Сборная России по футболу
 

Главная
Матчи
Соперники
Игроки
Тренеры

 

ИГРОКИ

Евгений СИДОРОВ

Евгений Сидоров

Сидоров Евгений Васильевич. Нападающий, полузащитник. Мастер спорта международного класса.

Родился 3 мая 1956 г. в г. Москве.

Воспитанник московской ФШМ.

Выступал за команды «Спартак» Москва (1974—1981, 1984—1985), СКА Ростов-на-Дону (1982—1983, 1986, 1992), «Геолог» Тюмень (1987—1991), АПК Азов (1992), «Иртыш» Тобольск (1994).

Чемпион СССР 1979 г.

За сборную СССР сыграл 1 матч.

Тренер в клубе «Иртыш» Тобольск (1994). Тренер в клубе «Тюмень» Тюмень (1998—1999). Главный тренер клуба «Спартак» Щелково (2000—2001). Главный тренер клуба «Псков-2000» Псков (2002).

*  *  *

КАК ДЕЛА?

Евгений Сидоров— Женя, вы ведь еще в ФШМ всегда выделялись?

— В 69-м стал лучшим бомбардиром. Мы играли в три нападающих: Кодылев, Лебедев и я — с левого края.

— То есть были левшой?

— Да. Потом, уже в «Спартаке», получил травму и стал… «двуногим». В 79-м в США играли в мини, вратарь прыгнул — повредил мне мениск и связку. Левой ногой со всей силы бить уже не мог — пришлось больше загружать правую.

— В 79-м была как раз Спартакиада, где вы поразили всех в сборной Москвы.

— Конкуренция в сборной была большая — там играли Петраков, Тарханов, Чесноков, Якубик… И для меня, и для всех стало загадкой, почему Константин Иванович Бесков меня из дубля взял в сборную. Но оправдал надежды — забил больше всех.

— В чем был ваш главный козырь?

— Может быть, в непредсказуемости. Защитники не ожидали от меня такой прыти — вроде маленький, щупленький. Иногда сам не понимал, почему сыграл так, а не иначе.

— Можете определить, в какой степени раскрылись в футболе?

— На 50 процентов. Это чистая психология. В юношеских командах был лидером, в мастерах пришлось больше подыгрывать другим, вот и превратился постепенно… в рабочую лошадку. Но ведь в «Спартаке» я начинал, когда там были Хусаинов, Папаев, Ловчев, Логофет, Булгаков… Потом, когда появился Бесков, стало полегче — пришли мои одногодки.

— Как оказались в ростовском СКА?

— В 27 лет призвали в армию. Играли в Германии с «Кельном», а СКА ростовский там же с «Айнтрахтом». Возвращались в одном самолете, и я Владимиру Григорьевичу (Федотову. — Прим. Т.Д.) обмолвился, что скоро призовут… Потом Константин Иванович (тесть Федотова. — Прим. Т.Д.) мне посоветовал: лучший вариант — Ростов. Хотя можно было и в ЦСКА. Время, которое провел в СКА, считаю одним из лучших. В 83-м вышли из первой лиги в высшую, а потом Константин Иванович позвал меня обратно.

— В тюменском «Геологе» вам было далеко за тридцать, но забивали, тянули команду…

— Лебединая песня. Был раскрепощен, да и здоровье позволяло. Там нас было человек восемь таких, кому за тридцать. Первыми учителями Леоненко были как раз мы. Он тогда был совсем мальчишкой, иногда приходилось осаживать — заносчив был…

— О ваших тренерских делах. Что со Псковом получилось?

— Да уже все перегорело… Команда стала пятой. Вроде задачу не выполнила. Но ведь мы с Тулой, с «Балтикой» конкурировали. У них и финансирование лучше, и подбор игроков. Но, как всегда, во всем виноваты тренеры.

— Там у вас брат Аленичева играл… Удивительно судьба распоряжается: один во Пскове, другой — на самом верху. У них действительно такая разница в классе была?

— Да нет. Рассказывали, что сначала Андрей как игрок был даже выше. Но травма, потерял год, два… Во многом дело случая. Бывало и так: играет какая-то команда, вдруг Бескову ни с того ни с сего приглянулся игрок. Бесков его берет, и вот он уже и в «Спартаке» играет, и в сборной… Вопрос везения.

— У вас высшее образование есть?

— В Ростове закончил экономический факультет института народного хозяйства, потом ВШТ.

— Почему народного хозяйства?

— Когда в «Спартаке» играл, хотел поступать в институт физкультуры, но Николай Петрович говорит: «Чего тебе туда идти? В Тарасовке тренируешься, здесь и учись». А там как раз был филиал Московского технологического института легкой промышленности — половина футболистов там училась.

— Какие планы?

— Последние шесть лет работал тренером, вторым и главным, так что другого пути не представляю. К сожалению, конкуренция сейчас большая. Но надеюсь, найду команду. А пока в свободное время играю за ветеранов.

Дмитрий ТУМАНОВ. «Спорт-Экспресс», 15.11.2002

*  *  *

КАРМАННЫЙ МИНОНОСЕЦ

Третьего мая — дни рождения сразу у двух спартаковцев. У Юрия Васильевича Гаврилова и Евгения Васильевича Сидорова. «Карманный миноносец» — такую яркую характеристику выдал Евгению Сидорову Андрей Петрович Старостин на страницах своей книги «Встречи на футбольной орбите».

Евгений СидоровНевысокий, легкий, но очень проворный, порой неуловимый он был крайне неудобным игроком для соперников. Отобрать мяч у Сидорова было очень непросто, задавить массой тоже не получалось — ловкий футболист искусно уходил от контактов с защитниками. Он владел множеством технических приемов, мог пробить в падении или в касание. Забивал, правда, немного, даже мало для футболиста атаки, но был в первую очередь командным игроком и не ставил перед собой цель непременно увидеть свою фамилию на табло.

Немало спартаковских голов рождалось в комбинациях с участием Сидорова. А сидоровские голы, как правило, получались важными и запоминающимися. Кроме того, Евгений Васильевич был воспитанником «Спартака». Он дебютировал в составе «красно-белых» еще до вылета и был одним из немногих игроков добесковской команды востребованных Константином Ивановичем.

Я открыл для себя Евгения Сидорова в семьдесят восьмом, когда хрупкий на вид футболист с гусарскими усиками отправил мяч в ворота тбилисского «Динамо» — лидера и будущего чемпиона. Бесковский же «Спартак» тогда находился на пути становления. Евгений так умело разобрался с очень серьезной обороной тбилисцев, что сразу возникла мысль: с такими игроками москвичи вернут себе статус ведущего клуба. Гол Сидорова в том матче пусть и не стал победным, но он был первым и предопределил дальнейший ход матча.

Чемпионат-79 стал, наверное, лучшим в карьере Евгения Васильевича. Пропустив начало первенства (на предсезонке Сидоров повредил левое колено), спартаковец быстро набрал форму и своим возвращением усилил игру «красно-белых». Не случайно, что Константин Бесков вызвал Евгения сначала в сборную Москвы, а затем и в сборную СССР. В главной команде страны форвард не закрепился, но на летней Спартакиаде был одним из лидеров москвичей. Например, забил важнейший гол в полуфинальном матче со сборной Украины.

Однако звездным часом Сидорова стал осенний матч с «Шахтером», во многом решивший судьбу золотых медалей. До финиша оставалось три тура, спартаковцы опережали горняков на два очка, и оба соперника исчерпали лимит ничьих. Гол Юрия Гаврилова долго оставался единственным. Спартаковцы вели, но их преимущество было шатким. Ситуация могла качнуться и в иную сторону. И тут дал залп «карманный миноносец» — Евгений Сидоров отправил два мяча в ворота «Шахтера», решив судьбу по сути ключевого матча чемпионата, причем оба мяча Сидоров, чей рост составлял метр семьдесят, забил головой.

«Приятнее, когда не только ты забиваешь, а когда твоя команда выигрывает и занимает ведущее место. Чемпионат выигрывает или кубок. Конечно, запоминающиеся голы — это когда „Шахтеру“ два гола забил головой. Нюансы, которые запоминаются на всю жизнь», — вспоминал потом Евгений Васильевич.

Наверное, я был не единственным спартаковским болельщиков, который ждал сидоровских голов, столь ярких и нужных. А с ними как-то не складывалось. В восьмидесятом Евгений забил только один мяч (весной в кубковом матче с ЦСКА), а в первенстве страны не смог отличиться ни разу. Тогда мало кто знал, что та самая травма колена фактически вынудила левшу Сидорова стать правшой и во многом переучиваться. Но мы, спартаковские болельщики, к тому же молодые и даже юные, этого не знали. Знали лишь, что нападающие и атакующие полузащитники должны были забивать.

Что для спартаковского болельщика может быть приятнее гола в ворота киевского «Динамо»?! Весной восемьдесят первого Евгений положил сразу два мяча в ворота чемпионов в кубковом матче, причем уже в первом тайме. «Спартак» к перерыву вел 3:0, а его болельщикам так хотелось «продолжения банкета». Да и хет-трика Сидорова. Однако второй тайм вживую смогли видеть только 35 тысяч болельщиков, собравшихся в «Олимпийском». Телезрителям же пришлось знакомиться с биографией первого монгольского космонавта Жугдердемедийна Гуррагчи, отправившегося в тот день на орбиту.

А во втором тайме, показанном в записи, ничего интересного не было. Ни третьего гола Сидорова, ни вообще забитых мячей. Гуррагча тут конечно не причем, но что-то снова сломалось в игре Евгения. Чемпионат-81 он завершил без забитых мячей. «Спартак» не стал чемпионом и не смог выиграть Кубок страны, уступив в финале СКА. «Заноза на всю жизнь», — говорит о той игре Евгений Васильевич.

Сам же Сидоров через полгода после того злополучного финала отправится в тот самый СКА — служить в армии. В двадцать семь лет. Вопрос о переходе Сидорова в Ростов был решен… в самолете. «Спартак» и СКА возвращались из Германии после матчей с «Кайзерслаутерном» и «Айнтрахтом». Константин Бесков и Владимир Федотов поговорили, а потом сообщили Евгению. Уж если и служить, то у зятя Константина Ивановича — в СКА.

Да вот только обладатель Кубка СССР той осенью покинул высшую лигу, посему чемпиону СССР и победителю Спартакиады вновь пришлось окунуться в атмосферу первой лиги. В Ростове Сидоров отыграл два года и отыграл на совесть. Заменил в линии атаки восходящую звездочку Александра Заварова и помог ростовчанам, пусть и не с первой попытки, но все же вернуться в элиту. Впрочем, в высшей лиге СКА обживался уже без Сидорова. Срок службы закончился, и Евгений поспешил вернуться в родной «Спартак».

«Когда ты надел форму с эмблемой „Спартака“, ты ей всей душой предан. Понимаете, это не проходит, на всю жизнь остается. И поэтому вне зависимости от того, какая у футболиста судьба, приходится ли иногда уступать место в основном составе, переходить в другой клуб, ты всей душой всегда предан ему. От этого уже никак, это на всю жизнь», — говорит Евгений Васильевич.

В «Спартаке» весной восемьдесят четвертого Евгению предстояло заменить самого Федора Черенкова. И Сидоров с этой задачей справился. Участвовал в большинстве комбинаций, отдавал голевые передачи, забивал сам. Например, в одном из первых после возвращения матчей спас игру с «Шахтером», забив на последних минутах. Когда поправился Черенков, Сидоров переместился на фланг и продолжал приносить огромную пользу команде. Помню, как он забил два гола-красавца московскому «Торпедо». Мог забить третий, но Валерий Сарычев отбил пенальти, исполненный Евгением. А какой мяч, ударом через себя, Сидоров положил в ворота датского «Оденсе»!

Евгений Васильевич отыграл в «Спартаке» два сезона, добыл свою третью и четвертую серебряные медали, а потом попал под сокращение. Бесков решил омолодить состав и отказался от услуг Юрия Гаврилова, Сергея Шавло, Владимира Сочнова и Евгения Сидорова. Нужно сказать, это было не самое удачное решение мудрого Константина Ивановича. И тридцатилетний Сидоров снова отправился в первую лигу: сначала в хорошо знакомый ростовский СКА, а потом в Тюмень — помогать местному «Геологу» освоиться во втором по силе дивизионе. В Тюмени опытнейший мастер стал одним из лидеров и любимцем публики — зрители специально ходили на футбол посмотреть на Сидорова.

Евгению Васильевичу довелось поиграть и в российском чемпионате — все в том же ростовском СКА и тобольском «Иртыше». Он завершил свою 20-летнюю (!) карьеру в 1994 году, после чего стал тренером. Работал в клубах второй лиги, а потом вернулся в родной «Спартак» и трудится в академии, носящей имя Федора Черенкова. И недалек тот час, когда футболисты «Спартака» будут с гордостью признаваться, что учил их сам Евгений Сидоров.

Олег ЛЫТКИН. «ФутболРевю», 15.05.2015

ПЕРВАЯ ОЛИМП НЕОФИЦ ДАТА МАТЧ ПОЛЕ
и г и г и г
1           26.03.1980    БОЛГАРИЯ - СССР - 1:3 г
ПЕРВАЯ ОЛИМП НЕОФИЦ  
и г и г и г
1
на главную
матчи  соперники  игроки  тренеры
вверх

© Сборная России по футболу


 
Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru