Сборная России по футболу
 

Главная
Матчи
Соперники
Игроки
Тренеры

 

ИГРОКИ

Александр ТОЧИЛИН

Александр Точилин

Точилин, Александр Васильевич. Полузащитник.

Родился 27 апреля 1974 г. в г. Москве.

Воспитанник ДЮСШ-2 Тимирязевского р-на г. Москвы. Первый тренер: Борис Хабибович Вахитов.

Выступал за команды "Асмарал" Москва (1992, 1994), «Пресня» Москва (1992), «Асмарал-д» Москва (1993), "Динамо" Москва (1995–2008).

Обладатель Кубка России 1994/1995 г.

За сборную России сыграл 1 матч.

Главный тренер клуба «Динамо» Санкт-Петербург (2015–...).

*  *  *

ЧЕЛОВЕК ТОЧНОЙ САМООЦЕНКИ

— Сначала освежим для читателя твою биографию. Мы знаем, что ты с «незапамятных» времен играешь за московское «Динамо», а до того был «Асмарал»…

— Свои первые шаги в футболе я сделал в ДЮСШ-2 Тимирязевского района Москвы. После окончания этой школы, честно говоря, думал, что моя спортивная карьера закончилась. «Тимирязевец» — обыкновенная районная футбольная школа, и я не был на виду, особо не выделялся. Мы играли в первенстве Москвы среди первой группы школ (высшую группу составляли школы при командах мастеров). Внимания к нам со стороны селекционеров почти не было. Но остаться в спорте мне помог мой детский тренер Борис Хабибович Вахитов. В ту пору, конец 1991 — начало 1992 года, он работал в команде «Пресня». Собрав нескольких ребят из нашего выпускного года, предложил попробовать себя во взрослом футболе. Пошли на просмотр и из той группы, после проведенной двусторонней игры, отобрали меня одного. Тогда я не знал, что это «Асмарал», хотя «Пресня» была его дочерним клубом. Когда приехала главная команда вместе с Бесковым и опять провели контрольный матч, Константин Иванович дал добро, со мной подписали контракт.

— Можно сказать, что крещение ты получил от самого патриарха отечественного футбола…

— Да. Потому что без его согласия меня вряд ли бы взяли в команду.

— Переход из детского футбола во взрослый — момент крайне сложный, именно этот отрезок для многих становится непреодолимым…

— Повторюсь, в том возрасте я мало отличался от своих товарищей по выпускной команде. Играл нападающего, ну, забивал иногда, но толком ни разу нигде не засветился. После окончания общеобразовательной школы попытался поступить в физкультурный институт, но там было достаточно действующих спортсменов, помимо меня. Первый опыт поступления в вуз, прямо скажем, был неудачный. Окончание школы совпало как раз с непростыми, голодными временами — 1991 год. На что-то необходимо было жить, ведь до армии еще оставалось время. Пошел работать на Останкинский мясокомбинат, на должность слесаря в сосисочном цехе. Ничего особого не делал, да и мне и не давали ничего делать, что я в 17 лет умел? Так, под ногами мешался, хотя платили неплохо, как ученик я получал 1500 рублей. А когда пришел подписывать свой первый профессиональный контракт с «Асмаралом», то сумма была меньше. На комбинате некоторые удивлялись: зачем тебе этот футбол? Но для меня все-таки лучше играть в футбол, чем за большие деньги мешаться под ногами. В то время, конечно, не деньги прельщали, хотелось заниматься любимым делом.

— Масштаб личности Бескова успел ощутить?

— Конечно. Тем более что в «Асмарале» без его ведома, без его одобрения ничего не делалось. Да и момент знакомства сам по себе интересен. Бесков подошел ко мне после игры, спросил, как зовут, а на следующий день со мной уже подписывали контракт.

— А за время совместной работы какие впечатления остались?

— С этим человеком у меня связано не только начало карьеры, но и ее продолжение. С его «легкой» руки я попал в «Динамо». А по большому счету, работая с Константином Ивановичем, я как бы заново начал процесс обучения футболу. То, чего я добился сейчас, огромная заслуга Бескова. Парадокс, но мой фундамент как игрока закладывался не в школе, а именно при работе с Бесковым. Наверное, поздновато, но лучше поздно, чем никогда.

— Бескова всегда отличало умение разглядеть будущего игрока, раскрыть грани его таланта. Можно сказать, что с тобой получилось именно так?

— Наверное, да. До определенного момента я не был подающим надежды, скорее средним игроком, каких сотни. Повезло, что попался ему на глаза, а он разглядел во мне что-то. Впрочем, у каждого человека бывают случаи, когда нужно оказаться в нужное время и в нужный момент и соответственно суметь воспользоваться представившимся шансом.

— А когда-нибудь слышал свою характеристику как игрока лично от Бескова, выделял ли он в тебе какие-либо качества, призывал, на что надо обратить внимание?

— Конкретики не было, общие замечания и пожелания — да. Моя задача была — как можно больше впитывать на установках, разборах, тактических занятиях. Я старался выполнять предъявляемые требования, делать все на совесть, и мне за сравнительно небольшой срок удалось значительно прибавить в умении. Впрочем, надеюсь, что мне удается совершенствоваться и сегодня.

— При этом произошла переквалификация из нападающего в полузащитника…

— Когда пришел на тот просмотр, среди нас оказалось много нападающих, но не было левого хавбека. Встал вопрос: кто может сыграть слева? Вышла заминка, поскольку все молчали. Тогда я просто сказал: давайте попробую. Хотя с левой ногой в то время была просто беда. Но другого пути не было. Если не буду слева играть, шансы резко сократятся, конкурентов впереди слишком много было. Одна двусторонняя игра не позволила бы себя показать чисто физически, ведь сразу пять-шесть нападающих не поставишь.

— Когда ты понял, что футбол — это профессия?

— Наверное, когда перешел в «Динамо». Когда удалось попасть в основную обойму игроков, ведь сначала меня взяли в дубль с перспективой на то, что пойдет — хорошо, а нет, так через два года армии оказался бы в том же «Асмарале». После того, как меня стали рассматривать не как массовку, а игрока, подающего надежды, тогда и понял. А когда стал еще и зарабатывать серьезные деньги, до конца осознал, что это не только удовольствие.

— Мы здесь посчитали, и оказывается, ты — старожил, ведь в нынешнем «Динамо» дольше тебя никто не выступает…

— В «Динамо» я с 1995 года — уже восьмой сезон. Хотя по большому счету в основном составе я закрепился в 1999-м, а четыре года проходил обкатку. После ухода Бескова главным стал Адамас Соломонович Голодец, он больше доверял сложившимся игрокам, молодежь подпускал, но очень дозированно. Весьма ревностно относился к ошибкам — стоило неудачно выступить, и на следующий день можно было легко отправиться в дубль. Если проводить аналогию с баскетболом, то в эти годы я был как бы шестым игроком, который всегда имел право выхода на замену.

— Но ты сыграл в финале Кубка России в 1995 году.

— Так получилось, что в нашей команде несколько игроков были заиграны за другие клубы именно в розыгрыше Кубка и не имели права выступать в этом турнире. Плюс обрушившаяся эпидемия травм, и вот он — шанс. Меня поставили в состав, грубо говоря, бросили под танк. Спасешься — молодец, нет — извини.

— Восемь лет в «Динамо». Можно сказать, что в душе уже все «бело-голубое»?

— В принципе да. У меня на первом месте «Динамо». В 1999 году мог уйти в «Зенит», договоренность такая была, но в итоге остался в «Динамо», без этого клуба я себя не мыслю.

— А что, предложение было хорошее?

Александр Точилин— У меня заканчивался контракт, и питерцы раньше на меня вышли. В «Динамо», не знаю почему, все оставляют на последний момент, вот сезон закончится, тогда и будем разговаривать. А «Зенит» делал все заранее, как на Западе, начали вести переговоры за полгода до истечения контракта. Вот они первые ко мне и обратились. А от «Динамо» ни слуху ни духу. Я подумал: может, уже не нужен? И готовился стать питерцем. Но в самый последний момент состоялся разговор с Николаем Александровичем Толстых, он убедил меня остаться.

— Тебе удалось поработать с разными тренерами, кого из них мог бы выделить?

— Выделю всех. Каждый из них дал что-то свое, вложил частичку себя. Со всеми тренерами у меня были хорошие рабочие отношения. Ну, о Бескове мы уже поговорили, он стоит особняком. Ярцев, например, в плане игровых действий здорово меня подготовил, Газзаев поражал максимализмом, он заряжал нас своей энергией. Хотя работать с ним было не просто. Среди игроков даже ходила шутка: год с Газзаевым считать за три.

— Теперь как бы лыко в строку. Ни один из тренеров, приходивших в «Динамо», не скромничал, не занижал свои цели. Никогда не шла речь о том, чтобы занять место в десятке, все декларировали намерения биться за призовые места. Но изнутри-то было видно, что предпосылок к этому нет, что нужно быть реалистами?

— Да, и перед этим сезоном тоже собирались бороться за серьезные места, и даже провели сумасшедшую селекционную работу, но на сборах было видно, что команде будет непросто. Тренер ведь тоже по большому счету наемный рабочий, он иногда против своей воли может и пообещать кое-что заведомо невыполнимое.
Я уже иногда задумываюсь, что возраст-то подходит, надо бы что-нибудь и выиграть. Нередко мысли о переходе в другой клуб посещают, особенно после неудачных матчей.

— В случаях, когда желаемое так резко расходится с действительностью, люди ведут себя по-разному: одни смиряются, другие просто уходят, третьи — пытаются «переделать мир» под себя. Ты какую линию поведения предпочитаешь?

— Под себя подстроить такой клуб, как «Динамо», тяжело (смех). Но по крайней мере стараюсь прилагать максимум усилий. Что-то может не получаться по игре, а в плане самоотдачи «Динамо» всегда отличалось этими качествами.

— Ты в этом году капитан команды. Тебя выбрали?

— В начале года выбрали Андрея Кобелева, а я вице-капитан. Так как он получил травму, повязка автоматически перешла ко мне.

— Что для тебя капитанство?

— Ответ неоригинальный — ответственность. Те же болельщики, когда видят тебя с повязкой, начинают относиться к тебе совсем по-другому. Бывали матчи, когда с трибун доносилось: ты же капитан, сделай что-нибудь. Становится непозволительно играть ниже определенного уровня.

— У тебя со всеми тренерами складывались хорошие рабочие отношения. Но ведь капитану иногда приходится выступать от имени коллектива, а коллектив не всегда всем доволен. Получается, что ты, с одной стороны, выражаешь мнение масс, а с другой — тебя нужно строить отношения с руководством.

— Поэтому иногда капитанские обязанности бывают в тягость. Вроде и команда тебя подталкивает защищать ее интересы, а руководство, в свою очередь, надеется на то, что я выражаю его интересы в команде. Хотя я все-таки ближе к игрокам. Иногда приходится идти, ну, не на конфликт, а занимать жесткую позицию. Когда в середине сезона произошла смена руководства, сложилась непонятная ситуация: новые начальники объявили, что нынешний сезон потерян, и соответственно отменили все предыдущие договоренности, например, по системе премиальных. Те люди вам обещали, с них и спрос. Пришлось идти разговаривать от имени ребят, искать какой-то компромисс.

— А ты конфликтный человек?

— Я очень не конфликтный. Всегда до последнего пытаюсь не обострять, решить мирно. Хотя, наверное, в запале могу натворить дел. Бывают иногда «затмения», неадекватные реакции. Может быть, от обиды, упрямства. Вообще я упрямый человек, от этого иногда страдает моя жена. Правда, упрямство касается в основном мелочей, но если упрусь, то все, ни шагу назад.

— За последние годы «Динамо» существенно утратило свои позиции. У тебя не возникал вопрос: а что я здесь делаю? Ведь есть другие клубы, которые решают важные турнирные задачи, в которые тебя наверняка звали.

— Я по натуре домосед. Пусть плохо, но оно все равно родное. Грубо говоря, и дай Бог этого не случится, пока отсюда не попросят, не хотелось бы покидать «Динамо». Хотя бывают разные обстоятельства. Дело еще в том, что я с детства болел за «Динамо», это мое родное.

— А игроки какие в юности нравились?

— Предпочтение всегда отдавал техничным футболистам. Особенно когда попал в «Асмарал», первый раз воочию столкнулся с Гавриловым. Это действительно тот футболист, на кого хочется быть похожим. Но понимаю, что я иного склада игрок.

— У нас в принципе футбол далек от народа. Болельщики совершенно не влияют на клубные дела, клубам часто наплевать на болельщиков. Но тем не менее, ты же видел, как число зрителей на трибунах вашего стадиона уменьшается и сегодня оно ничтожно мало. Что ощущаешь в такие минуты?

— Выходишь на поле, видишь пустые трибуны, в такой момент понимаешь, что играешь только для себя, это становится работой, ты ее выполняешь и получаешь за нее деньги. Да, конечно, зрители дают вдохновение, приятно, когда на нас приходит хотя бы тысяч десять, когда они поддерживают тебя, переживают. Сразу меняется настрой, ноги несут по-другому. Я даже с Роланом Гусевым разговаривал по этому поводу, он рассказывал, что сегодня в ЦСКА при поддержке болельщиков буквально летаешь по полю, не то, что было в «Динамо», когда придет полторы тысячи, и они тебе еще расскажут о том, какой ты «хороший» футболист. Мало того, что эти выпады выбивают из колеи, начинаешь на них реагировать, и становится не до футбола.

— Когда попал в профессиональный спорт, какие цели поставил перед собой?

— Сначала была задача закрепиться на этом уровне, играть во взрослый, мужской футбол. Потом хотелось стабильно выступать за основной состав, затем голы захотелось забивать и в сборную попасть. Образно говоря, становился на очередную ступеньку, и уже видна была следующая. Я такой человек, что пытаюсь реально оценивать свои возможности, хотя бывают моменты, когда хочется помечтать о «Барселоне», например.

— Могут быть разные мнения о классе игрока. Но, наверное, в одном все сойдутся: Александр Точилин — это боец, который никогда не опускает руки. Согласишься с такой формулировкой?

— В принципе да. Меня трудно отнести к техничным и забивным футболистам. А вот по характеру, да, не люблю проигрывать, не люблю уступать. Даже если соперник сильнее.

— Это качество врожденное или воспитанное?

— Пожалуй, врожденное. Хотя впоследствии и развитое еще более.

— Были матчи, на которые ты выходил с боязнью или обреченностью, осознавая, что соперник заведомо сильнее?

— Обреченности нет никогда. Есть такие команды, которые превосходят твою по классу. Понимаешь, что кроме выдающейся самоотдачи им противопоставить что-либо сложно. Иногда даже этого хватает, чтобы не проиграть. В прошлом году играли с «Глазго Рейнджерс», средняя европейская команда. Мы не уступили им в самоотдаче, беготне, настрое. Но вот в мастерстве они на голову выше. В играх с такими командами понимаешь, где они и где мы. И если кто-то, сомневаясь, поговаривает о полезности еврокубков, то это неправильно. В поединках с европейскими клубами мы может оценить себя, определить, насколько мы отстаем, правильно ли развиваемся.

— Тебе кажется, что наш футбол развивается?

— Я считаю да. И то, что в этом году неудачно выступили, это где-то стечение обстоятельств. Там не свезло, здесь не по делу проиграли. Взять хотя бы ЦСКА, да они по классу «Парме» уступают, но к успеху были ближе, им по силам было пройти дальше в Кубке УЕФА. Не повезло.

— Что все-таки за команда «Динамо» сегодня? То она в прекрасном стиле обыгрывает ЦСКА, то без боя сдается кому-нибудь из аутсайдеров.

— В этом году «Динамо» заложило первый камень в фундамент будущего. В основу той команды, которая будет на следующий год, но если ничего не разломают, оставят костяк. Мы показали — у нас есть высокий потенциал. Еще во многом важна психология, пока не умеем мы должным образом настраиваться на всех соперников без исключения. На ЦСКА да, проблем с эмоциональной заряженностью нет, а вот другие клубы…

— Но помимо эмоций еще же есть и умение. Вот, например, тайм в матче с ЦСКА или игра с «Торпедо» показали, что мастерства-то достаточно. А в следующем поединке люди на себя не похожи, невольно задумаешься: как же так, вчера были в порядке, а за три дня все растеряли. Ведь так не бывает…

— Наверное, это и есть непредсказуемость футбола. Иногда пробелы в умении пытаешься компенсировать самоотдачей, настроем. И вообще бывают дни, когда все получается, а на следующий матч какой-то ступор. Трудно однозначно ответить на этот вопрос, потому что существует много подводных камней, о которых говорить не хотелось бы, да и незачем, это издержки профессии. Да и в этом году мы по большому счету начинаем только сыгрываться.

Александр Точилин— Есть и положительные моменты. Например, в отличие от некоторых других клубов «Динамо» пригласило очень квалифицированных легионеров…

— Да и вообще, они хорошо говорят по-русски, адаптировались быстро. Иногда тот же Короман любит поиграть на себя, и поначалу были небольшие трудности, но теперь он понял, приспособился. Я как капитан разок другой подсказал по-дружески, после игр, на разборах. Но это процесс не быстрый, на словах Огнен все понимает, на поле иногда все равно делает по-своему. Ну, это рабочие моменты. Наверное, это в крови, юги вообще любят себя показать. А чехи — ребята замечательные, нормально реагируют даже на шутки про 1968 год и наши танки в Праге.

— Какой стиль тебе ближе — игровой или силовой?

— По духу мне нравится комбинационный футбол. Но считаю себя универсальным игроком (может быть, это не совсем скромно), могу под любую систему подстроиться, и в длинные передачи играть, и в «стеночки». Для нашего чемпионата хватает и сил, и умения, и «мозгов».

— К вопросу об уровне чемпионата: в этом году так сдал «Спартак» или подтянулись остальные?

— Безусловно, сдал «Спартак». Думаю, что «красно-белые» двухгодичной давности выиграли нынешнее первенство страны, с проблемами или нет, не знаю, но первыми были бы. Та команда была сильна, и европейская осень 2000 года это подтвердила. Они доказали, что могут обыграть любой великий клуб. Потом начались внутриклубные проблемы, дальше все известно. Хотя отдать должное стоит и железнодорожникам. Стабильность во всем — вот их положительная черта.

Илья КУКИН, Михаил СТРОГАНОВ. Журнал «2х45»



ПРЕОДОЛЕВАЯ ТРУДНОСТИ
Fcdin.com, 08.02.2009
Его фамилию редко скандируют трибуны и фанаты не печатают его портрет на своих майках. Нет у Александра Точилина и многих других атрибутов присущих современной российской футбольной «звезде». Но есть нечто большее, что можно оценить не сразу и порой не всегда. 14 сезонов и почти 300 матчей, проведенных с динамовским ромбиком на груди — это не просто цифры из биографии игрока, это целая футбольная жизнь. Жизнь, проведенная в «Динамо»... Подробнее ››

«ВОР ОТ МЕНЯ УШёЛ НАРЯДНЫМ»
«Спорт-Экспресс», 03.04.2009
В его жизни было все — от работы в сосисочном цехе до вызовов в сборную. Несколько месяцев назад Александр Точилин завершил карьеру, став тренером в школе той самой команды, где провел 14 лет. Начал он играть за московское «Динамо» в дырявых кедах — закончил уважаемым человеком. Почти легендой. И рассказывает о «Динамо» подробности, какими не радовали корреспондентов игроки этого клуба давно... Подробнее ››

ОДНАЖДЫ В СБОРНОЙ РОССИИ
Sports.ru, 28.06.2009
45 минут в матче, завершившемся одним из самых нелепых поражений российской сборной — этим началась и закончилась международная карьера Александра Точилина. Сейчас он рассуждает о футбольной судьбе, с благодарностью вспоминает всех до одного своих тренеров и готовится в будущем стать их полноправным коллегой... Подробнее ››

«ЕСЛИ БЫ МОГ В 19 ЛЕТ КУПИТЬ СЕБЕ «ЛАМБОРДЖИНИ», ТО КУПИЛ БЫ»
«Соккер.Ру», 27.05.2010
На мою просьбу об интервью Александр Точилин согласился без промедления. Легенда московского «Динамо» в его российской части истории сейчас трудится в детско-юношеской футбольной школе «бело-голубых», постигая тренерское искусство. Планы у него самые амбициозные, а начальная ступень в виде детского тренера его ничуть не смущает — надо же с чего-то начинать... Подробнее ››

ПЕРВАЯ ОЛИМП НЕОФИЦ ДАТА МАТЧ ПОЛЕ
и г и г и г
1           29.03.2003    АЛБАНИЯ - РОССИЯ - 3:1 г
ПЕРВАЯ ОЛИМП НЕОФИЦ  
и г и г и г
1
на главную
матчи  соперники  игроки  тренеры
вверх

© Сборная России по футболу


 
Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru