бы повлиять на решение Андрея Николаевича, во всяком случае, заставить его сомневаться, но, видимо, не захотел.

— Похоже, если Кобелев ставит крест на игроке — это навсегда. Того же Булыкина вспомнить…

— Что у Булы в «Динамо» стряслось — не знаю, не интересовался. А насчет крестов — соглашусь. Если Андрей Николаевич кого невзлюбил — это все. Принципиальный очень. Во всяком случае, так он себя позиционирует. Хотя мне кажется, не в этом главная тренерская добродетель. Тренеру-то как раз нужно гибче быть.

— При нем вы в команду не вернетесь?

— При нем — точно нет. Без него… Есть шанс. Но этот шанс — один из миллиона.

— И все-таки он есть — вернуться в Новогорск на белом коне…

— Почему на белом? Смотря, в какой форме находиться буду. Вдруг — в ужасной? Поймите — чем дольше простой, тем труднее возвращаться. Сейчас вот неделю с «Химками» провел… Врать не стану — на сбор в несколько запущенном состоянии приехал. После пяти месяцев отдыха. И физически — ну очень тяжело было! Как никогда прежде. Но — приятно. Любимая работа…

— А, что, после января не с кем было тренироваться?

— С кем? Какая команда просто так, без определенной цели, возьмет к себе игрока «Динамо» — клуба-соперника? Кому это интересно?

— Тот же «Локомотив» мог бы взять. По старой-то памяти…

— Ну, разве что… Открою небольшой секрет: с разрешения Семина я теперь могу с дублем «Локомотива» тренироваться. Видите, опять мне Палыч помогает…

— Может, и контракт предложит…

— Семин мне помогает, но в «Локо» не возьмет. Он все еще видит во мне 20-летнего пацана, которого воспитывать нужно. Как Булыкина. У них в «Динамо» не получилось, Палыч расстроился и еще раз наступать на те же грабли не захочет.

— Сколько вам сейчас времени нужно, чтобы форму набрать?

— Месяц, полтора — максимум. И форму набрать, и вес согнать. Сейчас вешу 85–86 килограммов, при норме — 78–80. Но сбросить лишнее не составит труда. «Физикой» нормально позаниматься — и нет проблем. Помню, кстати, как первый раз в «Мец» приехал. Смешная история. Французы подняли всю статистику — рост, вес, количество матчей, голов… И была там опечатка — по их информации я должен весить 69 килограммов. Я прилетаю после отпуска, медосмотр, встаю на весы: 84. Для меня в принципе не так много. После отпуска-то. Но французы в шоке! Показывают бумаги, смотрю: Пименов — 69 кг. Говорю: «Стоп, ребята, это не мой вес, я столько в 14 лет не весил!». В итоге разобрались, посмеялись вместе…

— Лишний вес — реальная проблема или тоже ярлык?

— Предрасположенность есть — чего скрывать. Меня в этом плане всегда Смертин удивлял. Помню, когда база «Локомотива» в Баковке строилась, и мы в Новогорске жили — у нас с Лешей номера как раз друг напротив друга были. Вечером идем после ужина, он несколько булочек возьмет, пакет молока… С утра, взвешиваемся — минус 500 граммов! Я одну булочку съем — плюс 500! Настолько организмы разные…

— Тренеры к вашим кило цеплялись?

— В России — да. Семин любил контролировать. Он в этом плане требовательный. И насчет дискотек говорил — поумерь, мол, пыл…

Раз уж о весе заговорили, знаете, какой я самый главный вывод из всей этой истории с «Динамо» сделал? Ни в коем случае нельзя себя запускать. Я же за эти месяцы подраспустился. Апатия навалилась, не хотелось ничего… Психологически трудный момент. Вроде проблемы со здоровьем позади, после операции на хрящах даже синтетику нормально переношу (раньше-то терпеть не мог в «Лужниках» играть), но вот — на душе тяжко, заставить себя что-либо сделать не получается…

Нельзя! Нельзя себя запускать — всегда нужно верить и быть готовым к тому, что в любой момент может возникнуть что-то интересное. Нужно двигаться, искать. Поэтому мы сейчас и начали западные варианты прорабатывать…

— К слову — о Западе. Вас в свое время сам Дель Боске отмечал…

— Не знаю — байка это или нет. Сыграли мы в Лиге чемпионов с «Реалом» — Дель Боске мою игру отметил. Спустя некоторое время Семин поехал в Испанию по каким-то своим делам, и они там встретились. Палыч возвращается: «Руслан, Дель Боске тебе привет передавал». Но в каком плане это был привет — просто так, или он специально за мной, как за игроком, следил — я не уточнил. А может, и вообще никакого привета не было — просто Семин меня таким образом подстегнуть хотел…

«ПРИНЦИПЫ, ПОЗИЦИИ… НАДОЕЛО! Я ПРОСТО ХОЧУ ИГРАТЬ»

— Мысли о завершении карьеры…

— Даже не посещают! Какое завершение карьеры в 27 лет, о чем вы? Такие мысли — слабость, а я себя слабым человеком не считаю.

— Вам, кстати, уже 27 лет или еще 27? Если по футбольным меркам…

— Конечно, еще! Самый футбольный возраст. Как раз и нужно играть, показывать.

— Но — не дают…

— Подождите. В этой жизни все быстро меняется…

— Кто сейчас поддерживает, помогает?

— Друзья, знакомые. Тот же Костя Сарсания. Мне у него в «Химках» очень понравилось. Атмосфера — отличная, ребята все с эмоциями… Симпатичная команда. Когда расставались, от души пожелал им сохранить место в премьер-лиге.

А трудоустройством Павел Андреев занимается. Первый, кстати, агент, кто на официальных правах мои дела ведет. До этого либо сам как-то справлялся, либо знакомства подключал. Естественно, финансовая сторона соглашений после таких переговоров оставляла желать лучшего. Во всем нужен профессиональный подход.

— Какова вероятность, что этим летом футболист Пименов все же покинет «Динамо»?

— Ох, не знаю, не знаю… Еще недавно я на 95 процентов был уверен, что перейду в «Ростов». Такая же ситуация была с «Химками». Больше не хочу прогнозов — устал. Принципы, позиции, прогнозы… Надоело! Я просто хочу играть.

— Худший сценарий — вы «отрабатываете» свой контракт с «Динамо» до конца?

— Да, до 31 декабря 2010 года.

— Потом реально будет в футбол вернуться?

— В какой? В Рlaystation если только… Люди, в первую очередь, смотрят на статистику. Сколько отыграл? 2008 — ноль игр, 2009 — ноль игр, 2010 — ноль игр. Захотят такого футболиста, как вы думаете?

— Выход? «Бодаться» с клубом?

— Мне — с «Динамо»? Смеетесь? Серьезная команда, спецслужбы. Куда там… Буду ждать.

Руслан Пименов— Булыкин все мечтает в сборную вернуться. Вас о мечте спрашивать не приходится…

— Мечта одна — вернуться в футбол.

— Чтобы, наконец, белая полоса?

— Вот-вот…

P. S.

В воскресенье созвонились с Русланом: «Какие новости? На игру ездил. Второй раз в этом сезоне — и опять на «Локомотив». До этого они со «Спартаком» играли, теперь вот с «Динамо».

— За кого болели?

— За «Динамо», конечно. Политкорректно? Как есть, так и говорю.

— После игры — ощущения?

— «Динамо» неоднозначно играет. Везет команде очень. При неважном футболе постоянно очки набирать — это ли не фарт? Чуть ли не все голы на последних минутах забивают…

— «Локомотив»…

— Видно — прибавляет команда. Правда, думал, Сычева после Перми прорвет, забивать продолжит — не-а… К сожалению.

— С кем-то из экс-партнеров виделись?

— Асатиани в перерыве встретил.

— А с Кобелевым не столкнулись?

— Нет.

— Какой-то прогресс в ваших делах наметился?

— Пока ничего. Жду одного разговора. От него будет зависеть — начну ли с дублем «Локо» тренироваться. Вообще, если честно, хотелось бы с командой премьер-лиги поработать, но и этот вариант выгорит — ничего против иметь не буду. В любом случае, больше времени терять нельзя. На будущей неделе точно начну или с кем-то бегать, или один…

А. БОЯРСКИЙ, Р. ВАГИН. «Советский спорт - Футбол», 28.07-03.08.2009

*  *  *

ИСПОВЕДЬ ФУТБОЛИСТА
Еженедельник «Спорт день за днем», 03-09.03.2010
За два года, что Руслан Пименов провел вне игры, только ленивый не судачил о его судьбе. Футболист пришел к нам незадолго до начала предсезонных сборов, которые проводит в составе «Крыльев Советов», чтобы рассказать свою версию событий. Подробнее ››

*  *  *

НЕ ВПИСАВШИЙСЯ В СХЕМЫ
«Чемпионат.ру», 31.03.2011
В нашем футболе немало изгоев. Их сторонятся, про них ходят самые фантастические слухи, к ним никто не обращается с просьбой дать интервью. «Total Football» решил спросить прямо у каждого из этих людей о причинах такого положения вещей. С этой целью мы запускаем новую рубрику «Изгой», первым гостем которой стал форвард Руслан Пименов. Подробнее ››

ПЕРВАЯ ОЛИМП НЕОФИЦ ДАТА МАТЧ ПОЛЕ
и г и г и г
1           17.05.2002    РОССИЯ - БЕЛОРУССИЯ - 1:1 д
2           05.06.2002    ТУНИС - РОССИЯ - 0:2 н
3           09.06.2002    ЯПОНИЯ - РОССИЯ - 1:0 г
4           21.08.2002    РОССИЯ - ШВЕЦИЯ - 1:1 д
    1       05.09.2003    ИРЛАНДИЯ - РОССИЯ - 2:0 г
ПЕРВАЯ ОЛИМП НЕОФИЦ  
и г и г и г
4 - 1 - - -
на главную
матчи  соперники  игроки  тренеры
вверх

© Сборная России по футболу


 
Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru