Сборная России по футболу
 

Главная
Матчи
Соперники
Игроки
Тренеры

 

ИГРОКИ

Антон ШУНИН

Антон Шунин

Шунин, Антон Владимирович. Вратарь.

Родился 27 января 1987 г. в г. Москве.

Воспитанник московской ДЮСШ «Динамо» (первый тренер — Владимир Владимирович Козлов).

Выступает за клуб «Динамо» Москва (2007–...).

За сборную России сыграл 2 матча.

*  *  *

НЕЗНАКОМАЯ ЗВЕЗДА

Наша встреча с главным вратарским открытием сезона — динамовцем Антоном Шуниным состоялась в одном из московских бильярдных клубов. На зеленом сукне мой собеседник выглядел не менее убедительно, чем на футбольном поле.

— А ты знаешь, я мог бы и не стать вратарем, — Шунин мастерским ударом разбивает пирамиду. Два шара разлетаются по лузам.

Верится с трудом. До сих пор перед глазами картинка из апрельского матча против «Химок». Гости, ведомые Андреем Тихоновым, бомбардируют навесами штрафную площадь динамовцев. А 20-летний вратарь москвичей, высокий и прыгучий парень, играючи сводит на нет все их усилия: четко играет на выходах, успешно действует на линии ворот, уверенно командует защитниками. Динамовские болельщики на трибунах вслух удивляются, откуда взялся этот талантливый юноша, а журналисты каждые пять минут сверяются с протоколом — имя Антона Шунина им еще незнакомо. По сути тот матч был для голкипера первым в премьер-лиге. По ощущению со стороны — как минимум сотым.

— Бильярд — одна из немногих вещей, которая мне нравится вне футбольного поля, — легко меняет тему Антон. — В выходной частенько захожу с братьями Комбаровыми сыграть партейку-другую. На сборах тоже с удовольствием расслабляюсь, катая шары.

Когда Антону исполнилось девять, строгий папа Владимир Петрович решительно заявил: «Наш сын будет заниматься спортом». Реплика предназначалась супруге Ларисе. «Нечего по двору болтаться! А то так и до сигарет с вином недалеко», — объяснил отец. Мама кивнула.

Первым на обсуждение был выдвинут баскетбол. Антон, по его собственному признанию, этот вид спорта обожал. С удовольствием смотрел по телевизору, а уж фамилии лидеров ЦСКА Панова, Куделина и Карасева знал назубок. Баскетбол забраковали. Родители побоялись, что сын вытянется и станет чересчур высоким.

Вторым шел хоккей. Блиставшие в НХЛ Буре, Могильный, Федоров тоже производили на юного Антона колоссальное впечатление. «Да им же зубы каждую игру выбивают, вместо улыбки одни дырки», — вдруг произнесла мама.

А вот третий вариант — футбол — понравился всем.

Антон ШунинВ качестве стартовой площадки к славе была выбрана спортшкола «Динамо». Однако тренер, набиравший мальчишек 1987 года рождения, поставил полевому игроку Шунину неутешительный диагноз: «Для футбола непригоден».

— Я чуть не расплакался прямо на поле, — вспоминает Антон, глядя, как после моего точного «свояка» в угол счет в нашей партии сокращается. — Почему через неделю тренер изменил свое решение, до сих пор не знаю.

Шунину определили амплуа защитника. В основу он, понятное дело, не проходил. Но и в такой ситуации наш герой умудрился схватить удачу за хвост. Когда заболел вратарь детской команды, Антону предложили его заменить.

— В первом матче я пропустил целую авоську мячей. Кажется, восемь, — пытается вспомнить динамовец. — Наслушался по горячим следам о себе всякого. По счастью, Владимир Владимирович Козлов, нас тренировавший, не ставил во главу угла результат, тем более в товарищеской игре, — куда важнее для него было наше здоровье и планомерное развитие. Он успокоил, подбодрил.

Дорога Антона к спортивной славе приобрела верное направление, но прямее не стала. В какой-то момент количество тренировок в «Динамо» сократилось до… двух в неделю: тогда свои законы вовсю — и не только в футболе — устанавливал рынок. В том числе тот, что был развернут в динамовском манеже. Шунин ушел в люберецкое «Торпедо», где занятиям с вратарями уделяли большое внимание. Алексея Львовича, тамошнего наставника, Антон до сих пор вспоминает добрым словом.

Вскоре Шунин вернулся обратно в «Динамо». А его родители начали подыскивать сыну… варианты дополнительных тренировок. Представьте себе, в команде великого Льва Яшина в конце 90-х никто персонально не занимался с молодыми голкиперами!

Шунин посещал вратарские группы «Локомотива», ЦСКА, «Торпедо-ЗИЛ» (ныне — «Москвы»)… Тут-то и выяснилась причина постоянных проблем Антона с локтями — из-за отсутствия настоящей вратарской школы он неправильно приземлялся после падений!

Лишь когда Антон перешел в выпускной класс динамовской школы там появился тренер вратарей — Валерий Клейменов. Из его рук Шунин перешел к Николаю Гонтарю, работающему с главной командой…

— Кстати, футбол — это ведь тоже пирамида, — вдруг произносит Шунин. И пока я пытаюсь в уме провести аналогию с бильярдом, успевает с треском отправить по назначению очередной шар и закончить фразу: — Начинают играть миллионы, а до вершины доходят единицы.

Этот 20-летний парень еще и философ…

— Партия, — информирует он меня. — Еще разок сыграем?

Антон ЖИРОВКИН. Газета «Советский Спорт», 15.06.2007

*  *  *

«В СБОРНОЙ БУДУ ОБЯЗАТЕЛЬНО!»

Это первое большое интервью Антона Шунина за долгое время. Вернувшийся в основной состав «Динамо» 22-летний голкипер, по старому знакомству (когда разговор на «ты» и по душам) не стал скрывать от корреспондентов «ССФ» переживаний «лавочника», факт драки с болельщиками «Спартака» и возникавшее желание попробовать себя в другой команде.

«ЧТО, Я ТРЕБОВАЛ БОЛЬШЕЙ ЗАРПЛАТЫ?»

— Почему согласился на интервью… — Шунин не переспросил даже — продублировал вопрос, понимая, что нужно объясниться. — Так до этого и не предлагал никто. Чтобы напрямую: «Антон, давай посидим, поговорим». Кому я был интересен? Больше года не играл…

С другой стороны, и сам не горел желанием общаться. В себе нужно было разобраться немного. Паузу взять, подумать, переждать. А теперь… Я вернулся в состав. Предложение поступило. Подумал, может, и правда, людям захочется узнать, что со мной весь этот год происходило…

— Для начала узнать бы, как относишься к мнению, что именно частые интервью тебя с прямой карьерной дорожки увели?

Антон Шунин— Было такое мнение, да. Причем, когда у меня на поле получалось, всем всё нравилось — «молодец, открытый парень, интересные вещи говорит». Стоило допустить ошибку — «Шунин не тренируется, только языком болтает». Много неприятного было написано, сказано. И пресса, дескать, перехвалила, и «звезду» я поймал…

Прежде стоит определиться, что это вообще такое — «звездная болезнь». И какие-такие ее «симптомы» у меня вдруг обнаружились. Что, я стал высокомерным? Или стал меньше тренироваться? Требовал большей зарплаты? Или перестал общаться с партнерами? Свои ошибки я допустил просто из-за недостатка опыта.

— Тебя эти претензии здорово обижали — ты ждал поддержки от болельщиков, а получал очередную критику в интернете…

— Не то что бы обижали — скорее, непонимание возникло. Я ведь все эти интервью давал, наивно полагая, что людям не только обо мне — о команде узнать интересно. Что в «Динамо» происходит, мое мнение по тому или иному вопросу…

— Какие сейчас отношения с фанатами?

— Знаю и вижу, что настоящие поклонники «Динамо» меня поддерживают и понимают. После каждой игры подходят, говорят теплые слова. Я уважаю наших болельщиков. Настоящих болельщиков. Хочу им сказать огромное спасибо за поддержку в последних матчах. Для меня это очень важно.

— Между тем официальный сайт Антона Шунина по-прежнему заблокирован.

— Повторюсь, решил взять небольшую паузу. Разработчик предлагал запустить сайт заново, но, на мой взгляд, сейчас это не ко времени будет.

«В СБОРНОЙ БУДУ ОБЯЗАТЕЛЬНО!»

— Потеряв место в основном составе «Динамо», многих знакомых недосчитался?

— Начнем с того, что в 2007 году, после того как я дебютировал в премьер-лиге, попал в сборную, количество людей, которые искали встречи со мной, хотели пообщаться, увеличилось, наверное, раза в три. Телефон не замолкал! Но стоило прошлым летом сесть на лавку, и… Где эти люди, куда пропали? Круг общения сузился до прежних размеров. Рядом остались все те же — родители, брат, любимая девушка, проверенные друзья. В «Динамо» ребята поддержали. Комбарики, Гранат…

— Считается, что вратаря Шунина надломил матч с «Крыльями» в мае прошлого года. Два гола со штрафных в «свои» углы…

— Та игра стала последней каплей. Проблемы же начались раньше…

Ошибся в матче с «Москвой», мы уступили дома «Рубину»… Почувствовал — немного «наелся» футболом, эмоции не те. Это не было зазнайством, как кто-то посчитал, или дурным влиянием прессы. В плане тренировок тоже поблажек не позволял. Случился именно психологический спад. Как сейчас понимаю, вполне естественный для 20-летнего возраста. Когда физически чувствуешь себя отлично, но в голове — усталость…

После «Москвы» Андрей Николаевич (Кобелев. — Прим. ред.) подошел: «Все нормально? Можешь играть?». Ответил: «Да, могу». Просто не мог ответить по-другому — понимал, на меня надеются, мне доверяют. В итоге вышел против «Рубина» — 0:2, «Шинника» — 0:2, а потом были «Крылья»…

Любая игра как экзамен. Неважно, как ты выглядишь на тренировках — важно, что ты показываешь в игре. Самарский экзамен я провалил. Да, это были мои мячи. Я должен был их брать. Но не взял. Ошибся. Сел на лавку…

— Экс-тренер динамовского дубля Сергей Силкин заявил недавно в интервью «ССФ»: «Единственный серьезный недостаток Шунина — когда ошибается, всегда ищет виноватых на стороне. Начинает все сваливать на судей, на солнце, бьющее в глаза, еще на что-то. Я ему много раз говорил: «Антон, пока ты не научишься признавать свои ошибки, классным вратарем не станешь».

— Мягко говоря, удивлен. Не ожидал от Сергея Николаевича… Мне он ничего подобного не говорил, да и согласиться с такой оценкой я не могу. Никогда ни на кого свою вину не перекладывал. В Самаре наделал ошибок — потерял место в основе. Все по делу. Причем тут солнце?! Прекрасно понимал: перед командой поставлена задача — быть в «призах», и никто не будет ждать пока молодой игрок придет в себя.

— Ждать и не стали — купили Габулова. Ты автоматически стал третьим вратарем…

— Тяжелый момент. Для любого футболиста тяжелый. Но — не смертельный. Главное — рук не опускать. Я самоедством — «Какой же я плохой, как мне жить дальше?!« — не занимался, продолжал так же вкалывать на тренировках. В душе переживал, конечно, как и любой человек, которого в должности понижают, но старался делать вид, что все нормально.

В конце концов в 20 лет играть за ведущий клуб премьер-лиги — многим ли улыбается такая удача? А мне улыбнулась. Я пусть нестабильно, с перепадами, но играл. Провел достаточно матчей, набрался опыта, Хиддинк в сборную вызывал опять же…

— После дебюта в товарищеском матче с поляками ты, помнится, говорил: «На сто процентов уверен — в сборную меня еще пригласят». Интересно, сколько сейчас процентов своему возвращению отводишь?

— И без процентов знаю — обязательно вернусь! У меня все для этого есть — нужно только за клуб стабильно выступать.

— С этим-то как раз были большие проблемы. Пятнадцать месяцев — и ни одного матча в основном составе «Динамо»! Только дубль…

— Почему только? Я иногда даже просил тренеров, чтобы за «молодежку» ставили. Пусть в этой команде уже ветераном считаюсь, пусть уже нет того восторга, который был поначалу, когда голова кругом шла — «Вот это уровень!» — все равно: матчи есть матчи. Их ни с какими тренировками не сравнишь.

Играл время от времени за дубль, работал с основой — ждал шанса. Параллельно пересматривая свое отношение к жизни, к людям — в этом плане пауза даже на пользу пошла…

— Говорят, всерьез обсуждались варианты твоей аренды?

— В клуб поступали предложения, но руководство «Динамо» решило, что лучше мне будет остаться.

— А ты-то чего хотел? Остаться, уйти?

— Прошлым летом мне казалось, что аренда — это выход. Одно дело — быть третьим номером в «Динамо», другое — выступать в премьер-лиге. Я уже и сам просил: отдайте в аренду до конца года. Но сначала Гонтарь высказался: «Зачем тебе куда-то уходить? И куда? Работай, все придет». Николай Палыч мне — как второй отец, его мнение много значит. А потом и Кобелев добавил: «Антон, уйти из „Динамо“, уехать из Москвы всегда успеешь. Но вот вернуться…». Я прислушался.

Зимой, казалось, ждет та же головоломка, но на банкете, посвященном окончанию сезона, Дмитрий Александрович Иванов теплые слова сказал: «Антон, ты не переживай, мы тебя никому и никогда не отдадим». Буквально так. Мол, тренируйся, и все будет нормально — будешь играть. Я успокоился, понял, что на меня здесь по-прежнему рассчитывают, куда-то рваться бессмысленно.

— Тот факт, что ты коренной динамовец, играл свою роль?

— Конечно! К тому же, если не ошибаюсь — я сейчас в «Динамо» еще и единственный коренной москвич. Все это, безусловно, накладывает особую ответственность в принятии решений.

— Правда, что Семин сначала в Киев, а недавно и в «Локомотив» звал?

— Лично мне от Юрия Павловича таких предложений не поступало.

«И ВСЕ ЭТИ СОРОК ШИПОВ У МЕНЯ НА ЛИЦЕ ОТПЕЧАТАЛИСЬ…»

— Тот самый шанс, о котором ты говорил, выпал 23 августа в матче с «Рубином» — Габулов пропускал игру из-за дисквалификации…

— Если спросите, сильно ли волновался — отвечу, нет. Целая неделя на подготовку — я знал, что выйду и все отдам. Гораздо тяжелее со «Спартаком» пришлось — по ходу первого тайма в игру «включаться». Страшная травма Володи, я не размялся как следует, поединок принципиальный… Все одно к одному. Вот тогда действительно сердечко екало.

— Как со скамейки запасных столкновение Габулова с Веллитоном смотрелось?

— Далековато было, и лично мне не сразу удалось разобрать, что произошло. Столкновение, какой-то удар… Именно «какой-то» — я потом уже узнал, что бразилец Володе по лицу попал. А тогда думал — ничего страшного, сейчас он встанет и спокойно продолжит игру. Не ожидал, что все окажется настолько серьезно. Только, когда один из врачей показал — нужна замена — и я увидел, как по лицу Габулова струится кровь, понял — мой выход…

— Твое мнение: мог ли Веллитон в той ситуации уйти от столкновения?

— От любого столкновения можно уйти, если оно не со спины происходит, и ты о нем не подозреваешь. Или, например, тебе протягивают руку, чтобы поздороваться, а в этот момент бьют ногой. Тут не увернешься. Володя был первый на мяче, опытный игрок не мог этого не определить. Вопрос в том, чем ты готов пожертвовать за возможность забить мяч в чужие ворота?

— Похожих ситуаций в карьере не было?

— Был случай — еще в ДЮСШ. Зимой играли с тем же «Спартаком» в манеже. Тоже не успел мяч в падении забрать, как в меня спартаковец въехал. А матч на искусственном газоне проходил — многие ребята вышли в мелкошиповых бутсах. И вот все эти сорок шипов у меня на лице отпечатались… Игру продолжить не смог — заменили.

— Интересно, что чувствует человек, вернувшийся в состав ценой травмы партнера?

— Вы так вопрос ставите… Может, в каких-то командах и есть вратари, желающие одноклубникам проблем — травм, пропущенных мячей, красных карточек — но в «Динамо» такого не было и, надеюсь, никогда не будет. У меня, скажем, со всеми ребятами, с кем играл и играю, хорошие отношения. И не только на работе, но и в жизни. Карчемарскас, Джанаев, Габулов… Я с полевыми игроками поругаться могу, но только не с коллегами!

— Габулов, перед тем как с поля уйти, какие-то наставления давал…

— Какие там наставления? Прорычал два слова: «Антон, давай!». Еще, запомнилось, очень сильно руку сжал и посмотрел так… Страшно злые глаза у него были. По-моему, Володя в состоянии шока находился.

— У Танасиевича тоже шок был? Показалось, претензии он тебе на пустом месте высказывал…

— После матча я к Йовану с тем же вопросом обратился: «Ты чего на меня кричал?». Танас глазом не моргнул: «Антон, извини, мне нужно было завести команду. Ты просто под горячую руку попал». Надо знать Йована — он человек эмоциональный, всегда готов всех растормошить. Естественно, никаких обид быть не может — рабочий момент. У нас с Танасиевичем отличные отношения. Мы и в больницу к Габулову вместе ездили — как только разрешение получили. Купили сок, фрукты и — вперед.

— После матча со «Спартаком» в интернете писали: «Шунин так волновался, что его даже главный арбитр успокаивал». О чем разговаривали с Петтаем?

— Он подошел: «Антон, не провоцируй спартаковских болельщиков, ничего им не показывай». Откуда он это взял — до сих пор не пойму. Даже в мыслях не было! Это меня весь второй тайм спартаковские фанаты дружно провоцировали. Чего только в спину не кричали. Может, судья побоялся, что не сдержусь — решил профилактическую беседу провести. Со мной-то ему было легче договориться, чем с трибунами…

— С чего вдруг болельщики «Спартака» к тебе такой «любовью» воспылали?

— Может, все потому, что у спартаковцев в тот день красивой игры не получалось, они никак отыграться не могли? А я ближе других к гостевой трибуне находился, вот мне и досталось. Когда любимая команда хорошо играет, когда результат есть, то и кричалки красивые звучат. А когда игра не клеится, тут и мат, и оскорбления — игроков, тренеров, жен… Кто-то о цвете кожи вспоминает… Все это, как правило, от воспитания идет и не только футбольной проблемой является — такое у нас везде можно услышать.

Еще одно предположение — спартаковцы на меня после весеннего матча на Кубок взъелись. Первый раз эту историю журналистам рассказываю. Закончилась игра, я пошел по беговой дорожке — мы в «Лужниках» играли — в сторону «рукава», что с поля в раздевалки ведет. Сам на VIP-трибуну смотрю, где родители должны сидеть, девушка, друзья… Вижу — драка, серьезная! Спартаковские болельщики, а в центре… Отец с мамой! И, главное, никто не разнимает — охранники стоят, «зрелищем» со стороны наслаждаются. Ну, я, конечно, рванул — через оцепление, забор… Поднялся по рядам — народ, как меня увидел, немного обалдел. Кулаками махать перестали — к разговорам перешли, на повышенных тонах. Тут, наконец, и охрана «проснулась»…

Как потом оказалось, один из спартаковских болельщиков узнал моих родителей. И принялся оскорблять маму. Отец подошел, попросил извиниться. Тот еще раз грязно выругался. Папа, не долго думая, перешел в наступление. Пусть болельщиков «Спартака» было намного больше, одно из любимых выражений отца: «Боль временна, гордость вечна». Кстати, именно его милиция увела под трибуны, как… наименее пострадавшего.

— Значит, после этого у спартаковских болельщиков на тебя зуб?

Антон Шунин— Не знаю, «лужниковская» ли драка тому причиной или еще что-то, но в Химках они мне приличную обструкцию устроили. Честно, сам удивился.

«ВСТРЕТИЛИСЬ С АКИНФЕЕВЫМ — ГЛАЗА НЕ ОТВОДИЛИ»

— Все отметили — с ЦСКА ты уже гораздо увереннее отыграл. И несмотря на три пропущенных мяча, несмотря на разгромное поражение, Кобелев после матча скажет: «Претензий к Шунину у меня нет».

— Зато у меня к себе претензии имеются. Какие именно — не спрашивайте. Пускай при мне останутся. Скажу одно — работы хватает. Ошибки всегда есть.

— По-прежнему анализируешь каждую мелочь?

— Я стал опытнее, повзрослел, стал по-другому готовиться к матчам. Просто — по-другому. Но свои действия анализирую так же тщательно, как и прежде. Проиграли, выиграли — без разницы. По косточкам разбираю каждый матч.

— С Акинфеевым до или после дерби удалось пообщаться?

— А почему спрашиваете?

— Вас одно время любили сравнивать. Игорю это сильно не нравилось…

— Дело тут не только и не столько в сравнениях. Пару раз журналисты в интервью, когда я отвечал на вопросы об Акинфееве, так переиначивали мои слова, что вкладывали в них абсолютно другой смысл. И то, что там было написано, не понравилось бы любому человеку.

При этом мы с Игорем даже знакомы не были! Первый раз столкнулись лицом к лицу… неделю назад на матче в «Лужниках».

— Руки друг другу пожали?

— Да, абсолютно нормально поздоровались, глаз никто не отводил. Уверен, со временем все в наших отношениях нормализуется.

«Я НИКУДА НЕ РВУСЬ»

— Выходишь сейчас на поле — чего больше: удовольствия (я снова в игре!) или боязни ошибиться и вернуться на «лавку»?

— Страха точно нет. Мыслей — «А вдруг я ошибусь, что мне тогда делать?» — тоже. Спокойно выхожу. И с удовольствием. Я так по всему этому соскучился!

— Страха нет, потому что за спиной никого? Или 20-летний Сергей Панов — конкурент достойный?

— Достойный. И если вдруг со мной что-то случится — тьфу-тьфу-тьфу, не дай бог — я уверен, он выйдет и сыграет, как надо.

— Возвращение Карчемарскаса в основу возможно?

— Вопрос к руководству. Мы с Жидрунасом поддерживаем отношения, встречаемся, общаемся… Он не унывает — постоянно в хорошем настроении, форму поддерживает. Но, естественно, хочет играть, а не просто тренироваться с дублем. Думаю, зимой Карчемарскас сменит команду.

— Габулов вернется — тебе снова придется на лавку сесть. Так?

— Ясно, Володя — первый номер «Динамо». Вратарь сборной страны. Бороться с ним очень сложно. Но как на деле получится… Предлагаю сначала его возвращения дождаться.

В любом случае, я ни о чем не жалею и жалеть не собираюсь. Я у Габулова многое почерпнул, многому научился. Он классный вратарь. Авторитетный. Скажу больше — сидеть в 22 года под таким мастером не стыдно.

— Тоже считаешь, что для вратаря 22 года — не возраст?

— Конечно. Многие лет в 25 только играть начинают. А на мне уже в 22 крест поставили. У нас это быстро делается.

— Раньше ты говорил, что хочешь всю карьеру в «Динамо» провести…

— Пока я по-прежнему не могу себя представить в футболке другой команды. Я с семи лет в «Динамо», это мой родной клуб, меня здесь все устраивает. Я никуда не рвусь. И контракт до декабря 2012 года подписан…

С другой стороны, жизнь — штука непредсказуемая. Конечно, надеюсь, что этого никогда не произойдет, но если нам все же придется расстаться — мало ли, клубу стану не нужен, не заканчивать же карьеру из-за этого? — решение будет очень трудным.

— Как сам формулируешь, что для тебя сейчас самое главное в работе?

— Играть. Доказывать, что я могу. Не знаю, сколько Володя будет восстанавливаться, сколько у меня еще игр осталось — знаю, что сегодня есть шанс, и я им должен воспользоваться. Я не думаю о будущем — живу настоящим. На каждую игру выхожу, как на последнюю. Еще бы удачи немного…

— А ее не хватает?

— Промолчу. Не то она возьмет еще и вовсе отвернется…

Р. ВАГИН, А. БОЯРСКИЙ. «Советский спорт - Футбол», 29.09-05.10.2009

ПЕРВАЯ ОЛИМП НЕОФИЦ ДАТА МАТЧ ПОЛЕ
и г и г и г
1 -2         22.08.2007    РОССИЯ - ПОЛЬША - 2:2 д
2 -1         11.11.2011    ГРЕЦИЯ - РОССИЯ - 1:1 г
ПЕРВАЯ ОЛИМП НЕОФИЦ  
и г и г и г
2 –3
на главную
матчи  соперники  игроки  тренеры
вверх

© Сборная России по футболу


 
Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru