Сборная России по футболу
 

Главная
Матчи
Соперники
Игроки
Тренеры

 

ИГРОКИ

Андрей СОЛОМАТИН

Андрей Соломатин

Соломатин, Андрей Юрьевич. Защитник.

Родился 9 сентября 1975 г. в г. Москве.

Воспитанник московской Футбольной школы молодежи (ФШМ).

Выступал за команды ТРАСКО Москва (1993–1994), «Локомотив» Москва (1995–2001), ЦСКА Москва (2001–2003), «Кубань» Краснодар (2004), «Соннам Ильва Чунма» Соннам, Южная Корея (2004), «Оболонь» Киев, Украина (2005), «Крылья Советов» Самара (2005), «Спартак» Нижний Новгород (2006), «Анжи» Махачкала (2006), «Торпедо» Москва (2007).

Чемпион России 2003 г. Обладатель Кубка России 1996, 1997, 2000, 2001, 2002 гг.

За сборную России сыграл 13 матчей, забил 1 гол.

(За олимпийскую сборную России сыграл 3 матча.*)

Участник чемпионата мира 2002 г.

Главный тренер молодежной команды клуба «Чертаново» Москва (2015–...).

*  *  *

ПО-ДРУГОМУ НЕ УМЕЮ...

Когда Олег Романцев назвал в числе 23 игроков, которые через отправятся в Японию, Андрея Соломатина, я искренне порадовался за этого игрока. Потому что, несмотря на пять выигранных кубков, три серебряных и одну бронзовую медаль, его не назовешь везунчиком. Билет на чемпионат мира — награда за боль, которая стала постоянным спутником Соломатина с самого начала карьеры профессионального футболиста.

Шутка ли — к 22 годам на нем уже почти не было живого места — восемь переломов и три сотрясения мозга. Как минимум одна операция в сезон — страшная статистика. Чрезмерная даже для экстремальных видов спорта, не говоря уж о футболе. Добавьте к этому многочисленные мелкие травмы и два серьезных происшествия, которые едва не стоили Соломатину жизни, и вы поймете, почему в один прекрасный день родители категорически запретили сыну заниматься «игрой миллионов».

Будучи пятилетним мальчиком, он, катаясь на велосипеде, провалился в болото. Если бы не подоспевший на помощь сосед, случилось бы непоправимое. А потом в его жизнь вошел футбол и одновременно началась черная полоса, которую открыл неудачный поход в Лужники на матч «Спартак» — «Наполи». Возвращаясь домой в приподнятом настроении (красно-белые в серии пенальти обыграли команду самого Марадоны!), Соломатин в вагоне метро был жестоко избит милиционерами.

Андрей Соломатин (справа)

Две «тройки» – бразильский легионер «Спартака-Алании» и армеец Андрей Соломатин в борьбе за мяч.

С тех пор травмы липнут к нему как банный лист. Чего только Соломатин не делал, чтобы вырваться из заколдованного круга, — ходил в церковь, обращался к гадалкам, давал зарок — больше никаких безрассудных движений. Ничего не помогало.

«У этого человека отсутствует инстинкт самосохранения», — не помню, кто это сказал про Соломатина, но подмечено точно. Он всегда бросается в самое пекло, не думая о последствиях, за что расплачивается здоровьем. Однажды Соломатин рванул за уходившим в аут мячом, не достал его и сломался, получив за это нагоняй от Михаила Гершковича. «Зачем ты побежал спасать безнадежный мяч — мы же спокойно выигрывали?» — допытывался тогдашний главный тренер молодежной сборной. В ответ Соломатин лишь пожал плечами — мол, по-другому не умею.

И ведь, действительно, не умеет. Вспоминаю, как два года назад в матче со «Спартаком» Соломатин двенадцать минут играл с сотрясением мозга, после чего ему стало так плохо, что он уже не смог самостоятельно покинуть поле. «Ради чего?» — вопрос сам собой сорвался с языка. Соломатин опять ничего не ответил и только удивленно поднял брови: «Неужели непонятно?!»

«Я, видимо, плохой ученик. Перед каждым матчем внушаю себе, что надо быть осторожным, но на поле об этом забываю», — признался как-то Соломатин. Хорошо, что хотя бы внушает. Впрочем, близким его от этого не легче. Особенно супруге, которая, не обнаружив мужа в составе, звонит ему сразу после финального свистка на мобильный телефон со словами: «Ты живой?»

Или другой факт. На награждении игроков «Локомотива» серебряными медалями в 2000 году президент РФС Вячеслав Колосков всем желал дальнейших успехов, а Соломатину сказал: «Главное, чтобы у тебя больше не было травм».

В какой-то момент казалось, что это пожелание никогда не сбудется. Но стоило Соломатину перейти из «Локо» в ЦСКА — дела пошли на лад. За год с лишним только пара несерьезных ушибов — для Соломатина ерунда.

2002 год складывается для него как нельзя лучше. Блестящая игра в финале Кубка, вызов в сборную на «Турнир четырех», где он получил высокие оценки «СЭ» и лестные отзывы специалистов, поездка на мировое первенство.

Еще два года назад Соломатин говорил мне, что мечтает принять участие в ЧМ-2002, не ударить там в грязь лицом и потом заключить контракт с хорошим западным клубом. Первая часть плана выполнена. И на этом Соломатин, судя по всему, останавливаться не собирается.

До сих пор в жизни Соломы, как его называют болельщики, многое происходило случайно. Случайно угодил под милицейские дубинки, случайно попал в «Локомотив». Мог оказаться в «Бенфике», но в последний момент португальцы передумали, остановив выбор на Овчинникове.

Однако в списке 23 Соломатин оказался отнюдь не случайно. Значит, черная полоса действительно позади?

Юрий БУТНЕВ. «Спорт-Экспресс», 22.05.2002

*  *  *

ПЕРСОНАЛЬНАЯ ОПЕКА

— Андрей, кем ты сегодня себя ощущаешь — игроком замены или одним из основных?

— У нас считается, что все, кто в обойме, тренируется и готовится к матчу, — это футболисты основного состава. Но существует еще стартовый состав. В принципе я никогда не считал себя игроком замены, поскольку все время прикладываю максимальные усилия, чтобы выходить на поле с первых минут.

— Если не секрет, от чего это зависит в ЦСКА — в основе ты или нет?

— В первую очередь от твоей игры…

— Ну, это все говорят…

Андрей Соломатин— Хорошо, на этот счет существуют разные мнения. Например, если Рахимич здоров, он будет играть, с Ярошиком тоже понятно, справа — полная ясность. А вот слева возможны варианты… И наверное, это правильно. В составе должны быть люди, на которых тренер опирается, которым безгранично доверяет. Мой критерий основы — стабильность. Но чтобы ее показывать, надо постоянно выходить среди одиннадцати. В прошлом году было так — и в сборной, и в ЦСКА выходил с первых минут… Не знаю, в этом сезоне как-то не заладилось, причем еще на предсезонке с самого начала не попадал в стартовую обойму. А потом за годы, проведенные в футболе, я понял, что у тренера всегда есть игроки — и их большинство, — в которых он не сомневается и которым необходимо доказывать свое право играть каждый день, каждую тренировку. Я, скорее, отношусь ко второй группе. Но меня это даже подстегивает, да и привык я работать в таком режиме. Друзья и знакомые, анализируя нынешнюю ситуацию, меня иногда спрашивают: «Может, это плохо, что ты можешь сыграть на любой позиции?» Действительно, я без проблем могу выйти на любой фланг, сыграть полузащитника, защитника, персонально по игроку…

— Судя по твоим словам, выходит, что Валерий Георгиевич на тебя сильно рассчитывает, выпуская чуть ли не на любое место. Там, где команде приходится трудно, туда просто посылают Соломатина. Разве это не высшая степень доверия тренера?

— Приятный ход мысли. А если серьезно, то я считаю, что главное — интересы команды, и не важно, в каком амплуа, главное — как. Тренеру всегда со скамейки виднее, где что нужно поправить или изменить.

— Как ты относишься к тому, что сторонники эстетического футбола вовсю критикуют нынешний стиль ЦСКА, прямо намекая на его примитивность?

— Если бы я был болельщиком, то, наверное, хотел бы видеть и результат, и игру. А с точки зрения футболиста, сегодня перед командой стоят серьезные задачи, поэтому результат на первом плане. Что касается игры… У каждой команды свой стиль, у нас он сегодня вот такой.

— Если абстрагироваться от конкретной команды, что в твоем понимании игра?

— Возьмем наш матч в Самаре. Соперник держал мяч, разыгрывал, владел серединой поля. У нас два стандарта — 2:0, и все. Можно до посинения разыгрывать красивые комбинации 89 минут, а моментов-то нет. Второй год мы так играем с «Крыльями». Они эстетствуют, мы же получаем очки.

— А как тебе разговоры, что итог чемпионата уже известен?

— Да на них просто не стоит обращать внимание, поскольку это полная ерунда. Эта тема и обсуждается, чтобы кого-то расхолодить, успокоить, сбить наш запал, настрой. А стоит два раза вничью сыграть — и вот уже конкуренты совсем рядом. Кому-то такие домыслы, видимо, нужны, чтобы оправдать свои неудачи.

— Внутреннее состояние команды, каково оно? Спокойная уверенность или все-таки чувствуется легкое волнение? Дает ли о себе знать пресловутое бремя лидерства?

— Чтобы было спокойно, необходимо на каждый матч выходить и стараться непременно увеличивать отрыв, потому что второй круг будет гораздо тяжелее первого, плюс квалификация Лиги чемпионов. Август, сентябрь будут очень напряженными.

— Квалифицированных футболистов в ЦСКА сегодня много, все разом играть не могут. Не возникают ли противоречия между теми, кто чаще выходит на поле, и теми, кто ждет своего шанса?

— К счастью, мы пока сумели этого избежать. Хотя по опыту знаю, что разногласия и недовольство неизбежны, и, вероятно, они уже существуют. Я вполне допускаю, что кто-нибудь из запасных, стоящих за бровкой, иронизирует себе под нос: «Во, Солома хорошо играет, старается, значит, меня сегодня точно не выпустят». Но это настолько естественно, что на такие подколы «за глаза» или за спиной не отвлекаешься. Дело ведь в том, что их держат в себе, не выносят на обсуждение. В этом как раз тоже проявляются командный дух, коллективизм, взаимоуважение.

— В ЦСКА много молодых ребят. Как складываются отношения между ними и старшими товарищами?

Андрей Соломатин— Когда я пришел молодым в «Локомотив», мне не давали особой свободы: я оставался последний, собирал мячи и так далее. Сейчас время другое — молодежь первой уходит с тренировок, первая в автобусе, в столовой, в кассу, крики, громкий смех. Иногда приходится призывать их к порядку….

— А интернациональные товарищи как себя ведут?

— Да у нас нет большого интернационала, как, например, в Ростове или Раменском. И наши легионеры, скажем так, не проблемные. Они не уезжают домой лечить десятка полтора родственников, не ломаются при каждом столкновении, не теряют паспорта… По-моему, Газзаев весьма щепетилен в вопросе подбора иностранцев, отсюда и хлопот с ними нет.

— Андрей, а ты свое пребывание в «Локомотиве» вспоминаешь?

— С ребятами общаюсь, а так, чтобы ностальгия какая-то была — нет. Ну, может, отдельные матчи иногда всплывают в памяти, впрочем, я из времен детско-юношеской школы даже матчи помню… Воспоминания есть, о «Локомотиве» они прочие среди остальных.

— Чтобы осмыслить происходящее, иногда нужно посмотреть со стороны. Сейчас ты в стороне от «Локомотива» и наверняка можешь сказать, за счет чего твой бывший клуб развивался, рос, укреплялся? Ведь «Локомотив достиг, чего хотел. Что, на твой взгляд, послужило главной причиной?

— Как мне не так давно сказал Босс (Сергей Овчинников), Филатов получил какую-то награду, став одним из лучших президентов футбольных клубов, причем на европейском уровне. Потом, в «Локомотиве» всегда было все по-честному, там никогда не обманывали, о чем люди договаривались, то и получали. Постоянно велся поиск игроков, Юрий Павлович очень кропотливо и вдумчиво проводил так называемую точечную селекцию, в итоге это принесло плоды. Посмотрите, за последние годы Семин практически не ошибался с выбором игроков, может, только Обрадович его не сильно обрадовал. Аксененко, естественно, здорово помог клубу. Когда он только стал министром, его появление восприняли с настороженностью. А потом как пошла помощь… Построили стадион, базу, в общем, серьезно укрепились по всем направлениям.

— А вот если бы ты там остался, был бы уже чемпионом страны…

— Я ни капли не сожалел о своем уходе. Последние годы в «Локомотиве» у меня не очень складывались. Конечно, это была не первопричина, но слова Юрия Павловича после очередного моего повреждения: «Ты вечно больной, нам нужно разрешить делать четыре замены, чтобы была возможность тебя менять», надолго засели в душе. Отношения между нами стали менее доверительными… А что касается «золотого матча»… Останься я в «Локомотиве», не факт, что играл бы. В тот момент были куплены Обрадович, Лекхето, они бы играли по-любому. Плюс шлейф вечно травмированного. По мне лучше постоянно играть в составе и быть серебряным призером, чем сидеть на лавке и быть золотым.

— Но сегодня, похоже, твой травматизм снизился…

— Да, тьфу-тьфу.

— Всю свою карьеру, а уж сейчас тем более, ты постоянно с кем-то конкурируешь. Сразу несколько вопросов на эту тему: насколько тяжело тебе морально, это подстегивает или, наоборот, угнетает, типа: почему я должен каждодневно что-то доказывать?

— Здоровая конкуренция никому и никогда не мешала. Вот когда вмешиваются другие факторы, тогда сложнее… Здесь приходится проявлять выдержку, житейскую мудрость. Я по-спортивному злой, даже в тренировках не люблю проигрывать, не могу равнодушно принимать любое поражение. Во всяком случае, конкуренция подстегивает меня, я знаю, что только мой напряженный труд решит спор за место в составе в мою пользу. А постоянно доказывать я тоже уже привык, видимо, это моя планида. Кто-то один раз проявил себя и потом всю карьеру пожинает плоды, у меня другой случай.

— Если сравнить прежних футболистов и нынешних, за последние годы резко изменилось мировоззрение и поведение людей, нынче все думают о будущем…

— Да примеров просто очень много перед глазами. С кем начинал в «Локомотиве», например Олег Гарин… Про него говорят, как он приехал с одной сумкой, так обратно и уехал. Не задумывался потому что. Ему тридцать, он лучший бомбардир, зачем ему тренироваться? Вроде и так сойдет. Ему Юрий Палыч год, другой говорит: «Олег, надо тренироваться, работать, за весом следить», а он слушает, и делает по-своему. В итоге уехал обратно в Находку. А Кафу в свои 35 контракт с «Миланом» заключает. Не так давно прочитал статью, теперь на базе у меня лежит высказывание Мальдини: «Когда годы начинают заявлять о себе, единственный способ оставаться на вершине — тренироваться изо всех сил, гораздо больше, чем в молодости». Для себя я наметил именно такой путь.

— Ты себя чувствуешь человеком старого воспитания или уже перестроился?

— Сейчас вообще все по-другому. Что касается подготовки к матчам, после матча… Если раньше после игр компания собиралась, и понеслось веселье, то теперь народ голову включает, все делают с оглядкой. Тормоза уже существуют. Сейчас нет той бесшабашности и разгульности. И я с годами многое переосмыслил. Сейчас могу позволить себе кружку пива, особенно в жару. Подчеркиваю, не литр, а 300–400 граммов. Водку пять лет уже не пью, да и вообще крепких напитков. Вино, пиво — дома с женой один бокальчик можно.

— Есть игроки талантливые от Бога, есть трудяги. Ты себя как оцениваешь?

— Все за счет труда. Когда я играл в «Траско», у нас был доктор, а попав в «Локомотив» и отыграв там два сезона, я его случайно встретил. Так вот он сказал, что меньше всего предполагал, что я смогу заиграть на высоком уровне. «Кто угодно, — говорит, — только не ты…» Такой вот сомнительный комплимент.

— Но в детстве все-таки были какие-то предпосылки?

— Да. Я был резкий, шустрый, проворный. Меня вызывали в сборную Москвы старшего возраста, когда собирали сборную Союза, мне тоже пришел вызов. Но потом… Отдыхая на даче, сломал ногу, поправился сильно, килограммов на 25–30. Сорок один день в гипсе. Переходный возраст еще начался, становление организма, я выглядел просто как бочонок. Чтобы от всего этого избавиться, пришлось основательно потрудиться. С тех пор объемы работы, нагрузки меня не пугают. В 18 лет я вообще хотел заканчивать, да и после перелома нога еще болела полгода. Даже на одной из тренировок партнер по команде бросил в мой адрес реплику типа: чего тебе мяч давать, ты хромой, скачешь на одной ножке. Тогда мне очень помог Юрий Петрович Верейкин. Он вселял в меня веру, помогал привести себя в порядок, занимаясь со мной отдельно.

— Как профессионал ты достиг своего потолка?

— Думаю, что нет. Всегда есть к чему стремиться.

— Наступает ли то время, когда и у нас в России будут играть до 35 лет?

— Тенденция такая, во всяком случае, есть. Юрий Ковтун, Андрей Тихонов, Сергей Шустиков играют, соответствуют уровню в свои 33. Так почему бы им еще пару-тройку лет не поиграть? У нас еще иногда на людей после тридцати смотрят по-старому, по-советски, не отошли мы еще от того состояния.

— После Японии было много тяжелых разговоров о выступлении нашей команды. Но многие сходились на мысли, что Андрей Соломатин все же выглядел достойно и смог проявить себя…

— В тот момент я был в идеальном состоянии. Когда мы приехали в Японию, на одной из тренировок у меня прихватило переднюю мышцу. Несся быстро, а захотел еще быстрее. Через день все нормализовалось, но так бывает из-за высокой готовности, когда организм довольно уязвим, но в то же время быстро восстанавливается. Климат, прочие внешние факторы на меня не действовали, я все переносил легко, как говорится, летал по полю.

— Скажи, что такое Кубок мира, ведь большинству болельщиков, увы, не пережить и не попробовать, как там?

— Когда Тунис обыграли и прилетели в Шимидзу, нас встречало столько людей, что создалось ощущение, будто все жители города вышли на улицу и пришли на вокзал. Можно было подумать, что мы национальные герои этого городка. Я на сто процентов был уверен в выходе из группы, но… Иногда задумываюсь: какой след я оставил на данный момент? На юношеском чемпионате мира был, на Европейском молодежном первенстве был, на взрослом ЧМ был, на Европе не был. Задача попасть на ЧЕ, стать чемпионом страны и как минимум выиграть еще раз Кубок России.

— Сколько же можно владеть Кубком России?

— Пять уже есть, надо шестой, чтобы быть единоличным лидером. У Чуга (Игорь Чугайнов) тоже пять.

— А, вот ты с кем соревнуешься… Для меня очень болезненным оказалось поражение от Питера («Динамо» СПб) на Кубок прошлой осенью. Обидно 2:0 к двадцатой минуте вести и проиграть. У тебя достаточно давние, хотя и нерегулярные взаимоотношения со сборной… У меня не так много игр за сборную, но в ней я был при всех тренерах. С Игнатьевым, Бышовцем, Романцевым, Газзаевым, со всеми работал. И я считаю, что у меня мог быть поворотный момент в карьере, когда в Неаполе играли с Италией за выход на ЧМ-98. На тот момент был в хорошей спортивной форме. Мне Савелий Мышалов рассказывал, что Борис Петрович Игнатьев побоялся меня поставить, мол, парень молод еще. А игра была очень важная, рисковать не могли. Если бы поставили на тот день молодого перспективного, может, и по-другому карьера сложилась бы.

Андрей Соломатин— Сегодня о наших шансах попасть на Евро-2004 рассуждают вполголоса, общественность весьма пессимистически настроена по поводу российской сборной. Чем этот пессимизм можно перебить?

— Да меня поставьте, и все будет нормально. Шутка. Однозначного ответа нет, предстоит сложнейший поединок в Ирландии, все понимают, в каком непростом положении оказалась сборная команда. Мне уже неоднократно доводилось слышать разговоры, что России нечего ловить в Ирландии… Пусть говорят, пусть хоронят нас, для меня это всего лишь еще один раздражитель помимо прочих. Может, кое-кто и удивится, но я точно знаю, что нашей сборной там по силам выиграть. Давайте доживем до этой игры, еще много чего может произойти. Не забывайте, что ирландцы только начнут сезон, у них тоже бывают критические дни.

— А есть команды, на которые вы (то есть ЦСКА) не очень бы хотели попасть в квалификации Лиги чемпионов?

— Я считаю, что даже думать об этом не стоит. Кто лучше, кто хуже… В любом случае рано или поздно достанется серьезный соперник. С англичанами всегда было интересно играть, хотя после 0:3 от «Лидса» думаю: не погорячился ли я? Они вроде сами играли и нам давали…

— Вечная причина: нам не хватило международного опыта. Объясни нам, что означает эта магическая фраза?

— Опыт в карман не положишь. Хотя человек, выходящий на первый решающий международный матч, и человек, который наигрался в подобных турнирах, — два разных человека. Но по большому счету, какая разница с кем играть? Если ты знаешь себе цену, хорошо подготовлен, уверен в себе, выходишь и обыгрываешь любого. В том году, когда со «Спартаком» играли, в тот день дай нам любого соперника — обыграли бы. Даже если в придачу к снегопаду еще начался бы и камнепад. Мне понравилось, как Хлестов перед игрой с «Наполи» отреагировал на чью-то реплику. «Хлест, тебе же сейчас против Марадоны играть!» — «А кто это такой?» Все зависит от психологии. И у меня бывала запара, когда важные матчи. Я выступал еще за одну из юношеских сборных, мы играли в Китае, я бил пенальти, биток на стадионе, меня аж колотило и подкидывало. Сейчас подойду без страха и мандража и исполню. С Белоруссией на Кубке LG надо было забить, ведь, не забей пенальти, мог и не поехать в Японию. Вдруг Романцев подумал бы, что нервишки у парня слабоваты… Ничего, подошел, пробил без робости. В Мюнхене против «Баварии», помню, тоже прилично волновался. 19 лет, на другой половине монстры разминаются, стадион знаменитый, Олимпийский, с этим козырьком-«паутиной», микрофоны кругом, обстановка супер. Потом привык. Сейчас на этот антураж не реагирую.

Илья КУКИН, Михаил СТРОГАНОВ. Журнал «2х45», август 2003

*  *  *

«КАРЬЕРУ ЗАВЕРШИЛ ЛЕГКО»
Газета «Спорт день за днем», 14.10.2008
Нашим собеседником стал один из самых титулованных игроков российского футбола, имеющий в активе пять завоеванных Кубков России. 33-летний Андрей Соломатин уже завершил игровую карьеру.
— Почему в столь раннем возрасте вы повесили бутсы на гвоздь?
— Обстоятельства сложились таким образом, что мне пришлось это сделать. Варианты для продолжения карьеры были, но они оказались неинтересными. Решение завершить карьеру далось легко. Читать далее ››

*  *  *

«ВНУТРИ КОМАНДЫ ГАЗЗАЕВ МОГ БЫТЬ МОНСТРОМ, НО ВСЕГДА НАС ЗАЩИЩАЛ»
Еженедельник «Футбол», 08.12.2014
Андрей Соломатин был частью семинского «Локомотива», ездил на чемпионат мира в Японию и Корею и выигрывал премьер-лигу с ЦСКА. В интервью еженедельнику «Футбол» бывший защитник рассказал, что такое европейский подход Артура Жорже, как игрок юношеской сборной России вывозил из Катара золото и почему один из легионеров «Локо» боялся ехать в Махачкалу без каски. Читать далее »

*  *  *

«ГАЗЗАЕВ КРИЧАЛ: «Я ВАС В ЭТОЙ КОМНАТЕ УНИЧТОЖАТЬ БУДУ»

Сейчас Андрей Соломатин — главный тренер молодежной команды ФК «Чертаново». Говорит, что работа нравится, и не понимает, как после карьеры игрока несколько лет жил вне футбола. А жизнь била Андрея прилично: неудачи в бизнесе, увлечение казино… Но оптимизма он не теряет. Смотришь на него и веришь — тренер Соломатин добьется многого.

«Застрелить надо за такие слова!»

— Как стали тренером «Чертаново»?

— Понял — надо возвращаться в футбол и получать от него удовольствие. Время было упущено, но не потеряно. Заехал к Михал Данилычу Гершковичу — он долго убеждал, потом еще с Александром Григорьевичем Полинским (глава дирекции спортивных и зрелищных мероприятий Москвы. — Прим. ред.) сели, переговорили. Григорьич и связался с директором «Чертаново» Николаем Юрьевичем Лариным, тот взял меня на работу. Всем им большое спасибо!

— В 2008 году вы говорили: «Работать детским тренером мне не очень интересно».

— Застрелить надо за такие слова! Лучше бы раньше голову включил и не лез в большой бизнес. Заниматься надо тем, что умеешь. Задавался вопросом: «Как я жил без футбольного адреналина? Три-четыре года после окончания карьеры!»

— Тренерский адреналин — другой?

— Здесь больше переживаешь, стоишь у бровки, ничего не можешь сделать. А я же эмоциональный, фляжки уже летали. Но мне все это интересно — мое! Выпустил 1998 год рождения, являюсь главным тренером «молодежки» ФК «Чертаново».

Когда стал главным, на первом теоретическом занятии была трудность — правильно, доходчиво объяснить. Сам все знаешь, соображаешь, а как донести, чтобы поняли? До совершенства мне, как до Китая. Учиться и учиться! В Ватутинки на базу ЦСКА часто ездил, тренировки смотрел. Семину недавно звонил, скоро должны встретиться.

— Лицензия есть?

— Категория, А, учился в специальной группе для тех, кто поиграл: Гусев, Семак, Кириченко, Каряка, Лоськов. К Дону Фабио на тренировку приезжали. Понял одну вещь: не надо слушать чужих советов, думай своей головой и, если ошибаешься — то сам.

— Какую главную мысль доносите до молодых?

— Каждый день проводите с пользой, учитесь, потому что время летит очень быстро. Кому-то не дано играть в футбол, кто-то потом пойдет учиться. Возил сборную Москвы на чемпионат России, тяжело было говорить одному парню, что он не поедет. Решил сказать коротко, без объяснений: «Тренируйся здесь, вернусь — созвонимся».

— А сами как-то говорили, что вам не хватает жесткости.

— Главное, чтобы футболисты понимали, что ты от них хочешь. Такие отношения строю: на футбольном поле — тренер-авторитет, а за его пределами — друг. На первом месте — атмосфера и отношения в коллективе.

— Как не дойти до панибратства?

— Тонкая психология! Не зря же все вспоминают «Локомотив» 1990?х. Вряд ли когда-то опять появится такая команда. Деньги всех испортили. Да и люди вообще поменялись… Помню, «Спартак» 1:0 обыграли, Палыч повез нас на базу, сидели до утра. На следующий год «НТВ-Плюс» перед матчем против «Спартака» брал у меня интервью: «А если „Спартак“ забьет?» — «И мы забьем!» — «А если два?» — «И мы два!» В итоге 0:3. Приезжаю на базу, Палыч: «Чтобы я тебя больше в телевизоре не видел!»


Чемпионат мира–2002. Япония - Россия - 1:0. Пик карьеры защитника Соломатина.

«Про вес лучше не спрашивайте»

— Ваша фраза по поводу веса: «Всегда хочу сбросить».

— Да, и сейчас тоже. Какой вес? Лучше не спрашивайте. Если взяться и не есть после шести… В детстве был сухонький. В переходном возрасте сломал ногу, пока лечился — такое пузо наел! И потом каждый день — борьба с весом. Однажды из отпуска 91 килограмм привез — «десятку» лишнюю.

— У Зазы Джанашия больше было?

— На сборах сидели: я, грузин, Арифуллин и Сашка Смирнов. Ели одну ботву, а на соседних столах — мясо, спагетти. И бежали мы быстрее, чем остальные, — всего на несколько секунд, но они, поверьте, сказывались.
Время было! Играли за премиальные. Концентрация запредельная. Случались ли драки? Это не поощрялось, но и не сильно наказывалось. Белорусы: Лаврик, Гуренко — частенько с грузином махались.

— Сколько лет вы с Джанашия в одном номере прожили?

— Пять. Раз приехали на игру в Киев. Пришли на обед, а на кухне задержка, принесли только несколько тарелок хлеба и масло. Грузин их за секунду уничтожил! Любил все острое. Брал перечницу, открывал ее и высыпал почти всю — макароны становились черными.

— Сильно обиделись на Семина, когда он сказал: «Ты вечно больной, нам надо разрешить четыре замены делать».

— Резануло, конечно. Теперь сам ребятам говорю: «Если недолеченный, играть не выходи».

— А вы почему выходили?

— Черт его знает, хотелось.

— В «Бенфику» могли перейти?

— Мог. В Португалии не играл из-за защитника «Алании» Тимофеева — травму получил, а в Москве забил им. Палыч сказал, что оттуда приехали, будут смотреть. Матч дома с «Ротором» — 0:1. Не сложилось…
В 1996 году был вариант с «Карлсруэ». Тренировал их Винфрид Шефер, Кирьяков там играл. На сборах с немцами был товарищеский матч. Сыграл я «феерически» — 0:3. Хотелось, конечно, попробовать себя в Европе, хотя как таковой цели уехать не было.

— Переход из «Локомотива» в ЦСКА — деньги?

— И деньги тоже. Плюс в «Локо» атмосфера становилась напряженной. Я один из первых из того «Локомотива» ушел.

— Вас хоть в одном интервью не спрашивали про травмы?

— Да.

— Сколько было переломов?

— Давайте не будем…

— Правда, что ходили в церковь, к гадалкам?

— Ходил. Помогало? Наверное, нет.

— Гершкович сказал про вас: «У этого человека отсутствует инстинкт самосохранения». Вообще ничего не боитесь?

— Собак боюсь — кусали в детстве, — змей. А вот на поле в борьбу полететь или где на отдыхе с тарзанки прыгнуть… Против Люксембурга крупно вели, я понесся за мячом, полетел в подкате. Поехали меня штопать. До сих пор так играю: даже когда с детьми выхожу, иногда клинит — в азарте идешь в стык. Они быстрее, но уступать не хочется.

«У нас дерби – хоть снегопад, хоть камнепад!»

— Вы шесть лет играли за «Локомотив» и всего три за ЦСКА. Почему же говорите, что больше армеец?

— Во-первых, из-за болельщиков. Когда в Корее играл, из клубного офиса привезли пачку факсов — болельщики ЦСКА поздравили с днем рождения. От локомотивских — ничего. Я, кстати, часто ездил на матчи, слушая фанатские песни: «ЦСКА всегда будет первым!». Болельщики диск подогнали. До сих пор нравится. Во-вторых, в ЦСКА я чемпионом стал.
Хотя семейные корни из «Локомотива». Батя закончил их футбольную школу, дед был председателем спортивного общества, бабушка там гимнастику преподавала.

— Вам, наверное, вдвойне обидно было в 2002?м проиграть «золотой» матч «Локомотиву»?

— Спрашиваете! Но после матча остался на поле, подошел к Филатову, поздравил.

— Помните первую игру Игоря Акинфеева в премьер-лиге?

— Конечно, в Самаре. От радости прыгнул на него, когда он «точку» отразил.
Игорь — мегаспокойный! Конечно, я тогда не думал, что он побьет все рекорды и станет первым номером страны, просто хотелось поддержать молодого.

— Березуцкие тоже при вас начинали.

— Братья — молодцы, внимания не обращали на тех, кто их полоскал. Работали и работали.

— Снежное дерби ЦСКА — «Спартак» 2002 года вспоминаете?

— Прикольно! Долго ждали, пока поле очистят. Но были уверены, что переноса не будет. Хоть снегопад там, хоть камнепад. Дерби же!

— Андрея Аршавина из-за вас два раза удаляли. Он потом сказал: «Хорошо, что Соломатин закончил».

— Матч в Питере. Сначала у нас Семака удалили, они сравняли, потом в течение 10 минут Аршава на мне две желтые карточки получил. А тут как раз рядом поворот питерских трибун. Вираж? Нет, назовем его поворотом. Оттуда пошли крики, я ответил. Ну и понеслось — весь «Петровский» скандировал «Соломатин — п… с!»

— Расскажите, как в ЦСКА после жесткого Валерия Газзаева пришел Артур Жорже.

— Поехали на сбор в Марбелью, Жорже говорит: «Берите с собой цивильную одежду. Ужинать можно будет в городе». Картина маслом — заезжает «Днепр», а тут мы выходим из гостишки такие нарядные.
Начало сбора, хлопнули «Аякс» — 1:0, Артурчик: «Браво, браво!» Ну и потом легендарная игра с «Кельном» — 1:9. А они в бундеслиге на последнем месте, 900 мячей пропустили, ну реально позор. Сидим, ждем, что будет. «Ребята, все нормально, работа продолжается. Завтра одна тренировка, вечером можно выйти в город». Занятия были не бей лежачего. Расслабились, конечно.

— У Газзаева не так?

— Израиль, первая игра с «Маккаби». После нее Георгич должен был в Швейцарию лететь на жеребьевку, сборную как раз принимал. Мы думали: сыграем матч, Газзаев улетит, а мы пару дней отдохнем. В итоге — 1:5. Георгич сдает билет, загоняет всех в теоретический зал: «Я вас в этой комнате уничтожать буду! Но за дверью вы у меня будете самыми лучшими футболистами».

— Карьерой довольны?

— Уход из ЦСКА был ошибкой. Вторая «игровая» карьера — тоже. Если бы ее не было — и футбольная была дольше. Играл до тех пор, пока казино не закрыли. Таких, как я, в футболе достаточно. Тут от человека зависит: есть люди к этому делу равнодушные, а другим без разницы, во что играть: бильярд или «дыр-дыр».

«Не могу через кого-то переступать, плевать…»

— С кем сложнее было справиться: с Кафу в Бразилии, когда сборная проиграла со счетом 1:5, или с Андреем Канчельскисом на тренировке сборной?

— Против обоих язык на плечо вываливался. Двужильные? Трех! Канчела носился без остановок — топтал, бежал, я как будто под бронепоезд попал.
А Кафу… В Бразилию прилетели, Бышовец говорит: «Надо в океане искупаться, легче станет». Ага! На поле вышли — трава специфическая, как подушка. «Колесики» сразу спустились. А тут еще матч в четыре утра по Москве и против тебя Кафу…

— Александр Точилин рассказывал, что из-за поражений вы могли расплакаться.

— Вранье! Только на чемпионате мира, когда вылетели, какая-то слеза была. Так обидно стало…
Хотя эмоций после матчей хватало. В Алкмаре, когда с «Крыльями» проиграли, дверь разбил — с ноги ее открывал. В Самаре выиграли- 5:3, а там вели, возили их, но — 1:3.

— После «Локомотива» и ЦСКА вы играли в «Кубани», «Оболони», «Крыльях», «Анжи» и «Торпедо».

— Многие моменты даже вспоминать не хочется. В «Кубани» сажали партнера на спину и бегали вверх по трибунам. Спускались, менялись — и по новой. Как тренер говорю: такие методы ничего, кроме вреда, не приносят!

— Какие голы чаще всего вспоминаете?

— Победные. Два «мясу» — один за «Локомотив», другой за ЦСКА. И еще в финале Кубка России 2002 года «Зениту».

— Могли в 2008?м не заканчивать?

— Был вариант из Нижнего Новгорода вернуться в премьер-лигу. «Луч» звал. Но Юрий Первак сказал: «Тебя не отпустим». А я не могу так, чтобы через кого-то переступить, наплевать, перестать тренироваться.

Потом тоже можно было побегать, но я решил, что покатит в бизнесе. Какое-то время скучал по сборам, заездам перед игрой. Сейчас вот тоже ощущаю: зимой пауза — и мне всего этого не хватает.

«Обязательно добьюсь успеха в тренерской карьере!»

— Когда играли, летать не боялись?

— Нет. Только один раз ужас был, когда возвращались из Киева после турнира памяти Лобановского. Взлетаем, небо чистое, но с левой стороны — черная туча. И самолет — в нее. Минут 20–30 так колошматило!

— Про себя говорили: «Характер добрый».

— В детстве лежал в больнице, рядом пацан, к которому родители очень редко приезжали. Мне еду привозили, делился с ним. Телевизор он у меня до ночи смотрел.

— Страдали из-за доброты? Может, деньги одалживали?

— Ну да, в том числе… Но говорить об этом не хочу — сам тоже косячил.

— Говорят, бойся гнева доброго человека. Про вас?

— Как-то раз вышел с утренней молитвы — ездил к святой Матроне. Позвонил человеку: «Живи с миром. Не вспоминай. Я все тебе прощаю».

— В церковь ходите?

— Не каждый день. Иногда езжу к утренней службе. Молитвы читаю. Помогает.

— Легко прощаете?

— Какие-то моменты — нет.

— Говорили: «Люблю делать подарки».

— Это было очень давно.

— А вам что самое памятное подарили?

— Дети нарисовали поздравление: «Папа, с днем рождения!».

— У вас много друзей?

— Футбольных — нет. Хотя с Дроздовым недавно виделся. С Харлачевым созванивался, хотели встретиться, но то у него дела, то у меня. С Боссом видимся, когда в Ватутинки приезжаю.

— Что дальше, Андрей Юрьевич?

— Как загадывать? Со знакомыми общаешься, они: «Да ладно, Андрюх, все будет хорошо!» В последнее время убивает эта фраза.

Работа в «Локомотиве», сборная? Пока таких целей не ставлю, есть ряд трудностей, которые остались со времен большого бизнеса.

В последнее время часто обращался к знакомым, мне помогали. Некоторые за спиной шепчутся: «Соломатин — «игровой», из-за этого не все хотят брать на работу, хотя больше половины из того, что рассказывают, — неправда. Хочу сказать этим людям вот что. Возникали проблемы, когда был футболистом, — травмы и прочее, но я все же кое-что выиграл. Сейчас тоже есть определенные сложности. Но я максималист и обязательно добьюсь успеха в тренерской карьере!

Николай РОГАНОВ, Роман ВАГИН. «Советский спорт», 07.02.2016

ПЕРВАЯ ОЛИМП НЕОФИЦ ДАТА МАТЧ ПОЛЕ
и г и г и г
    1       06.06.1995    САН-МАРИНО - РОССИЯ - 0:7 г
    2       15.08.1995    ФИНЛЯНДИЯ - РОССИЯ - 1:1 г
    3       14.11.1995    РОССИЯ - ФИНЛЯНДИЯ - 3:0 д
1           18.11.1998    БРАЗИЛИЯ - РОССИЯ - 5:1 г
2           26.04.2000    РОССИЯ - США - 2:0 д
3           16.08.2000    РОССИЯ - ИЗРАИЛЬ - 1:0 д
4 1         17.05.2002    РОССИЯ - БЕЛОРУССИЯ - 1:1  д
5           19.05.2002    РОССИЯ - ЮГОСЛАВИЯ - 1:1 д
6           05.06.2002    ТУНИС - РОССИЯ - 0:2 н
7           09.06.2002    ЯПОНИЯ - РОССИЯ - 1:0 г
8           14.06.2002    БЕЛЬГИЯ - РОССИЯ - 3:2 н
9           07.09.2002    РОССИЯ - ИРЛАНДИЯ - 4:2 д
10           16.10.2002    РОССИЯ - АЛБАНИЯ - 4:1 д
11           12.02.2003    КИПР - РОССИЯ - 0:1 г
12           13.02.2003    РУМЫНИЯ - РОССИЯ - 2:4 н
13           10.09.2003    РОССИЯ - ШВЕЙЦАРИЯ - 4:1 д
ПЕРВАЯ ОЛИМП НЕОФИЦ  
и г и г и г
13 1 3 - - -
на главную
матчи  соперники  игроки  тренеры
вверх

© Сборная России по футболу


 
Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru